Category: авто

Category was added automatically. Read all entries about "авто".

Марка авто со знаком Родины

Татьяна РОМАНОВА *

В августе этого года ВАЗ провел открытый онлайн-конкурс на создание названия для новой модели «Лады», который пробудил к жизни фонтан творческой народной фантазии.
Согласно условиям конкурса, «название должно ассоциироваться с Россией; хорошо сочетаться со словом LADA; иметь 2–3 слога и оканчиваться на букву «А»; легко и однозначно читаться, запоминаться как на кириллице, так и на латинице». В результате на 120 страницах комментариев предложено свыше тысячи вариантов, включающих слова, которые наши соотечественники считают знаками Родины.

Наиболее прямой путь к созданию чисто российской марки избрали авторы, предложившие различные окказиональные образования с корнем РУС/РОС или переосмысление реальных слов с этими буквенными сочетаниями: РУСЛАНА, РоссЛА (российская Лада), Ру-Лада, РОСТa (РОСсия + Тольятти), Рутена (от лат. Ruthenia – «Русь»), LaRossa, Роса, Ромаша, Русалка. Интересные названия можно видеть в составе графических каламбуров: ИВОЛГА, ТАВОЛГА, ВАЗа – VAZa.
Для номинации авто предлагалась безэквивалентная лексика, которая, правда, не всегда хорошо смотрится в этой роли: Матушка, Бабушка, Булава, Балалайка, Матрешка, Мишка, Тройка, Рубаха, Водка.
Название марки «Лада» вызвало ассоциации с языческой славянской мифологией и многочисленные попытки найти подходящий вариант в недрах древнерусской культурной традиции. В качестве названия новой модели предлагались имена мифических существ, древнерусские личные имена, типичные для русской культуры христианские имена в полных и производных формах, топонимы и фитонимы России: Дива, Красава, Купала, Купава, Рада, Милослава, Путимира, Путислава, Иванна, Катя, Катюха, Берёза, Берёзка, Дубрава, Морозка и даже Яга. Мониторинг потока сознания россиянина показал, что Россия для него – это страна с богатой древней историей и с необъятными просторами, хотя и суровым климатом: Ангара, Байкала, Волга, Двина, Кама, Лена, Онега, Самара, Sibiria, Sibira, Sibra, Сура, Тайга, Тундра, Таврида («Крым наш»), Вьюга, Зима.
Среди слов, которые предлагались не один раз, были: Легенда, Мира, Награда, Свобода и даже Корона, несмотря на то, что актуальные сегодня выражения «корона растет» и «они в короне» вызывают негативные ассоциации.
Некоторые названия сопровождались интересными комментариями авторов: ПРАВДА«у кого правда, тот и сильнее»; ПУТИНА – «сезон, в течение которого проводится интенсивный лов рыбы, что связано с Волгой, рядом с которой расположен автозавод, а также с фамилией действующего президента»; TURINA – «в честь итальянского города Турин, в котором производили FIAT»; PALMYRA – «в честь Пальмиро Тольятти».
Большая часть создателей названий, предлагаемых для новой модели тольяттинского автомобиля, выразила позитивное отношение к отечественному автопрому, однако отдельные граждане не упустили случая иронизировать по этому поводу, предлагая номинации типа: Bedolaga, Zasada, NeNada, COVIDA.
Интересно, какое же название в результате победит?

* Кандидат филологических наук, доцент Самарского университета.

Опубликовано в «Свежей газеты. Культуре» от 24 сентября 2020 года, № 18 (191)

«Только вёрсты полосаты попадаются одне…»

Сергей ГОЛУБКОВ *
Рисунок Сергея САВИНА

Современные футурологи, социологи и философы предсказывают, что уже где-то в середине XXI века 80 % населения Земли будет жить в городах. Можно, конечно, с этакой бодряческой интонацией воскликнуть: «Урбанизация шагает по планете!» Да, она давно шагает по матушке Земле. Однако процесс этот отнюдь не простой, и современная городская цивилизация являет то тут, то там свои парадоксы, преподносит сюрпризы. Назовем их никуда не ушедшим феноменом пристрастия к границам и стенам.

[Spoiler (click to open)]

Собственно, город и возник в стародавние времена из стремления людей отгородить обживаемое пространство от возможного нашествия врагов. Возникли крепостные стены, башни, кремли, форты, заставы, кордоны. Так, топонимика современной Москвы сохранила память о прежних оборонительных сооружениях. Уже нет Белого города, но о его былой геометрии напоминает Бульварное кольцо. Уже нет ворот в стенах Белого города, но живы топонимы Арбатские ворота, Никитские ворота, Покровские ворота. Эти отсылки к истории заключены и в названиях улиц – Земляной Вал, Грузинский Вал
Сигизмунд Кржижановский в цикле очерков «Штемпель: Москва (13 писем в провинцию)» писал: «История старой Москвы – это история ее остенения. К XVIII веку, когда все города и городки и у нас, и на Западе, давно уже повалив все стены, убрали их как ненужную ветошь, – Москва все еще прячет свое тучное круглое тело в обводе стен и валов. Даже к началу XIX века, живя за заставами и сомкнутыми рогатками, – она недоверчиво, с прищуром всматривается сквозь приоткрытые створы ворот – во все, что из «Замосковья», провинции, и медленно-медленно поднимает свои крашеные шлагбаумы перед всеми «оттудными», что из-за стен».
Это написано в 1925 году. Но во второй половине ХХ столетия возникло тяготение к оградам. Из-за идеологических противоборств. В 1961 году поднялась печально известная «Берлинская стена», снесенная лишь в 1989-м. Потом мир благополучно перешагнул в новые столетие и тысячелетие. Но вот строят или планируют построить подобные ограждения в разных странах, а США отгораживаются от мексиканцев длинной и современной по технологическому оснащению стеной. Таким образом, в сознании народов самых разных стран образ Великой китайской стены как надежного укрытия от новых бед все еще жив и наполняется новыми, вполне прагматичными смыслами.
Да и в нашем повседневном обиходе привычны слова-понятия ограда, забор, изгородь, парапет. И это при том, что космонавты, несущие свою ежедневную исследовательскую вахту на МКС, видят Землю отнюдь не как школьный глобус со старательно нанесенными границами. Их обзору открывается единый неделимый мир. Это ведь человек придумал границы, пограничные заставы, демаркационные линии.
Вот и наши города покрылись полосатыми шлагбаумами и стали похожи на какой-то бесконечный железнодорожный переезд. Эти шлагбаумы сопровождают горожанина всюду: во дворах многоквартирных домов, при подъездах к государственным учреждениям, в створах различных выездов и съездов. От красно-белых горизонтальных столбов буквально рябит в глазах.

***
Конечно, всё это возникло вовсе не от хорошей жизни. Просто города оказались не готовы к стремительному и все возрастающему с каждым годом нашествию автомобилей. В старом городе узкие улицы делают неразрешимой проблему парковки. И как следствие – изнурительная борьба местных владельцев авто с «чужаками», которые, приехав в данный район города на время по делу или на учебу, хотят поставить на прикол свое транспортное средство. На обочине проезжей части эти загостившиеся автомобили легко становятся добычей автоэвакуаторов, а в укромные и спасительные дворы их не пустят перегородившие путь шлагбаумы. Во дворах и своих машин у местных жителей или сотрудников, работающих в этих зданиях, предостаточно. Словом, теснота диктует свои законы, свои поведенческие модели. Порой это просто осовремененный пресловутый «закон джунглей»: кто смел, тот и съел, то бишь отвоевал парковочное место под солнцем.
Да и многолетняя социальная практика нашего человека такова, что он привык к разного рода запретам, табу и строгим табличкам: «Не положено», «Запрещено».
Мы, самарцы, стали жителями большого мегаполиса. И в силу этого постоянно сталкиваемся с целым рядом вызовов и проблем психологического и социокультурного порядка.
Так, горожанин постоянно оказывается в плену у логистики. Его повседневная жизнь подчинена транспортным расписаниям, оптимальным маршрутам поездок, учету пересадок, переходов, автомобильных развязок, графикам работы учреждений, поликлиник, магазинов. Это весьма суетное существование человека измеряется не сменой времени суток (такими крупными единицами, как утро, полдень, вечер…), как в старинных романах об усадебной жизни, но бегом минутных, а то и секундных стрелок.
Вспомним выразительные кадры из фильма Андрея Тарковского «Солярис» (1972), в которых один из героев картины Анри Бертон мчится на беспилотном автомобиле по бесконечным бетонным развязкам и тоннелям колоссального мегаполиса. Еще более впечатляющие кадры находим в фильме Люка Бессона «Пятый элемент» (1996), в котором герой стремительно перемещается в летающем автомобиле по невидимой паутине внутригородских воздушных маршрутов, подчиняясь хитроумной навигационной автоматике.
Говорят, эра летающих беспилотных автомобилей не за горами. Крупные авиастроительные и автомобильные корпорации уже демонстрируют образцы таких удивительных машин. Но и в это близкое время от шлагбаумов, наверное, нам никуда не деться. Только они станут невидимыми и будут маркировать виртуальные границы воздушных коридоров, как это уже давно установилось в авиации. И тогда изображенные динамичные городские пейзажи из фильма «Пятый элемент» станут нашей простой, хоть и очень суетной повседневной реальностью, как полеты жуков и бабочек над июньским лугом. С этим придется жить. Это даже привнесет свою прелесть картинам волжского заката, испещренным многочисленными светящимися пунктирами автомобилей летящих по своим вечерним делам горожан.
Увы, современная городская цивилизация напоминает лоскутное одеяло. Одна ее часть не всегда согласуется с другой. Вся беда в неравномерности развития, в разнице скоростей, с которой разные составляющие этой цивилизации движутся к горизонтам грядущего. Скорость строительства транспортных развязок не совпадает со скоростью перестройки городских кварталов и улиц. Скорость выпуска новых автомобилей превышает скорость преобразования городской среды. Наверное, легче построить новый город в чистом поле в соответствии с современными технологическими и экологическими требованиями, чем переделывать и мучительно приспосабливать к этим требованиям город старый. Да плюс ко всему этому скорость изменения этических представлений современного горожанина не поспевает за скоростью каскадоподобного технического прогресса.
Готов ли современный житель города считаться с интересами другого жителя этого города, оказавшись в ситуации нынешних пробок и дефицита парковочных мест? Как перестроить не только город, но и самого себя перед лицом современных цивилизационных вызовов? В своем поступательном развитии урбанистическая цивилизация, наделяя человека новыми удобствами, новыми зонами комфорта, одновременно созидает и новые трудности. Она не только дает позитивные ответы на стародавние человеческие запросы, но и задает новые трудные вопросы.

* Доктор филологических наук, профессор Самарского университета.

Опубликовано в «Свежей газеты. Культуре» от 24 сентября 2020 года, № 18 (191)

Культурное эхо золотого юбилея

Леонид ПАХУТА *

А из города Тольятти, как по скатерти,
С долгожданным ветерком вперегонки
Выплывают «Жигуленки», словно капельки,
Словно капельки Волги-реки…
Из репертуара ВИА «Пламя»

А все-таки жаль…

Верно говорят: человек предполагает, а Господь располагает. Вот и финальные аккорды федеральной программы празднования 50-летия ВАЗа досадно смазала мрачная пандемия. Первоначально юбилейное действо российского масштаба щедро размахивалось на 5 лет, с подготовки к 20 июля 2016 года (50 лет назад ЦК КПСС и Совет Министров СССР приняли постановление о строительстве автозавода в городе Тольятти). Салюты предусматривались и 19 апреля 2020-го, в честь 50-летия сборки первых автомобилей на главном конвейере. Понятно, что состоялось не всё из прописанного юбилейными оргкомитетами и рабочими группами. Но уже хорошо, что достроятся и выставочный зал со сквером у парка Победы Автозаводского района, и долгожданный мост через Волгу возле Климовки. Своим чередом завершатся перенесенные тематические творческие фестивали. Стихнут праздничные фанфары. Затеряются в канцеляриях инициативные предложения самих виновников торжества, не включенные в праздничные мероприятия. Без обид.

[Spoiler (click to open)]
А всё же грустно, что юбилейный пыл, фантазии и ресурсы оргкомитетчиков не помогли завершить издательские проекты, готовившиеся еще к 40-летию завода: подарочный альбом «Улыбки Лады» (составитель В. Бормотов, дизайнер М. Брилевская) и книга «ВАЗ. Культура. Город» (редактор В. Захаров). Первая из этих работ, уже принятая полиграфистами, продолжала настроение сборника «Улыбки главного конвейера», выпущенного в 2006 году с шутливыми зарисовками Владимира Зудина. Авторы-то какие были у жизнеутверждающего первенца: Борис Колесниченко, Владимир Гелибтерман, Игорь Быстрицкий, Николай Казаков, Евгений Москвичев, Юрий Целиков! Оригинальные «Улыбки Лады» задуманы шире и обстоятельнее, с новыми фамилиями и строфами, эпиграммами и частушками, репликами на полях руководящих тетрадей (оперативных совещаний хватало).
Идею поясняет фрагмент из предисловия: «Вероятно, к первому золотому пятидесятилетию новое динамичное поколение автозаводцев разродится на обстоятельное размышление о созидательной роли смеха в поразительной устойчивости знаменитой и всенародно любимой «вазовской трубы». Радость и улыбка – вот один из секретов безусловного успеха легендарной стройки великой страны. Незлобивая шутка, острое словцо, здоровая критика, обезоруживающий анекдот… и дружный громкоголосый хохот соратников в завершение ежедневной полуночной сверки жесткого графика строительных и пусконаладочных работ. Юмор поддерживал, объединял и ободрял».
С рукописью «ВАЗ. Культура. Город» дело вышло сложнее. Ее разработка забуксовала на стадии редактирования воспоминаний и стыковки позиций участников культурного строительства в Автограде, сверки фактов, дат и персоналий. Были жаркие дискуссии, круглые столы и координационное совещание в департаменте культуры мэрии. Тем временем новый, с москвичами у руля, «АвтоВАЗ» поспешил «забыть» творческую страницу корпоративной истории, а городская власть и под Волжский автозавод созданный университет предпочли не заметить тему для добротного социального исследования.
Легко догадаться, что без настойчивого заказчика в многостраничных юбилейных формулярах не нашлось места для культурных страниц вазовской эпопеи. А какой светлый и необычный подарок могли получить тысячи автостроителей, представители культурной сферы города! Не случилось. Очевидно, эти неформальные презенты так и останутся макетами, достойными музея отложенных творческих идей. Скажете, что за печаль? В нашем-то мире неизбежных потерь? Что ж, попробую объясниться размышлением об одной особенности становления автозавода-юбиляра.

Что ВАЗ – Культуре? Что Культура – ВАЗу?

Объективная оценка места ВАЗа в отечественной истории невозможна, на мой взгляд, без осмысления не только ключевой роли тольяттинского автогиганта в создании долгожданного массового автомобиля, но и непривычной, с позиций рыночных мерок, ставки создателей флагмана отечественного автомобилестроения на культуру. Этот особый вектор был изначально определен первым руководителем автозавода Виктором Николаевичем Поляковым, когда он упрямо выстраивал инспекционный маршрут для очередной правительственной комиссии с поворота налево – в сторону рождающихся этажей Автограда и только затем – направо, к бесконечным котлованам и фундаментам будущего автозавода. А там, в необозримой степи, шаг за шагом, вместе с производственными корпусами, уникальными импортными станками, километрами конвейерных линий формировались контуры коллектива единомышленников и закладывались основы того, что спустя полвека ориентированный на конкурентный успех менеджмент будет определять понятиями «корпоративная культура» и «социально ответственный бизнес».

Культура труда, культура производственных отношений, культура быта и досуга, культура здоровья… И всё это – с нуля. Попробуйте-ка весной 2020 года представить себе стотысячный муравейник продуваемого волжскими ветрами Автограда, переполненного бессонными строительными кранами и армией молодых мамаш с детскими колясками. Где в декабре 1972 года катастрофически не хватает проектных кинотеатров, клубов, библиотек и танцплощадок, зато бурлит упреками и фантазиями конференция «Новый город и твое свободное время», проводимая газетой «Советская культура», горкомом КПСС и завкомом профсоюза ВАЗа.
Да, было: строили автозавод и себя. Уставали, спорили, мечтали, создавали… Логично и естественно Культура становилась прочным связующим звеном между Местом стройки века и Автозаводом, на нем возведенным. Как в песне: «Нам не жить друг без друга…».
Сам феномен этой триады «ВАЗ – Культура – Город» достоин обстоятельного изучения специалистами по проблемам развития современного общества. Как знать, может, однажды и услышим обстоятельные дискуссии, увидим солидные монографии на эту тему. Сегодня лишь обозначу ряд ключевых здесь линий.

Общие цели

Популярный слоган «Тольятти – ВАЗ: общие цели» отражает не игру имиджмейкеров, а основу системных взаимоотношений территории и градообразующего предприятия. Эту обязывающую связку очень образно определил В. В. Каданников при осмотре экспозиции картин из Третьяковки в музейно-выставочном комплексе «Экспо-Лада», располагавшемся тогда (в 1996–1998 годы) на площадях торгового центра «Русь»: «Атмосфера быта вазовцев определяет их настроение на главном конвейере и качество автомобилей. Не дай Б-г, если в Автограде громыхнет».
По титулу Волжского автомобильного завода в Новом городе (так именовали район, названный вскоре Автозаводским) была возведена социальная инфраструктура, включившая жилой фонд, школы и детские комбинаты, кинотеатр «Сатурн», Дворец спорта «Волгарь» и стадион «Торпедо», больничный городок и санаторий-профилакторий «Прилесье», детский парк аттракционов и набережную у рукотворного моря. Квартиры в новых кварталах активно отдавались под филиалы знаменитой библиотеки профкома ВАЗа, организованной еще в 1967 году и ставшей подлинным Храмом книги. Поднялся, пусть и с запозданием, Дворец культуры и техники ВАЗа (за него пришлось много драться в Москве, а его ускоренным возведением мы обязаны тогдашнему заместителю генерального директора по производству А. В. Николаеву, возглавившему штаб на стройке ДКиТ).
Создатели города-эталона стремились не допустить превращения красавца Автограда в типичный «спальный район», жертву остаточного принципа финансирования отрасли «Культура». Без гремящего на всю страну Волжского автозавода вряд ли бы увидело свет емкое и конкретное постановление министерства культуры и Госкино РСФСР «О дополнительных мерах по улучшению культурного обслуживания трудящихся г. Тольятти» (1982). А примером следования поляковскому «культурному курсу» может служить решительная поддержка генеральным директором В. И. Исаковым обширной программы долевого участия ВАЗа в подготовке празднования 250-летия Ставрополя-Тольятти.
Тогда же были приняты «Основные направления социального развития коллектива завода в 1986–1990 годах», содержавшие и созвучный нашей теме раздел 4, с обязательствами по формированию нормативной сферы досуга работников завода и членов их семей. Среди таковых – ввод в эксплуатацию кинотеатра «Ставрополь», открытие хореографического комплекса, молодежных клубов и кафе в общежитиях, развитие бригадного абонемента для читателей заводских филиалов библиотечно-информационного комплекса АО «АВТОВАЗ»…
Позже, в труднейшие постсоветские годы, когда на этапе сложного вхождения страны в рынок промышленным предприятиям пришлось освобождаться от непрофильных активов («сбросить социалку»), руководство ВАЗа всячески откладывало очередное болезненное решение, предпринимая упредительные шаги к сохранению материальной базы, кадрового и творческого потенциала передаваемых в муниципальную собственность структур. И потому так ли удивителен настрой составителей Социального кодекса ОАО «АВТОВАЗ» (2007), воспринимавших автозавод корпоративным гражданином Тольятти и поставивших эпиграфом к официальному тексту такой посыл: «Тратя деньги на социальные и благотворительные программы, корпорация сокращает свои текущие прибыли, но в долгосрочной перспективе создает благоприятное социальное окружение и, следовательно, устойчивые прибыли. Социально ответственное поведение – это возможность для корпорации реализовать свои основные потребности в выживании, безопасности и устойчивости»? Увы, данный программный документ не был принят.

Культурные проекты и традиции

Вернемся в те созидательные пятилетки. Волжский автомобильный завод и город у Жигулей с его новым итальянским именем быстро стали предметом гордости советского автопрома и понятной зависти большинства регионов СССР. Тогда не существовало рекламной службы автозавода и популярности «народного автомобиля» в немалой степени способствовали яркие культурные проекты. Заводская команда КВН дерзко штурмует популярное телевизионное окружение Александра Маслякова и Светланы Жильцовой.
Набирает творческую силу объединяющая молодых автостроителей цеховая художественная самодеятельность – и вот ВАЗ объявлен лауреатом Всесоюзного фестиваля самодеятельного художественного творчества трудящихся. Первый духовой оркестр в городе, вокально-инструментальный ансамбль «Волгари», сводный многоголосый вазовский хор на праздничных площадях. Бум самодеятельных театров и студий, творческие объединения и первые литературные сборники, где в кратких биографиях завтрашних членов Союза писателей местом работы указан ВАЗ.
Любимые заводчанами выставки декоративно-прикладного творчества во Дворце спорта. Песенные фестивали, среди которых заметно выделяются Тольяттинский фестиваль политической песни памяти Виктора Хары и фестиваль вокально-инструментальных ансамблей «Автоград» (последний жив и сегодня). Дружеская рука автогиганта помогает состояться череде просветительских концертов по линии Тольяттинского университета музыкальной культуры, действовавшего в 1985–1987 годах на основе Договора о содружестве между городом Тольятти и Союзом композиторов СССР. Особую симпатию и дружеское вазовское плечо ощущает знаменитый Грушинский фестиваль авторской песни с его поющим государством в районе Федоровских лугов, рядом с вазовскими турбазами. Масловская «Чайхана» на Тольяттинской поляне очередного Грушинского – у кого из нас не забьется сердце при одном упоминании о неистощимом фонтане общего смеха…

Главные действующие лица

Культура Волжского автомобильного завода и поднявшегося рядом с ним Автограда полна неординарных личностей, искренне и беззаветно (не нахожу синонима точнее) служивших запросам коллективной души автозавода-романтика. Блестящая россыпь имен, известных за пределами Тольятти и Самарского края. Творческие коллективы – с высоким званием «народный» и многолетней историей устойчивого успеха. Десятки популярных любительских объединений и клубов (слышали о нашумевшем дискоклубе «Фонограф»?). И во всем – удивительная энергетика, преданность искусству, творческая многогранность.
Вот плеяда выпускников Высшей профсоюзной школы культуры (Ленинград), шагнувших из культурно-массовых комиссий производств ВАЗа в авторитетные организаторы городской культуры: Владимир Ширяев, Валерий Воропаев, Николай Скоробогатов, Владимир Марченко, Владимир Попов, Юрий Лившиц (нынешний директор гуманитарного института ТГУ), Галина Тараканова, Владимир Колосов, Тамара Киршина. А рядом – гармонично звучащий оркестр единомышленников, созванных под флаг профсоюзного Дома культуры ВАЗа и создавших творческие коллективы, отмеченные республиканским званием «народный»: Алевтина Бовкис, Вера и Олег Бабины, Любовь Бессонова, Наталья Огородова, Юрий и Наталья Гладковы, Наталья Ходова, Владимир Василевский, Николай Пташкограй, Александр Черентаев, Людмила Косточка…
Успокаиваю разволновавшуюся память. Торможу перо, охотно подсказывающее соратников, ставших символами служения Прекрасному и прочно вписанных в культурную летопись Тольятти: Ирина Алексеевна Краснова, в течение 30 лет руководившая прославленным библиотечным комплексом и удостоенная именного сборника в книжной серии «Творцы АВТОВАЗА»; поэтесса Валентина Рашевская, организатор литературного объединения «ЛАДА» и создатель городской гуманитарной газеты «Преображение»; саксофонист Юрий Каграманов, организатор джазового оркестра механосборочного производства ВАЗа, автор очень искреннего сборника размышлений о становлении музыкальной культуры на автозаводе и в городе; Сергей Катков, профсоюзный лидер и директор Дворца спорта «Волгарь», познакомивший тольяттинцев с выдающимися исполнителями и главными звездами советской эстрады, музыкальными группами «Машина времени» и «ДДТ», приблизивший к нам Евгения Евтушенко, Булата Окуджаву и Юрия Визбора; Сергей Колесников, молодежный активист и уважаемый за высокую компетентность заместитель председателя Автозаводского райисполкома по социальному блоку, внедривший спасительную в те годы идею культурно-спортивных комплексов…

Прорабы духа с промплощадки

 Леонид Пахута

Достояние и гордость автозавода. Неповторимая поляковская команда пионеров автогиганта с особым вазовским стилем коллективной работы, подхода к самому сложному заданию, ответственности за порученное дело. Инженеры-интеллектуалы, откомандированные под проект «ВАЗ-ФИАТ» лучшими предприятиями советской индустрии. Яркие молодые умы, крепнувшие в атмосфере новаторства, сотворчества и доверия. Из них и вырастали те самые «окаянные», на которых в будущем обопрется Сергей Жилкин, выдвиженец с Волжского автозавода и первый мэр Тольятти.
И разве не к таким первопроходцам обращался драматург Михаил Шатров, говоривший в период постановки спектакля «Погода на завтра», посвященного людям Волжского автозавода: «Такие заводы, как ваш, КамАЗ, Абакан, и задуманы как возмутители спокойствия всего хозяйства. Вы заставляете всех, кто рядом, работать по-новому. А в идеале должны заставить не только тех, кто рядом, но вообще всех. Но ведь это – борьба: не только вы давите, но и на вас давят, вас хотят подмять под привычное, под старое. А как же иначе, чему тут удивляться?»
Сказано в 1972 году. Уже тогда был замечен и признан тот самый вазовский характер, который востребовался в разных сферах государственного управления.
И молодой автозавод щедро делился с городским сообществом своими перспективными кадрами, своеобразными культурными полпредами ВАЗа. В упомянутой захаровской рукописи «ВАЗ. Культура. Город» есть сотни знакомых тольяттинцам имен. Позволю себе назвать лишь несколько подвижников культуры, в трудовых книжках которых есть строчка: «Волжский автомобильный завод».
Вячеслав Николаевич Сафонов. Из металлургического производства ВАЗа он, музыкант и фанат эстетического воспитания, переводится руководителем профсоюзной художественной студии. Заражает коллег невероятным проектом учебного комплекса, аналогом вильнюсской школы искусств имени Чюрлениса. При поддержке горисполкома и парткома Волжского автозавода создает – от проекта до реального строительства уникального учебного здания – школу с эстетическим уклоном. Теперь это образовательное учреждение носит имя своего основателя.
Иван Илларионович Подсосонный и Валентин Иванович Гончаров. Руководители Дома культуры Волжского автозавода, временно размещенного в приспособленных помещениях районного торгового центра. Профессионалы высшего полета. Рискованные новаторы культурного строительства. Магниты, притягивающие на службу ВАЗу увлеченных творчеством специалистов. Организаторы крупных культурных мероприятий, песенных фестивалей и стадионных праздников, тепло принимаемых автоградцами, среди которых много посланцев крупных областных центров, понятно тоскующих по культуре и высокому искусству в далеком еще от комфорта городе-мечте.
Владимир Афанасьевич Попов. Начинает с задачи культурного отдыха работников механосборочного производства ВАЗа. Очередной директор вазовского Дома культуры. По рекомендации ВЦСПС оказывается в Симферополе, где возглавляет Дворец культуры строителей и успешно переводит его на востребованную самоокупаемость. Придумывает популярные молодежные дискотеки и яркие новогодние представления во Дворце спорта «Волгарь», многочисленные творческие проекты. Автор сценариев потрясающих праздников в честь хоккейной дружины «Лада-АВТОВАЗ».
Владимир Аркадьевич Колосов. Электрик СКП. Вдохновитель вокально-инструментальных ансамблей. После культурно-массовой комиссии ВАЗа возглавляет городскую культуру. Вместе с Глебом Дроздовым создает экспериментальный театр «Колесо». За ним – Дворец молодежи «Мир». Годы самостоятельного полета. Новое приглашение от властей города, теперь на руководство департаментом культуры мэрии. Остается в гуще культурной жизни Тольятти, возглавляет общественную комиссию при тольяттинской думе и городской клуб ветеранов культуры.
Тамара Владимировна Киршина. Соратница Сергея Жилкина по управлению главного энергетика ВАЗа. Приглашена на работу в Автозаводский райисполком – отвечает за культуру. Входит в знаменитый десант жилкинской команды на Международную конференцию ЮНЕСКО «Культура молодых городов» (Набережные Челны, 1993). Директор городского департамента культуры. С именем Тамары Киршиной связаны Фонд развития культуры Автозаводского района, проектная деятельность, «Программа развития культуры г. Тольятти на 2000–2004 гг.». Тамара – это и неповторимые Дни Тольятти в Москве, выступления юных тольяттинцев на международных фестивалях классической музыки во французском Кольмаре, детские ассамблеи искусств и летние творческие школы.

ВАЗ-благотворитель

В нынешние юбилейные дни составители праздничных церемоний могли не раз повторить привычное прежде: «Автомобильная держава с названьем гордым ВАЗ». Не стану иронизировать над новым «АвтоВАЗом», уменьшившимся в силу обстоятельств «непреложного действия» в количественном и качественном отношениях. Хотя в душе огорчаюсь, не находя родного, для меня по-прежнему своего автозавода среди спонсоров значимых культурных инициатив (теперь пример – ПАО «ТоАЗ»!). Потому что, кому бы ни принадлежал золотой юбиляр, у него, пусть теперь и французского (?), есть корпоративная история. Наша общая поучительная биография. В которую, наряду с россыпью автомобильных моделей, вписано и спонсирование многих творческих начинаний. Охотно напомню читателям некоторые из них:

  • растянувшийся на годы «театрально-производственный роман» (слова Галины Волчек) автозавода и театра «Современник»;

  • организация при содействии АвтоВАЗбанка концертов камерного ансамбля «Виртуозы Москвы» и поддержка Национальной премии «Триумф»;

  • создание профессионального драмтеатра «Колесо», многолетнее сотрудничество с ним, включившее и участие в назревшей реконструкции здания театра;

  • проведение вместе с КамАЗом Международной конференции ЮНЕСКО «Культура молодых городов» и художественной выставки «Два Автограда»;

  • софинансирование областной газеты «Культура» и журнала «Российская провинция»;

  • определяющее содействие строительству Спасо-Преображенского собора, украшающего центр Автограда;

  • проекты в рамках программы «АВТОВАЗ – новому поколению» (позаимствовали идею у концерна FIAT): издание симпатичной «АВТОазбуки», адресованной детворе Тольятти; литературные конкурсы «Юные музы – ВАЗу», с выпуском сборников стихов и прозы начинающих тольяттинских сочинителей; заказ спектакля-сказки «LADA – то, что надо!» Тольяттинскому театру кукол (про Бабушку Копейку);

  • помощь организаторам Всероссийского фестиваля «Кино – детям» (вспомним добрым словом К. Г. Сахарова, вице-президента «АВТОВАЗА»).

Согласитесь, даже такой выборочный список вполне красноречив. И вполне достоин отдельной «социально-культурной» главы в очередном научном исследовании о советском автозаводе, обеспечившем массовую автомобилизацию страны и удивившем автомобильный мир.

Привет, дружище ВАЗ!

Всё остается людям. Старшее поколение волжских автостроителей выросло на этом постулате из давнего советского фильма. Выросло с пониманием того, что не исчезает память о добрых делах. Запоминается, что бы там ни говорили скептики, хороший образец спешащим сменить нас. Пример смелой идеи, решительного поступка, позитивного действия. Ориентир на уважительное отношение к истории семьи, предприятия, города и страны.
Поздравляя нашего юбиляра, я не стану агитировать его «за Культуру». Просто пожелаю завтрашним автостроителям чаще слышать в свой адрес незатейливое, теплое и благодарное обращение россиян: «Привет, дружище ВАЗ!» И когда такое прозвучит, будьте уверены, друзья, что действует к общей пользе верный пароль: ВАЗ – Культура – Город.


Санкт-Петербург, апрель 2020 года


  • Ветеран ВАЗа (1968–2009).


Опубликовано в «Свежей газете. Культуре» 7 мая 2020 года, № 8–9 (181–182)