Category: природа

Category was added automatically. Read all entries about "природа".

Сад непрерывного цветения

Алла ВОЛЫНКИНА *

Если в момент нашего рождения где-то на небесах отмеряется нечто, что затем наполняет нашу жизнь энергией и витальностью, значит, кто-то из родившихся 26 августа явно недополучил положенного. Потому что всё это богатство досталось другому младенцу. Было ли это ошибкой небесной канцелярии или строго продуманным планом свыше, но младенец Татьяна оказался одарен этими ценными качествами сверх меры.

Я знакома с Татьяной Ивановной ПРОКОПАВИЧЕНЕ относительно недавно – около восьми лет. Собственно, с того момента, когда она пригласила меня работать на телеканале «Губерния». Многие из представителей журналистского сообщества Самары знают ее гораздо дольше – она много где работала, и повсюду ярко. Мои первые впечатления о ней были телезрительскими. Запомнила и ее длинную нездешнюю фамилию, и нездешнюю (в смысле, несамарскую) внешность: строго, стильно, черно-бело, ни капли местной избыточности в облике. Она и была нездешней – в 1989-м приехала в Куйбышев из Литвы.


[Spoiler (click to open)]
Я давно заметила, что некоренные самарцы, за редкими исключениями, гораздо моторнее нас, местных. Они видят городскую жизнь свежим глазом, они свободны от ее родственных уз и простроенных иерархий. Они вторгаются в нее смело и начинают преображать.
Не буду перечислять места работы и должности Татьяны Ивановны ее самарского периода. Это можно найти в любых источниках. Я пишу только о своих впечатлениях.
Готовя этот материал, я решила записать в столбик сферы увлечений и занятий Татьяны Прокопавичене, которые мне известны из нашего общения. Разумеется, помимо ее работы в качестве заместителя директора Самарского областного вещательного агентства, главного редактора радио «Губерния» и члена Общественной палаты Самарской области. У-ф-ф-ф-ф…
Где-то на седьмой строке столбика, в которой значилось садоводство, я сломалась. Если вы думаете, что увлечение садом и огородом в ее случае сводится к банальным огурцам, вы жестоко ошибаетесь. И здесь эта женщина проявляет себя удивительно. В ее саду растет примерно всё. Однако она выписывает из разных стран всё новые неведомые семена, и, что самое поразительное, из этих семян на ее даче произрастают овощи и фрукты. Многие ли из вас пробовали капусту пак-чой? Вот-вот. А Татьяна Ивановна собирает урожай этой экзотической капусты. Как она успевает всё это сажать, поливать, рыхлить и прочая, моему воображению недоступно.
Да, вы мыслите в правильном направлении – всё выращенное нужно как-то использовать. И здесь раскрывается еще один талант этой женщины – кулинария. Когда я в первый раз услышала, что поднимается Татьяна Ивановна в 5 утра, чтобы приготовить обед до работы, мне, классической «сове», стало не по себе. И в этой аппетитной сфере нашей жизни Татьяна Прокопавичене не идет банальным путем. Она экспериментирует со вкусами и ингредиентами. Одни только ее пересказы рецептов могут довести до умопомрачения: как-то раз я захлебнулась слюной, слушая про карпа по-литовски.
Когда вы в последний раз чему-нибудь учились? Правильно, лень. А ей, заслуженной-презаслуженной, не лень. Татьяна Ивановна учит английский. Очно и онлайн. Постоянно. Смотрит фильмы без дубляжа и читает в оригинале. Про книжки мы с ней можем говорить, пока не остановят дела. Делимся находками и впечатлениями. Мне смешно слышать, когда люди в ответ на вопрос, читают ли они книги, говорят «нет времени».
Я почти не удивилась, когда в одной из бесед услышала от Татьяны Ивановны, что она некоторое время училась в консерватории на пианистку. Я просто устала удивляться. Мне, консерваторке, услышать это было страшно приятно. Оказывается, Таня Прокопавичене отучилась в Вильнюсской консерватории первый семестр. До поступления она, что называется, подавала надежды, и в ее биографии имеется симпатичный факт – исполнение фортепианного концерта Грига с оркестром под управлением Саулюса Сондецкиса. На минуточку.
Перед самой первой студенческой сессией Таня сломала запястье. И это стало поворотной точкой ее профессиональной судьбы. Стрелка указала на журналистику.
По словам Татьяны Ивановны, ее консерваторские педагоги предупреждали девочку, что с ее миниатюрной ладошкой ей будет сложно делать карьеру пианистки. Даже октаву брать проблематично. Перелом руки снял эту дилемму. Но я уверена: если бы этого не случилось, Татьяна Прокопавичене обязательно бы что-нибудь придумала и добилась своего: ее рука брала бы не только октаву, но и дециму. Мы же помним про небесное распределение энергии и сил? В данном случае ее небольшой рост прямо противоположен ее большому упорству.
Сложно поверить, но я ни разу не видела этого человека поникшим или усталым. Хотя всё это вполне свойственно людям с ненормированным рабочим днем. Она приходит на работу, словно только из отпуска: улыбаясь и бодро здороваясь со всеми. Хотя в отпуск ходит крайне редко. Один из ее секретов – сложная китайская гимнастика, которую она неуклонно выполняет каждый день. Но признайтесь, самарские сибариты: многие ли из нас способны строго следовать добровольно заведенным правилам? А Татьяна Ивановна еще как способна.
Совершенно закономерно, что у талантливой матери чрезвычайно талантливый ребенок. Дочь Татьяны Ивановны Вика Прокопавичюте входит в сотню лучших художников-дизайнеров мира. В ее портфеле Венский университет прикладных искусств, персональные выставки в странах Европы.
Рабочий день Татьяны Прокопавичене разнообразен, как ее огромный сад, если будет позволено такое вольное сравнение. Несколько радиоэфиров, в том числе и прямых: разные темы, разные собеседники, только успевай переключаться. Она успевает. Совещания, деловые поездки, разговоры на всевозможных уровнях – от больших чиновников до начинающих репортеров.
Эта маленькая женщина великолепно водит свою большую машину. В редкие и короткие выходные устремляется далеко за город к своему пышному саду. Есть у специалистов термин – сад непрерывного цветения. Это когда с ранней весны до поздней осени одни цветущие растения передают эстафету другим, и сад всегда живой и роскошный. Это и про сад Татьяны Прокопавичене, и про ее жизнь тоже.
Где та волшебная кнопка, которая включает в этом человеке пятую скорость? Разумеется, мы об этом не узнаем. Но в канун ее юбилея искренне желаем, чтобы эта кнопка и дальше работала бесперебойно. Потому что у Татьяны Ивановны Прокопавичене, как всегда, большие планы и очень много дел.

* Журналист, шеф-редактор программы «Утро губернии».

Опубликовано в «Свежей газете. Культуре» от 26 августа 2021 года, № 15–16 (212–213)

Самара в лунном свете

Зоя КОБОЗЕВА *

Плюх подошел к глубокой луже, нагнулся над ней и увидел в воде желтый круг.
– Это луна, – ответил он.
– Ну, какой же ты глупый! – рассмеялась лиса. – Луна на небе одна, а круги – в каждой луже. Неужели ты не понял, что это головки сыра?!
– А почему сыр лежит в воде? – удивился Плюх.
– Чтобы он не засох, – нашлась лиса. – Не теряй времени, Плюх! Бери сачок и вылавливай столько головок сыра, сколько сумеешь унести! Желаю тебе удачи!
Баллод И., Румянцева И. Г. Про маленького поросенка Плюха

Те, кто еще не забыл, как родители возили их на санках из пункта А в пункт Б на одеялках и плюшевых подушках, укутанных поверх цигейковых шубеек пуховыми платками, да с заткнутыми дедушкиным клетчатым носовым платком ртом и носом, да еще с кушачками из старых галстуков, помнят: луна, как голландский сыр, катится по морозному небу за санками весь путь, из пункта А в пункт Б, не отстает.

[Spoiler (click to open)]
Снег скрипит. Наступает Новый год! А вместе с Новым годом – Рождество. И тогда того и жди, что вслед за чертом из трубы какой-нибудь уютной «хрущевки» на Революционной вылетит Солоха в разноцветном платке и душегрее.
С нечистой силой в Самаре много связано. Даже такие экскурсии есть в городе, которые повествуют, где, в каком историко-культурном объекте старого города, притаилась нечисть. Только-только забредаешь к старообрядческой церкви, чтобы рассказать студентам об указе о веротерпимости и «Деле бузулукского мещанина Вакха Пименовича Копанкина», который сдавал хлыстов жандармам, а тут, в темноте двора, стоит народ и слушает городские страшилки и легенды.
Ух, боязно-боязно в ночи, особенно когда горит одинокое окошечко в реставрируемом памятнике архитектуры. А из-под ног в разные стороны так и шныряют дивные рыжие и черные коты – считай, «Майская ночь, или Утопленница». Сразу видно: не коты это, а злая мельничиха – мачеха, обернувшаяся кошкой! Они же, эти коты, безмолвные, замрут в окне старого дома, среди герани притаятся и глазищами своими соединяют миры: старожильский-старосамарский и новый, который так себе, из понаехавших…
Вся прелесть нашего города в том, что он старым местом не исчерпывается. Змеищей вытянулся город вдоль реки. Голова – в Самарке, хвост – в Соку. Так и лежит она, змейка, с Сокольих гор свесившись. И вот где-то на середине ее изумрудного тельца был раньше поселок Яблонька. Плакали дачники, когда эти места захватывал разраставшийся каменный город. Раньше ведь как: после поляны Фрунзе заканчивался обжитой мир города и начинался лесной, дачный мир. Кружевели в звездном небе яблоньки. Летали над ними летучие мыши. Горели керосинки в домиках, увитых виноградом. Особый мир, в дубовых лесах сокрытый, но над рекой древней, вдоль ее берега, вдоль гор, мир полный тайн лесных.
И в этой Яблоньке жило-было озеро Шишига. Ох, сколько же девочек мамы расчесывали, непослушные колтуны раздирали и приговаривали: «Сиди смирно, а то будешь как Шишига!» Потом девочки становились взрослыми и бежали в парикмахерские стричь челки, делать «химии». А мамы в ужасе ахали: «Как Шишига ведь стала!» Вот так все у нас в Самаре: если тащишь много сумок – старательная хозяюшка; муж на печи, а ты тащишь в двух руках – то «как Пиня»! А если от усталости этой бабьей, от забот этих многотрудных разлохматишься – то «как Шишига»!
В мифологии русских крестьян Шишига, или Шишок, – нечистая сила, шишимора-кикимора. Тех, кто знается с нечистой силой, тоже так называли: «шишиги». А в некоторых местностях шишигами называли русалок, которые сидят на берегах и расчесывают свои косы. И у нас также.
Рассказывали, что пошел один рыбак порыбачить на озеро, которое за улицей Ташкентской. Глядь – а там на кочке Шишига сидит и заплетает волосы в косичку. Заметила Шишига мужичка с Ташкентской, испугалась, нырнула в воду, а гребень, которым волосы расчесывала, оставила на кочке. Рыбаку гребень приглянулся. Он забрал его с кочки и принес домой, в новенькую 16-этажку, которая как раз вдоль трамвайной линии расположена.
Вечером, как только всё семейство рыбака улеглось спать, зажужжал лифт. Зажужжал и остановился. Кто-то босыми пяточками прошлепал к двери мужика. И позвонил. «Кто там?» – спросила жена рыбака. И в тишине Шишига жалобно стала умолять рыбака вернуть ей гребень. Рыбак – весь в холодном поту от страха. Жена грозно смотрит. Что за такая Шишига? Разве она поверит в Шишигу? Замирая, выбросил рыбак гребень в окно. Шишига бросилась за ним, схватила проворно и убежала в озеро. Так и бежала она через трамвайную линию: задорная, с косами распущенными, в мокрой рубашке, босая. Добежала и нырнула в озеро.
С Демократической не видно ни озеро это, ни Шишигу. Но если повернуть в сторону Московского шоссе, то можно забрести на его бережок. Там все самарские шишиги собираются, непослушные девочки, которые капризничали, когда их мамы расчесывали. Сидят самарские шишиги на кочках и гребешками сами свои косы расчесывают…
Вот куда нас завел «голландский сыр» – луна! А вообще-то, в древнерусской изобразительной традиции конусообразная, заостренная голова являлась отличительной особенностью бесов. С волосами шишом, то есть зачесанными кверху, изображались бесы в древнерусских иконах. И чёрта в русских говорах называли иногда «шиш», «шишко». А у нас такая голова – сразу за озером Шишигой, внизу у Волги, Лысая гора.
А как же там, в окрестных лесах, леший ближе к утру распевает! Носится леший по тем лесам как угорелый, в ладоши хлопает, хохочет, аукает, свистит, плачет, особенно к петухам неистовствует, сидишь у окна и никак не поймешь: то ли птицы такие диковинные раскричались, то ли сороки, то ли сойки? А это леший наш сорокинский. Стада белок погоняет. Иногда они, ошалев от своего лесного хозяина, при свете луны забегают даже до улицы Советской Армии, забыв всякий страх перед человеком, скачут по крышам, прыгают по балконам, часть их в Загородном парке остаются. Там белки-бельчата засыпают, умаявшись. А как утро наступит – мирные горожане идут их хлебушком и семечками кормить. Кормят и не подозревают, что это ночные подчиненные самарской лесной нечисти.
Как луна катится по городу, в каком направлении, спросите вы? Да как ей заблагорассудится! Лично я думаю, что луна самарская живет в озере Шишига. Лишь только наступает ночь, она выкатывается на крышу нового стадиона. Перепрыгивает с нее на вышку «Орион». Потом перешагивает на разноцветную мигалку телецентра на Советской Армии. С нее кубарем катится на шпили костела. С них сваливается на кирху. С кирхи, задев боком земной шар на Главпочтамте, с плеском рушится в Волгу, чтобы рассыпаться блестящими рыбьими искрами по всему подлунному миру…
***
А еще луна освещает дома, в которых не спят, потому что переживают за своих родных и близких. Не только ведь всё как в сказке в нашей самарской жизни. И в исторической науке тоже не бывает всё как в сказке. А история создается не только в кабинетах великих людей.
Если вслед за луной последовать от площади Революции по улице Куйбышева к Самарке, то в одном старинном доме можно найти дверь, ведущую в мещанскую управу города, вернее, в то место, где раньше была мещанская управа. Все события в жизни горожан оказывались рано или поздно в делопроизводстве этой управы. Мещанские служащие их подклеивали в толстые тетради или переписывали. А после революции все эти документы о жизни горожан попали в архив. В том числе и одно письмо, которое писал какой-то непутевый сын своей матери в Самару.
«Дрожайшая родительница и милостивая государыня маминька Анна Михайловна!
Свидетельствую Вам своё глубочайшее почтение
прошу я вас любезная маминька чтобы вы не отреклись наградить меня своим заочным родительским благословением которое может существовать по гроб моей жизни
Любезной моей сестрице Александре Констиновне свидетельствую я Вам глубочайшее почтение и низко склоняюсь любящим моим единоутробным братцем Якову Константиновичу и Павлу Константиновичу
Любящая маминька
Я верно знаю что вы не имея обо мне через несколько лет никакого известия и находитесь в отчаянии о моей жизни правда что я во время моего странствия претерпевая великие нещастии но при том лишившись дрожайшего своего родителя и придавши его земле 1836 го года января 2 дня… был приведен в худое состояние даже доходил до бешенства потому что больше думать мне другого ничего как только что я опять должен препроводить нищанскую жизнь свою в каземате если бы родитель мой был теперь в живее то может быть и я освобождён был бы … А что теперь касается до освобождения того я не знаю потому дело моё состоит за сенатом. Ав продолжении сего времени как я сижу в каземате с 1853 года марта месяца выступил из Астрахани под строжайшим караулом в ножных и ручных оковах. А на упродовольствие наказанным выдаётся в сутки 5 коп. серебром на хлеб и на привару. Аодежды казённой не дают ни нитки. А хлеб здесь 12 коп. ассигнац. за фунт. И так… голодаем. И при сём случае прошу Вас Дражайшая родительница имею я крайнюю нужду в деньгах и прошу Вас покорно пришлите мне сколечко нибудь денег ещё прошу я вас любезная маминька уведомите меня насчёт моих братьев при какой должности они находятся А ещё насчёт сестрицы за кого она отдана замуж и в какое место и как ея зовут супруга и пропишите мне все обстоятельства подробно а ещё получили от моего хозяина контракт шкатулка с инструментом золотарным… ещё прошу уведомить нащёт дедушки Петра Иванова и бабушки Федосьи Степановны что они живы или нет попрошу уведомить меня но при том ещё надеюсь что буду освобождён по манифесту только затем ещё содерживаюсь под арестом пока из сената придёт моё дело При конце сего письма писать… более непредвижу Остаюсь жив и здоров навсегдашний покорнейше сын Ваш/Иван Константинов Уланов если будете писать письмо пошлите в Ставропольскую губернию в г. Кизляр Его благородию Алексею Павловичу смортителю тюремного замка с передачею Ивану Константинову Уланову… 1857 го января 27 Любезный сын Иван Уланов» **.
Какое дело равнодушной Луне и холодной Истории до этого Ивана Уланова, писавшего в Самару маменьке своей письмо более ста лет назад? Но город – это не только официальная история, официальные даты и официальные памятники. Город – это еще луна, освещающая своим волшебным светом легенды, мифы, забытые озера, исчезнувшие поселки, районы и забытых маленьких героев большой истории, горожан, с их подлунными горестями и радостями, которые что сто лет назад, что сейчас – одни и те же…

* Доктор исторических наук, профессор Самарского университета.
** Сохранены орфография и пунктуация оригинала.

Опубликовано в «Свежей газете. Культуре» 24 октября 2019 года, № 19 (169)

Дыша цветами и туманами

Елена ШИШКИНА
Фото автора

Как и большинство людей, решивших завершить карьеру и перебраться ближе к природе, ПОГОДИНЫ долго и тщательно выбирали дом. Остановились на уже готовом – в Солнечной Поляне, почти на опушке заповедного леса. Два этажа и небольшой участок с перепадом высот. Кто бы думал, что через несколько лет из всех комнат дома супругам останутся для жизни небольшая кухня и гостиная. А выселили их с законно приобретенной недвижимости травы и куклы.

[Spoiler (click to open)]
Елена и Сергей – из тех удивительных пар, что и в самом деле живут душа в душу. Елена мастерит кукол и фитогобелены, муж Сергей во всем помогает и искренне восхищается жениным творчеством. Он и сам увлечен резьбой по дереву, но все-таки травам и цветам в доме отданы все красные углы. Второй этаж дома, по сути, превратился в музей: здесь собраны самые яркие работы Елены, а за многие годы она перепробовала создание кукол в самых разных техниках. Были в ее жизни тряпичные куклы в народных традициях – скрутка или мотанка (бесшитьевые). Много работала мастерица с вышивкой и лоскутным шитьем.
Но то, что особенно поражает в доме Погодиных – это густой аромат трав. Травоплетение, ткачество из лыка, джута, из различных растений – особые увлечения Елены Погодиной.
Могло ли быть иначе в заповеднике? Когда Погодины только перебрались на Солнечную Поляну, они сразу решили, что не будут превращать свой сад в образцовое приусадебное хозяйство, расчерченное ровными рядами грядок и засаженное исключительно плодово-выгодными растениями. Сад Елены и Сергея на первый взгляд кажется заросшим, нетронутым хозяйской рукой, больше лесом, чем садом. Но именно он – основной источник трав для кухни и творчества Елены. Кухни – потому что куклы и гобелены из цветов и трав родились от желания хозяйки украсить бесчисленные пучки и охапки трав, которые здесь заготавливают на зиму и ароматами которых пропитан весь дом.
На кухне Погодиных огромные, на два литра, заварочные чайники – главные предметы утвари. В доме давно не пьют других чаев, кроме травяных, причем из трав, собранных собственноручно здесь, в заповедных Жигулях, или выращенных в саду. Для чая выращиваются монарда, лофант, исоп, ледяная мята, шалфей и некоторые другие травы...
– Основу для чая беру из мягких трав. Это может быть трава иван-чай или липовый цвет, а затем добавляются более насыщенные травы малыми порциями. Хорош рецепт чая: липа, лофант, ледяная мята и веточка тимьяна.
Многочисленные гости любят посидеть под раскидистым деревом, греясь чаем холодными вечерами, ведь даже в самые знойные летние дни в заповеднике, едва солнце зайдет за горы, спускается с Жигулей зябкий воздух, и без чашки горячего чая и шерстяных носков здесь не обходится ни один июльский вечер. Есть у Елены и чаи для жаркого полдня, для добрых друзей и сварливых соседей.
– Можно ведь и такую травку в чай положить, от которой ночью не заснется! Будет у соседа время подумать, стоит ли жену обижать!
Впрочем, плохие люди в дом Погодиных заглядывают нечасто. Зато дорожку сюда не забывают местные ребятишки. Елена ведет занятия для школьников в местном клубе. Группы небольшие, по шесть человек, встречаются в мастерской или в саду Елены по выходным. В каникулы ребята посвободнее, и поэтому занятий летом больше. Для малышей Елена делает заготовки, им непросто от начала до конца за одно занятие закончить куклу, а важно вернуться домой с новым любимцем, показать всем домашним новую работу, похвастать друзьям, наиграться досыта.
Елена работала педагогом и вела в школе уроки домоводства. Мамочки с радостью отправляли к ней дочерей, зная этот ее принцип – любая работа должна быть полезной, не рукоделие ради рукоделия, но красивая, полезная обновка для девочки. Все, что школьницы готовили и шили на ее уроках, шло в дело, с удовольствием носилось и съедалось.
Взрослые тоже приходят на мастер-классы. С ними можно смастерить что-то посерьезнее, например, фитогобелен. Такие душистые и живописные коврики из трав живут в доме по нескольку лет, некоторые даже зимуют у Погодиных под открытым небом. Елена рассказывает, что травы, если они запылятся, можно сполоснуть водой и снова подсушить.
Все увлечения Елены существуют на уровне увлечений, так и не став бизнесом, поэтому гостями Погодиных часто становятся случайные прохожие, туристы, приехавшие в заповедник, те, кому кто-то где-то когда-то рассказал про удивительный дом и его хозяев.
Единственный сын Погодиных успешно ведет бизнес в Москве. Работая над созданием программного обеспечения, он пытается привить родителям компьютерную грамотность, но пока хештег, инстаграм, целевая аудитория для Елены просто слова.
– Сын говорит: «Помнишь, как ты учила меня завязывать шнурки? Говорила: сам, давай сам! Я плакал и завязывал! Так что давай, учись теперь вести группы и продвигать странички!» Но пока я только смогла завести страничку во «ВКонтакте».
Там и можно договориться с Погодиными об экскурсии по дому или мастер-классе и даже чаепитии. Дорога от Самары до Солнечной Поляны неблизкая, но сегодня все больше людей едет в заповедник, некоторые приезжают не просто сделать пару селфи на Стрельной или прогуляться до Каменной чаши, но чтобы пожить в этих удивительных местах. Снимают дома у местных – кто на выходные, а кто и на пару недель. Есть любители сельского уюта: так, чтобы и туалет во дворе, и вода из колодца. Вот для таких очарованных деревней странников и заваривает летом свои чаи Елена Погодина.

Опубликовано в «Свежей газете. Культуре» 29 августа 2019 года, № 15–16 (165–166)