Category: недвижимость

Category was added automatically. Read all entries about "недвижимость".

Смерть Одесского переулка

Армен АРУТЮНОВ *

В июне в Самаре были уничтожены сразу три деревянных дома по улице Арцыбушевской. Два из них сгорели, один снесли через несколько дней после пожара. Таким образом, в 86-м квартале, образованном улицами Арцыбушевской, Рабочей, Буянова и Одесским переулком, не осталось ни одной исторической постройки, за исключением трансформаторной подстанции в стиле модерн.

От «Ясной Поляны» до «Феникса»

Строительство высотного жилья в 86-м квартале началось еще в 2000-х. Возводившийся здесь жилой комплекс «Ясная Поляна» стал предметом многочисленных скандалов и уголовных дел. Обманутые дольщики, реальные сроки руководителей строительных компаний, замороженная стройка. Зачистить квартал от дореволюционного наследия планировали еще первые застройщики. Успели лишь частично. По словам экс-министра культуры Самарской области Ольги Рыбаковой, здесь находились три памятника архитектуры, два из которых были незаконно снесены.

Строительство ЖК «Ясная Поляна». Фото 2010 года

[Spoiler (click to open)]
Спустя много лет замороженный объект взялась достроить компания «Новый Дон». В архитектурное решение жилого комплекса, который стал называться «Фениксом», внесли изменения, но застраиваемая площадь осталась прежней, так что угроза уничтожения остатков ценного исторического квартала сохранялась.
Третий объект культурного наследия – Дом Быкова – исчез в январе 2017-го. Яркий пример деревянного зодчества и пристрой к нему уничтожили в новогодние праздники. «Форма и композиция завершений оконных наличников в Самаре весьма разнообразны, – отмечали исследователи. – Но чаще всего встречаются треугольные с разорванными или трехчастные с чуть выдвинутыми вперед карнизами, иногда с наклоном средней части, как на доме в Одесском переулке, 28».
За сносом бывшего дома Ивана Быкова последовали громкие заявления чиновников.
«В течение новогодних праздников был осуществлен снос выявленного объекта культурного наследия на углу Одесского переулка и улицы Буянова, что является нарушением федерального закона об объектах культурного наследия, – комментировал СМИ ситуацию заместитель руководителя управления государственной охраны объектов культурного наследия Самарской области Александр Аксарин. – Выявленные объекты находятся на государственной охране до решения о включении или об отказе во включении их в государственный реестр. Объект был зарегистрирован в списке выявленных, и снос его был запрещен. Более того, в 2016 году было составлено положительное заключение историко-культурной экспертизы, которое обосновывало включение здания в реестр в качестве объекта культурного наследия регионального значения».
В управлении государственной охраны уверяли, что в полицию направлено заявление о возбуждении уголовного дела по факту утраты объекта культурного наследия. Дело так и не завели, а позже в неофициальных беседах чиновники рассказывали об обещании застройщика воссоздать дом в другом конце квартала.

Сносы и пожары

Самарские градозащитники внимательно следили за судьбой оставшихся в 86-м квартале дореволюционных домов. Еще в начале 2021-го по улице Арцыбушевской стояли три расселенных дома.
В прошлом году «Том Сойер Фест» и Самарская сетевая компания привели в порядок трансформаторную подстанцию начала ХХ века на углу улиц Рабочей и Арцыбушевской («Свежая газета» писала об этом). Сооружение выполнено в стиле ар нуво. Несмотря на свой возраст и утилитарную функцию, сооружение сохранило значительную часть модернового декора. Самарское отделение ВООПИиК предлагало включить его в список ценных градоформирующих объектов исторического поселения. В числе кандидатов на включение в ЦГФО был и соседний с подстанцией дом по улице Арцыбушевской, 37. Во избежание разорения расселенного дома местные активисты заколотили окна и перекрыли все входы в него.

Пожар на улице Арцыбушевской, 35-37. Фото Анастасии Кнор

Поскольку список ценных градоформирующих объектов до сих пор не утвержден, никакой правовой защиты дом не имел. Только статус аварийного и подлежащего сносу, как и соседний дом по улице Арцыбушевской, 35. Директор по развитию «Нового Дона» Олеся Давидюк рассказала газете «Самарское обозрение», что компания планировала снос этих двух домов в июне. Но вместо этого 3 июня оба здания сгорели дотла. Площадь пожара составила 650 квадратных метров. К тушению пожара МЧС привлекло 62 человека.
Застройщик считает причиной пожара намеренный поджог и уже подготовил заявление в правоохранительные органы о возбуждении уголовного дела. Огонь не только уничтожил дореволюционные постройки, но и значительно повредил фасад жилого комплекса. Пострадали окна в квартирах, кондиционеры, вывески на первом этаже.
Через несколько дней после пожара был снесен третий и последний дореволюционный дом в квартале, располагавшийся на углу Одесского переулка и улицы Арцыбушевской. В 86-м квартале старых домов не осталось, как и во всем Одесском переулке.

«Нашествие домов-монстров»

Проблема сохранения исторической среды в Самаре в последние два года обострилась. Признание домов аварийными, сносы, поджоги... Самарское отделение Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры пытается остановить ковровую зачистку исторического центра. Процесс этот требует консолидированной работы разных городских, областных и частных структур, желание вести диалог, понимание необходимости сохранения исторического облика города. Нужна работа по отдельным объектам и кварталам, часто в ручном режиме.
Безусловно, одним из решений проблемы было бы принятие списка ценных градоформирующих объектов. Это сделало бы диалог более конструктивным, перевело бы его из области искусствоведения в юридическую плоскость. В отсутствие утвержденного списка ЦГФО и градостроительных регламентов исторического поселения в центре Самары творится бардак. Культурное наследие становится разменной монетой для бизнеса и политики. Для одних неопределенность – хороший повод лоббировать коммерческие интересы, для других – попытка заработать политические очки. Пора бы уже поставить в этом вопросе точку.
Ну и напоследок хочется процитировать слова главного защитника и популяризатора старой Самары Вагана Каркарьяна: «Резной оконный наличник, точнее очелье с восходящим солнышком, валялся в грязи недалеко от гусениц бульдозера, снесшего очередной старый самарский дом. Сквозь скрежет и лязг бульдозера я услышал: «Я был бы счастлив иметь такую изящную деталь на своем доме… Ведь это произведение искусства… Вывезти не разрешат…» В голосе и взгляде молодого миланского архитектора я почувствовал и упрек, и удивление. И подумал: то, что нужно иностранцам, не нужно нам. И еще вспомнилось: «Лицом к лицу лица не увидать, большое видится на расстоянье». Такой домовой резьбы на улицах старой Самары много. Пока много… Но при таком «нашествии» нынешних домов-монстров скоро не останется совсем».

Ваган Каркарьян. Дом Быкова

* Журналист, градозащитник, член совета Самарского регионального отделения ВООПИиК.

Опубликовано в «Свежей газете. Культуре» от 24 июня 2021 года, № 13 (210)

Имя дома твоего

Татьяна РОМАНОВА *

Я живу в безымянном доме хрущевской застройки. Если нужно сориентировать идущего ко мне гостя, я могу назвать его описательно: Дом у озера. В традициях нашей страны домам не принято было давать собственные имена, хотя в последнее время ситуация изменяется.
В прошлом собственные имена могли иметь церкви и соборы, дворцы и усадьбы, памятники архитектуры, а также отдельные здания учреждений. Дома известных горожан чаще всего назывались по их фамилиям. И сейчас в речи самарцев используются такие неофициальные номинации, как Дом Курлиной, Особняк Клодта, Дача Головкина; Дом промышленности, Дом офицеров, Дом актера, Филармония.

Условно-символические собственные имена имели только кинотеатры, торговые и развлекательные центры, рестораны и т. п.: кинотеатр «Молот», ресторан «Жигули», кафе «Снежинка». Ни одного собственного имени жилого дома до постройки ЖК «Ладья» (2002) в Самаре не было.
В капиталистическом мире имена домов стали широко использоваться уже в первой трети XX века. Например, Ильф и Петров в путевых очерках «Одноэтажная Америка» (1936) пишут: «Он смотрел на вершину «Импайр Стейтс Билдинг», здания в сто два этажа. В свете луны стальная вершина «Импайра» казалась покрытой снегом. Душа холодела при виде благородного, чистого здания, сверкающего, как брус искусственного льда». В Америке 30-х годов были и другие небоскребы, отмеченные индивидуальными именами: «Уолл-стрит, 40», «Крайслер билдинг».
В постсоветский период и у нас стало необходимостью давать новостройке собственное имя. На портале «Яндекс. Недвижимость» все дома представлены под собственными наименованиями, которые часто носят описательный характер: ЖК «На Владимирской», «На Запорожской», «Ставропольская», «Революционная», «Димитрова, 74а», «Гастелло.рф». Место локации отражают также имена ЖК «Дом на Троицкой» (от исторического названия улицы), «Ильинская Плаза» (от Ильинской площади), «Дом у Самолета», «АМГРАД» (рядом с ТРЦ «Амбар»).
Для Самары характерны, прежде всего, «волжские» номинации: ЖК «Волга», «Волжский», «Волжские паруса», «Волжские огни», «Волжские высоты», «Приволжский», «Две реки», «Волна», «Парус», «Адмирал». Интересны названия, отражающие местные топонимы: ЖК «Куйбышев», «Жигулёвская долина», «Сокольи горы», «ЭкоГрад Волгарь», «Волгарь» (от названия совхоза). Шесть номинаций характеризуют наш город как «космическую столицу»: ЖК «Космолёт», «Спутник», «Орбита», «Галактика», «Звезда» и «Королёв». Интересно, что «Королёв» – единственное в Самаре меморативное имя дома, а, например, в Екатеринбурге таких 11: ЖК «Ломоносов», «Татищев», «Менделеев», «Коперник», «Сахаров», «Бажов House», «Репин парк», «Кандинский», «Малевич», «Татлин», «Булгаков».
Потребность в создании индивидуальных имен домов назрела. Застройщики пытаются решить проблему самостоятельно, создавая номинации, многие из которых, обслужив процесс продажи, в дальнейшем вряд ли будут использоваться в речи горожан. А ведь хорошо подобранные имена домов могли бы формировать имидж города, подчеркивая уникальность места, и остаться в истории знаками своего времени.

* Кандидат филологических наук, доцент Самарского университета.

Опубликовано в «Свежей газеты. Культуре» от 4 февраля 2021 года, № 3 (200)