Виктор Долонько (dolonyko) wrote,
Виктор Долонько
dolonyko

Categories:

Смотрим вместе. Бадью

США, 2018
Режиссеры Горав и Рохан Кальяны

Олег ГОРЯИНОВ

Документальный фильм о философе – жанр с довольно узкими и требовательными рамками. Надо суметь рассказать о философе как мыслителе, как о человеке и сделать это таким образом, чтобы зритель не заскучал. Нельзя слишком увлекаться монологом главного героя – иначе публика почувствует себя на лекции профессора, а в кино обычно не за этим ходят. Опасно заигрывать с «человеческими, слишком человеческими» особенностями философа – есть риск предложить не портрет, а карикатуру. Наконец, надо удержаться на границе между пропедевтикой и популяризацией, так как последняя опция чревата упрощениями, неотличимыми от концептуальных искажений. Другими словами, создателям таких фильмов следует помнить, что они своего рода переводчики, а значит, и на них распространяется итальянская поговорка: traduttore – traditore (переводчик – предатель). И все эти задачи в разы усложняются, когда вы беретесь за фильм об одном из главных философов современности.

Ален Бадью – фигура для континентальной философии уникальная. Можно занимать сколь угодно критическую позицию в отношении его проекта, но сложно игнорировать то обстоятельство, что из представителей «французской послевоенной философии», пожалуй, только ему (и, возможно, отчасти Делёзу) удалось проскочить в актуальную мысль XXI столетия. Фуко, Деррида, Лиотар могут по-прежнему вызывать интерес, но уже скорее академический (уто сейчас Дерриду-то читает). Их можно игнорировать, их можно чтить за классиков, но они уже стали достоянием истории философии. На этом фоне Бадью обращает внимание не только тем, что продолжает писать книги, но и тем, что сама его мысль оказывается соразмерна вызовам современности.
Такую позицию Бадью во многом обеспечил работой «Бытие и событие» (1988). Она подвела черту под философией ХХ века, у которой были сложные отношения с понятием истины (то грешит метафизичностью, то в подозрительных сношениях с наукой). Свой проект Бадью обозначил как возвращение к Платону, а свой жест позиционировал как платоновский par excellence (а, как известно, Платон к этому времени стал главным «злодеем» в истории философии, на чем сходились столь разные фигуры, как К. Поппер и французские «постмодернисты»).
Если принять во внимание, что концепция Бадью непротиворечиво объединяет интерес к Паскалю, Руссо, Лакану и теории множеств, а всё это сдобрено политическим радикализмом и маоизмом, то получается такая гремучая интеллектуальная смесь, популярность и востребованность которой не сразу становятся понятными.
Именно эту задачу – показать многогранность фигуры Бадью – пытаются решить братья Кальян. Бадью рассказывает о трех своих женах, артикулирует политически непримиримые манифестации и возвращает память о философии как о практике, неразрывно связанной с проблемой истины. Любопытно увидеть армейские фотографии философа, на которых он предстал в образе флейтиста, и есть вероятность, что за мелодией флейты Бадью пойдет еще не одно поколение тех, кто ждет от философии не скромности, а интеллектуальной дерзости.

* Киновед, философ, кандидат юридических наук, главный научный сотрудник Музея Рязанова.

Опубликовано в «Свежей газете. Культуре» 4 июня 2020 года, № 11 (184)
Tags: Кино
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments