Category: лингвистика

Category was added automatically. Read all entries about "лингвистика".

Летние размышления о причудах русского словообразования

Рубрика: О языке

Татьяна РОМАНОВА *


В русском языке первое место по количеству образованных слов занимает суффиксальный способ. Чаще всего при добавлении суффикса общий смысл корня сохраняется: вода – водичка, водица, водный, водяной, водник, водянка, водка...
Однако, если рассматривать ситуацию в историческом аспекте, то найдется немало случаев, когда прозрачная внутренняя форма слов может создавать ложных лексических родственников, как, например, кузнец – кузнечик или бабабабочка.
Слово бабочка появилось довольно поздно. В конце XVIII в. это летающее насекомое называлось «бабка летучая». В ярославских говорах мотылька, считая «воплощением души предка», называли ду́шичка. Даль отмечает, что на юге бубу́ля и бабу́шка – «бирюзовая стрекоза», а бабу́чка – «синяя». В олонецких говорах ба́бочка – «растение василек». На основании того, что в архангельских говорах баву́шка – «детская игрушка», Даль объясняет происхождение слова бабочка так: забава> забаву́шка> баву́шка> бабу́шка. Под влиянием более частотного слова ба́бушка стало звучать как ба́бочка. Так что никакой бабы здесь никогда и не было.
Интересно, что в ярославских говорах бабочку обозначает слово ласточка, образованное от корня ласта – «летунья», «порхающее живое существо» или «летающая туда-сюда».
Совершенно непохожие слова бык и пчела восходят к общему звукоподражательному корню *bъk- – «бучать»/«бычать», то есть «гудеть», «реветь». В древнерусском языке была бъчела (*bъkl-a), которая в XIII в. после падения редуцированного и оглушения первого согласного превратилась в пчелу. Суффикс -l-, отличивший пчелу от быка, довольно часто использовался для образования славянских слов. Этот индоевропейский корень в современном английском языке преобразован в названии пчелы bee (ср. Beeline), в немецком – Biene, а в латинском языке звукоподражание bubo обозначало сову.
И наоборот, очень похожие слова муравей (*morv-) и мурава (*mur- – «влажный», «сырой») не имеют исторического родства. В древнерусском языке отмечено слово моровеи, которое позднее изменило звучание под влиянием слова мурава. В Лаврентьевской летописи XII в. называется город Моровийскъ.
Звукоподражание строкоза/стрекоза образовано от глагола строкотати/стрекотать («трещать») с добавлением редкого суффикса -оз-а, как и в слове егоза. В конце XVII в. стрекозой называли кузнечика. А. Сумароков перевел название басни Лафонтена La Cigale et la Fourmi как «Кузнечик и Муравей». И. Крылов преобразовал этот текст в своей басне «Стрекоза и Муравей». Однако в образе крыловской Стрекозы явно просвечивают повадки Кузнечика: «Попрыгунья Стрекоза лето красное пропела». Ну кто из вас видел прыгающую и поющую стрекозу?
Интересно также отметить, что в экспрессивной речи XIX в. существовало слово, сходное по звучанию: строкулист/стрекулисть – «ловкач», «проныра», «мелкий аферист». Оно обозначало мелкого приказного чиновника, вечно строчащего и не чурающегося взяток. Так, у А. Островского: «не то, что стракулист чахлый».

* Кандидат филологических наук, доцент Самарского университета.

Опубликовано в «Свежей газете. Культуре» от 26 августа 2021 года, № 15–16 (212–213)

Нулевое гнездо

Рубрика: О языке

Татьяна РОМАНОВА *

Слова, как и птицы, в процессе размножения строят гнезда. Словарные гнезда постепенно разрастаются, включая все новые и новые образования. Активизация этого процесса обусловлена обстоятельствами общественного развития. Вот и сейчас мы наблюдаем бурный рост новообразований в гнезде слова нуль, которое было первоначально математическим термином.
Вообще, надо сказать, что лексика сферы компьютерной культуры в последнее время дает наибольшее количество переосмыслений: перезагрузка, зависнуть, апгрейд простирают свои значения далеко за пределы технического дискурса.
В древних славянских текстах цифры обозначались кириллическими буквами, над которыми ставился специальный знак – титло. Так, «i» («и десятеричное») обозначало цифру 10, «к» – 20, «л» – 30, «м» – 40… «р» – 100, «с» – 200… и «ц» – 900. Число меньше единицы отдельно не обозначалось.
Слово нуль Петр I привез в Россию из-за границы. Оно впервые обнаружено в его ученических тетрадях по математике (1688). Это слово заимствовано из германских языков: нем. Null, гол. nul, дат. nul, норв. Null, швед. noll. Западноевропейские формы этого слова восходят к лат. nullys (<n(e) oin(o)los) – «ни один», «ничто». Кстати сказать, в России некоторое время использовался отечественный аналог нуля – Оникъ, образованный от названия буквы «о» («онъ»), хотя сама буква под титлом обозначала цифру 60.
Сначала слово нуль за пределы терминов не выходило. Однако уже с XIX в. оно начинает использоваться и в переносных значениях. Например, у Пушкина: «Мы почитаем всех нулями, а единицами себя». В 1865-м В. Даль отмечает появление прилагательного нулевой и разных образных выражений, например: «Хоть каким нулищем помножай что, всё нуль будет».

Современные словари русского языка дают два варианта слова, ноль и нуль, с несколькими значениями и фразеологизмами: абсолютный нуль, ноль внимания, ноль без палочки, стричься под ноль. Цифру мы чаще называем ноль, а в развитии переносных значений лидирует нуль, который в последнее время стремительно обрастает пышной кроной производных. Ср., например, у Высоцкого: «набираю вечное ноль семь», но «я согласен начинать каждый вечер с нуля».
В начале XXI в. в словарях впервые зафиксированы глаголы обнулить и обнулять в значениях «сделать равным нулю», «уничтожить», «свести на нет». В 2009 г. Национальный корпус русского языка в художественном тексте отмечает слово обнулиться в значении «исчезнуть». В 2010-м В. Иваницкий в статье «Креативить, обнулить, нолее ноля и прочее» говорит о деформации слова, особенно сильной во фразеологизме. В 2011-м появляется песня рэпера Кравца «Обнуляй!»: «Все, что было до меня, обнуляй». В июле 2020-го популярная песня Сергея Любавина сообщает нам, что в пятницу «Надо напиться нам и обнулиться нам, чтобы сначала начать».
«Нулевое» гнездо особенно популярно в публикациях о проблеме обнуления президентского срока в связи с изменением Конституции: обнуленный, обнулизм, обнулист, эра обнуляции и т. д.
Обнуление, как начало всего и вся с чистого листа, становится темой для многочисленных шуток и мемов: рубль начал обнуляться; предлагаю обнулить Россию до Советского Союза и т. д. Развившиеся на этой почве лексика и фразеология добавляют красок в нашу повседневную жизнь.

* Кандидат филологических наук, доцент Самарского университета.

Опубликовано в «Свежей газеты. Культуре» от 10 сентября 2020 года, № 17 (190)

Евразийский оракул

Ольга ЖУРЧЕВА *

Сегодня исполнилось 130 лет со дня рождения Николая Сергеевича Трубецкого.

Трубецкой кажется парадоксальной личностью. В своем венском изгнании он бешено ненавидел «романо-германские» народы. Структуралист, он рассуждал о культурах как об «органических целостностях». Жертва большевиков и гестапо, он презирал демократию и возлагал надежды на те страны, в которых живую идею народа и нации воплощала собой единственная партия (как в фашистской Италии и Советской России). Страстный патриот России, он прославлял татарское иго. Релятивист и защитник всех культур, он отказывал украинцам в праве на их культурный язык.
Патрик Серио

Николай Сергеевич ТРУБЕЦКОЙ (1890–1938) – один из наиболее интересных и универсальных мыслителей русского зарубежья, крупнейший лингвист, филолог, историк, философ, политолог, действительный член Венской академии наук (1930).

[Spoiler (click to open)]
Наукой занялся еще гимназистом: в пятом классе гимназии он увлекся угро-финской этнографией и «Калевалой», с тринадцати лет начал регулярно посещать заседания этнографического отдела Московского общества любителей естествознания, антропологии и этнографии при Московском университете (основатель и председатель этого общества, фольклорист и востоковед В. Ф. Миллер, оказал большое влияние на формирование научных интересов Трубецкого). Трубецкой уже в пятнадцать лет опубликовал в журнале «Этнографическое обозрение» свою первую научную работу.
В том же 1908 экстерном окончил гимназию и поступил на философско-психологическое отделение историко-филологического факультета Московского университета, откуда затем перевелся на отделение западноевропейских литератур, а в 1910 – на только что созданное отделение сравнительного языковедения. Он был в числе всего двух студентов, которые смогли окончить это отделение: первый и единственный выпуск состоялся в 1912-м.
Во время магистерской подготовки при Московском университете Трубецкой был командирован для обучения в Лейпциг. В 1915–1916 сдал магистерские экзамены и, став приват-доцентом Московского университета, начал вести занятия по сравнительному языковедению.
После революции 1917 (которая застала его во время научной поездки на Кавказ) вынужден был уехать в Кисловодск, затем (1918) поступил доцентом в Ростовский университет. Здесь продолжил начатую в Москве работу над монографиями «Предыстория русского языка» и «Сравнительная грамматика языков Северного Кавказа», однако в 1919-м, при переезде в Константинополь, обе рукописи были сданы на хранение в библиотеку Ростовского университета и с тех пор считаются утерянными.
В 1920-м стал профессором филологии в Софийском университете, где читал курс «Введение в сравнительное языкознание с особым вниманием к главнейшим индоевропейским языкам». В это же время Трубецкой активно включился в общественно-политическую жизнь русской эмиграции и опубликовал несколько философско-исторических работ (в первую очередь, «Европа и человечество»), где и сформулированы культурно-философские идеи нового направления – евразийства.
В 1922-м, получив приглашение на кафедру славянской филологии Венского университета, переехал в Вену. В 1923 был избран ординарным профессором Венского университета и вскоре стал заведующим кафедрой славянской филологии. В Венском университете проработал 15 лет, читал курсы по 6 славянским и праславянскому языкам, по введению в общую фонологию ** и по истории русской литературы.
С 1928-го стал принимать деятельное участие в работе Пражского лингвистического кружка. К этому периоду относятся наиболее влиятельные лингвистические работы Трубецкого – в первую очередь по фонологии.
В 1938 году, после аншлюса Австрии, Трубецкой подвергся притеснениям со стороны гестапо, вызывался на допрос, был арестован на трое суток, в его квартире был произведен обыск. От концлагеря его спас только титул князя. Однако значительная часть его научных рукописей была конфискована во время обыска и впоследствии утрачена. Не перенеся этой потери, Николай Сергеевич Трубецкой скончался от инфаркта миокарда в больнице.
***
Деятельность Трубецкого-ученого обсуждать можно только на профессиональном уровне. Но Николай Трубецкой известен также как один из основателей евразийства – идеологии и политической программы, которые, как оказалось, с годами не только не забылись, но приобретают в России все более широкую известность и некоторую политическую актуальность. Если в двух словах пересказывать взгляды Трубецкого: евразийство выделило основное в русском культурном генотипе как чуждость его Европе, с ее фундаментальным индивидуалистическим началом, идеей автономной личности, правовым сознанием; и близость к Азии, к великой азиатской степи, «туранский», как он считал, ее тип, совершенно отличный от европейского.
Проблема, о которой он писал, существует до сих пор. Причем выходит далеко за рамки России. Это проблема, которую принято было называть противостоянием Запада и Востока. В современных терминах это проблема глобализации и мультикультурализма.
Как писал о Трубецком литературовед и публицист Борис Парамонов, «связывать с идеями евразийства глобальные политические амбиции – новая русская утопия. Лучше бы забыть о евразийстве Трубецкого и ценить в нем исключительно лингвиста».

* Литературовед, театральный критик, доктор филологических наук, профессор СГСПУ, член Союза театральных деятелей и Союза журналистов РФ.
** Фонология – раздел языкознания, изучающий звуковые единицы языка – фонемы.

Опубликовано в «Свежей газете. Культуре» 9 апреля 2020 года, № 6–7 (179–180)