Виктор Долонько (dolonyko) wrote,
Виктор Долонько
dolonyko

Categories:

Формирующие нашу жизнь

Армен АРУТЮНОВ *
Фото автора
26 мая градозащитные организации из 16 городов и регионов России провели День единых действий. Общественники записали видеообращения, в которых рассказали об актуальных проблемах сохранения культурного наследия в период пандемии и режима изоляции. Самара по техническим причинам не смогла присоединиться к всероссийской акции, хотя проблем за три весенних месяца у нас накопилось изрядное количество.

[Spoiler (click to open)]

Споткнулись о ЦГФО

Присвоению Самаре статуса исторического поселения обрадовались далеко не все. Еще во время разработки основного пакета документов складывалось ощущение, что процесс искусственно затягивается. И это неудивительно, ведь порядок в градостроительной сфере устраивает далеко не всех, в особенности застройщиков, имеющих виды на кварталы исторического центра. В кабинетах шел спор относительно регионального и федерального статуса поселения, границ, градостроительных регламентов и предмета охраны, о чем «Свежая» уже неоднократно писала.
В результате в декабре был принят статус исторического поселения регионального значения с компромиссными границами, но с неполным предметом охраны и без регламентов (они находятся в процессе разработки). Кроме того, была попытка не включать в список охраняемого 796 исторически ценных градоформирующих объектов (ЦГФО). Благодаря депутату Госдумы Александру Хинштейну замять этот вопрос не удалось. К первому апреля специально созданная для этого комиссия должна была сформировать окончательный список ЦГФО.
Напомню, что в Самаре ценные градоформирующие объекты – это здания и сооружения, не являющиеся объектами культурного наследия, но формирующие историческую среду города.
Эпопея со списком ЦГФО началась еще в середине прошлого года, когда документацию по историческому поселению вынесли на общественное обсуждение. В представленном реестре был целый ряд неточностей, а главное – отсутствовало большое количество ценных объектов, формирующих облик старой Самары. Региональное отделение Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры проанализировало документ и направило разработчикам список из 268 замечаний и дополнений, большая часть которого была учтена и вошла в окончательную редакцию.
В 2020 году список из 796 ЦГФО еще раз проинспектировали. На этот раз комиссия под председательством руководителя управления главного архитектора Самары Игоря Галахова. В результате из перечня были исключены 126 объектов, хотя с этим решением согласились не все члены комиссии. Без какой-либо защиты в историческом поселении оказывается среда многих кварталов. К примеру, только по улице Арцыбушевской исключены 34 дома.
Надо отметить, что правовой статус ценных градоформирующих объектов и методы работы с ними в федеральном законодательстве не до конца прописаны. Но очевидно одно: ЦГФО – не объекты культурного наследия, то есть их можно ремонтировать, не привлекая лицензированные организации. Главное – сохранять основные качественные характеристики (главным образом облик фасада и объем здания). Проще говоря, жителям и городским структурам не придется тратить лишние время и деньги, чтобы привести свой дом в порядок.

Контрасты архитектурного цеха

Сложно сказать, чем руководствовались члены комиссии, голосовавшие за исключение 126 объектов из списка. Хотя мнение одного из них, Леонида Кудерова, зафиксировано в протоколе. Архитектор считает, что утверждать список до определения правового статуса ЦГФО недопустимо. А когда это произойдет, «стоит вернуться к рассмотрению списка с трезвым пониманием того, что факт нахождения в любом квартале пары объектов культурного наследия и трех-четырех ЦФГО сделает экономически нецелесообразным строительство в нем на многие ближайшие экономически неблагополучные годы, а может быть, десятилетия. Причем сделать это будет целесообразнее в составе комиссии, состоящей из профессионалов, во-первых, понимающих уровень ответственности за принимаемые ими решения, а не сводящих счеты с более успешными и талантливыми коллегами, а во-вторых, принимающих именно самих горожан за главную ценность так называемой городской среды и право нынешнего, ничуть не уступающего прежним, поколения архитекторов вложить свою лепту в развитие и, главное, создание нового облика города».
Мне кажется, цитата не нуждается в дополнительных комментариях. Возникает только один вопрос: о какой именно лепте идет речь, ведь в районе той же улицы Арцыбушевской, или Маяковского, или Ярмарочной, или Ленинской... последние тридцать лет строятся жилые комплексы, которые и архитектурой-то назвать язык не повернется.

Дом по улице Ленинской, 51

К счастью, так думают не все архитекторы. Другой член комиссии, архитектор Ирина Фишман, считает, что вопрос о признании здания в структуре исторической среды Самары ценным градоформирующим объектом решается не только наличием по соседству от него аналогичных объектов той же эпохи или объектов культурного наследия, но и качеством визуального образа данного фрагмента среды, впечатлением, которое она производит на зрителя, силой этого впечатления.
«Самара в последние десятилетия приобрела прочный статус не только «города-курорта», но и «города контрастов», и причиной тому служат именно невероятно контрастные пейзажи исторического центра, где фоном для одноэтажного домика конца XIX века, с ажурным кружевом деревянной резьбы, высится не лучший образец многоэтажной микрорайонной застройки, «небоскреб» в оттенках персикового, лишенный архитектурных решений как таковых, говорит Ирина Фишман. – Такие кадры уже стали отличительной особенностью Старой Самары, и, по моему мнению, неверно считать, что исторические здания, уцелевшие единицами среди новой низкокачественной застройки, должны быть исключены из списка ЦГФО только по той причине, что они там в меньшинстве и якобы ввиду этого не представляют из себя исторической ценности для города. Напротив, именно их наличие в этих фрагментах города, с почти утраченной средой, делает эту среду более человечной, интересной и разнообразной, наделяет ее признаками «настоящего» города, в котором квартал не строится разом весь одной строительной компанией, но формируется на протяжении долгих десятилетий огромным множеством сообществ».
Члены комиссии также вносили индивидуальные предложения по списку градоформирующих объектов. Ирина Фишман, например, рекомендовала вернуть 94 объекта из 126 обратно в реестр. Были также и дополнения по перечню (например, предложено присвоить статус ЦГФО модернистским башням элеватора на реке Самаре).
«От комиссии есть также рекомендации некоторым объектам ЦГФО придать статус объектов охраны, – рассказал Игорь Галахов. – В частности, речь идет о застройке Самарской площади. Удивительно, что только один объект ансамбля является объектом культурного наследия, остальные – рядовая застройка. Сохраняя объект градостроительного искусства, мы не защищаем здания, которые его формируют. Наверное, это неправильно».
Это заявление главного архитектора не может не радовать. Напомню лишь, что статус памятника ансамбль Самарской площади потерял пять лет назад. Есть версия, что его зона охраны мешала строительству в соседних кварталах. Один из участков (112 квартал в границах улиц Ярмарочной, Самарской, Ульяновской и Галактионовской), с которого в результате сняли обременение, сейчас также находится в поле зрения градозащитников, но это тема для отдельной статьи.

На территории «Том Сойер Феста»

Фестиваль сохранения исторической среды родился в Самаре несколько лет назад, а сейчас проходит уже в десятках городов по всей стране. Его поддерживают власти всех уровней, от мэров и губернаторов до чиновников федеральных министерств. Волонтеры из разных уголков России почти каждый год приезжают к нам, чтобы обменяться опытом, обучиться принципам работы с историческими зданиями.
Самарский «Том Сойер Фест» с самого первого сезона очень тщательно подходил к выбору ремонтируемых домов. По сути, выбирались ценные градоформирующие объекты – здания, обладающие архитектурной ценностью, но не входящие в реестр памятников. Кроме того, обязательным было наличие заинтересованных в обновлении домов жителей, в идеале – соучастников фестиваля.
Несмотря на это, один из объектов, восстановленных в рамках «Том Сойер Феста», не вошел в список ЦГФО (улица Галактионовская, 96–98), а другой (улица Чапаевская, 129–131) оттуда исключен. Еще один дом, восстановленный волонтерами фестиваля (улица Чапаевская, 133), оказался в списке аварийных и подлежащих сносу.
«Уже есть на слуху печальный опыт Калуги, где был снесен дом, восстановленный в рамках фестиваля, за чем последовал скандал на федеральном уровне, – говорит Ирина Фишман. – Считаю, что исключение таких объектов из ЦГФО недопустимо ввиду уже того факта, что в них вложен бескорыстный труд десятков неравнодушных горожан и градозащитников».

Дом по улице Чапаевской, 131

Тема необоснованного признания зданий ветхими (речь уже не об объектах «Том Сойер Феста») в исторической части Самары этой весной стала вновь актуальной. Пример усадьбы Зеленко в 109-м квартале должен был чему-то научить застройщиков и чиновников на местах, но история вновь повторяется. В числе аварийных оказалось добротное четырехэтажное здание на углу улиц Самарской и Маяковского. К счастью, жителям удалось оспорить этот статус на заседании межведомственной комиссии. Но в период самоизоляции объявления об аварийности и расселении появились на десятках других домов, а значит, судьба значительной части исторической застройки остается под угрозой. Впрочем, и это уже тема для отдельного материала.

* Журналист, архитектурный обозреватель, градозащитник.

Опубликовано в «Свежей газете. Культуре» 4 июня 2020 года, № 11 (184)
Tags: Культура Самары
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment