Виктор Долонько (dolonyko) wrote,
Виктор Долонько
dolonyko

Category:

Вспоминая современника

Валентина ЧЕРНОВА 1

В этом году исполнилось бы 75 лет со дня рождения одного из ярчайших графиков Самары Юрия Петровича БОРОДАЧЁВА (25 августа 1945 – 20 февраля 2011).

Юрий Петрович родился в Куйбышеве. Таких детей называют «дети Победы». С детства он был одаренным и пытливым, готовым к приключениям и смене места. Отец сразу после войны был репрессирован. Без строгой отцовской руки мальчишка был обречен на вольницу и непослушание.

Юрий Бородачев. Автопортрет
[Spoiler (click to open)]

В этом году исполнилось бы 75 лет со дня рождения одного из ярчайших графиков Самары Юрия Петровича БОРОДАЧЁВА (25 августа 1945 – 20 февраля 2011).

Юрий Петрович родился в Куйбышеве. Таких детей называют «дети Победы». С детства он был одаренным и пытливым, готовым к приключениям и смене места. Отец сразу после войны был репрессирован. Без строгой отцовской руки мальчишка был обречен на вольницу и непослушание.
Как-то он вспоминал, что после года учебы в Пензенском художественном училище набедокурил и был исключен, но не расстроился, отправился учиться в Саратовское художественное училище. Саратовская художественная школа всегда была верна традициям авангарда. Сам художник с удивлением и восторгом вспоминал, как преподаватель живописи тайком показывал авангардные произведения талантливого художника Валентина Михайловича Юстицкого, в 1918 году направленного из Москвы создавать «пролетарское искусство».
В 1966 году Бородачёв поступил в Ленинградское высшее художественно-промышленное училище имени Веры Мухиной, где проучился до 1968 года. В то время он заболел воспалением легких: петербургский климат не ко всем благоволил. После выздоровления решено было учиться на юге, в теплом климате.
Затем была учеба в Харьковском художественном институте (1969–1974) на факультете декоративно-прикладного искусства. Есть несомненная польза от этого факультета: знакомство с различными видами искусства, с разными материалами и техниками. Вероятнее всего, такого рода знания дарили художникам бо́льшую творческую свободу.
С 1974 года Юрий Петрович жил в Куйбышеве, до 1984 года преподавал в Куйбышевском художественном училище. Еще в 1968-м начал участвовать в областных выставках. А затем – региональная выставка «Большая Волга» (1979), республиканские выставки в Москве (1975–1977), Туле (1977). В 1978 году стал членом Союза художников.
***
В памяти братьев по цеху Юрий Бородачёв остался, прежде всего, человеком интеллектуальным, любознательным, художником с широким кругозором.
«Наши мастерские были рядом, я видел его каждый день и никогда не уставал удивляться его познаниям. В закрытом городе, в эпоху информационного дефицита, он как-то ухитрялся быть в курсе всего интересного, нового. А когда появлялись деньги, мы с ним ехали на площадь имени Куйбышева в книжные магазины «Искусство» и «Дружба» и накупали горы книг – и по искусству, и книги из социалистических республик. У него было какое-то чутье на интересных людей, благодаря дружбе с ними он обладал широким кругозором. Он постоянно читал интересные книги, ходил в «Ракурс» смотреть парадоксальное кино. И конечно, на личность художника лег отпечаток того, что его окружало, того, что влияет на искусство» (Николай Панфильцев).
Работая в рамках реализма, Бородачёв рисовал плакаты, делал интересную станковую графику, иллюстрации к детским книгам. В 1976 году поехал на творческую базу «Челюскинская», куда стремились попасть все художники страны, и сразу попал в группу, которую курировал Евгений Адольфович Кибрик (1906–1978), график, прославившийся циклами иллюстраций к «Кола Брюньону» Р. Роллана, «Легенде об Уленшпигеле» Ш. де Костера, «Тарасу Бульбе» Н. Гоголя, русским героическим былинам; живописец, педагог, профессор. Мало кто знает, что с 1927 по 1930 год Кибрик был одним из самых активных членов объединения «Мастера аналитического искусства», созданного Павлом Филоновым.
Мастерские на творческой базе «Челюскинская» были оснащены всеми необходимыми средствами, станками для освоения различных техник гравюры. Не случайно после поездки Юрий Бородачёв приступил к серии иллюстраций к «Легенде об Уленшпигеле» Ш. де Костера. Один из листов серии «Сказки Фландрии» наполнен тайной, чувством драматизма. Персонажи, словно призрачные тени, завораживают темными силуэтами в узких лучах света. Лист запоминается, прежде всего, своей живописностью. И этому способствует сложнейшая техника офорта с использованием акватинты 2, лависа 3.
В 1978 году он приступил к созданию серии офортов к роману Алексея Толстого «Петр Первый». Всем листам свойственна подчеркнутая живописность.
Для достижения особой выразительности Бородачёв применял смешанную технику изготовления офортов: повторное травление, иногда до шести травлений (так делал Рембрандт Харменс ван Рейн), использование «сухой иглы» или резца, «затяжку» – растирание краски на пластине, а иногда комбинировал в одном офорте несколько видов техник.
Лист «Петр I» сделан с использованием техники лависа. Способом «лавис» можно выполнить гравюру, по своей манере напоминающую рисунок кистью. Листы «Петербург», «На лугу» сделаны с использованием повторного травления. Лист «Перед допросом» сделан с применением приема «сухая игла» и «затяжки». И каждый лист при печати получался уникальным, единственным.
Интересные иллюстрации были сделаны Бородачёвым в технике акварели к сказке Алексея Толстого «Золотой ключик, или Приключения Буратино» для Куйбышевского книжного издательства. Сказка необычайно веселая, и самый большой весельчак Буратино – хулиган и непоседа – оказался художнику неожиданно близок.
Отдельно хотелось бы написать о невероятной влюбленности Юрия Бородачёва в музыку. Одна из двух его дочерей стала профессиональным музыкантом, играла на скрипке. Он мог подолгу говорить о музыке Альфреда Шнитке, Генрика Венявского.
Однажды ему назначили творческую встречу со зрителями в Самарском литературном музее. Было жаркое лето. Окна старого дома были растворены в сад. В зале на стене висели офорты-иллюстрации художника к произведениям Алексея Толстого, а Бородачёв долго и пространно говорил о реквиеме Антона Брукнера, о том, как важно художнику жить в окружении хорошей музыки, как она умеет навевать нужные художественные образы. Это было так неожиданно!
***
В технике офорта Юрий Петрович работал на протяжении всей творческой жизни в СССР. Это были образцы станковой графики и книжной иллюстрации. В конце 80-х годов он «хулиганил», печатая с двух разных досок на один лист в два цвета. Такой микс позволял достичь интересного звучания графической мелодии, иногда художник поворачивал композицию вверх ногами, и тогда персонажи «летали» вниз головой, как в картинах у Вити Новокрещенова (они оба – выпускники Харьковской академии и были близки).
Конечно, художники любили пирушки. Обычно люди, когда навеселе, становятся болтливыми, разгоряченными, Виктор Новокрещенов, наоборот, становился молчаливым, Саша Ковалев предлагал петь песни, а Бородачёв доставал из кармана книжечку стихов Исикавы Такубоку и вдохновенно начинал читать.

Точно нить порвалась
У воздушного змея.
Так легко, неприметно
Улетело прочь
Сердце дней моих юных.
Однажды в апреле, после выборов в Союзе художников, они пошли на берег Волги, нашли на берегу прибитый волной сломанный ствол дерева и, многозначительно держа его в обнимку, подносили к гуляющим на набережной, а потом бережно отнесли в удаленное место.
К песчаным холмам

Прибит волною сломанный ствол,
А я, оглядевшись вокруг, –
О самом тайном
Пытаюсь хотя бы ему рассказать.
Иногда он читал хайку собственного сочинения.
Обладая разносторонним образованием, Юрий Бородачёв периодически обращался к живописи. Его творческая основа требовала живописности. И когда в 90-е графики оказались не востребованы в нашей стране, он обратился целиком к живописи. В 1990-м Бородачёв был удостоен первой премии в художественном конкурсе «Золотая кисть» (Москва).
***
В 1991 году Юрий Петрович уехал в Швейцарию. В 1993 году впервые принял участие в международной выставке в городе Винтертур, где познакомился со своей будущей супругой Марией Зигрист. В 1995 году они вместе открыли галерею Yuri и художественную школу. Жена занималась лепкой, керамикой, он вел рисунок, композицию, живопись. Для ставшего родным Винтертура, где он жил с 1993 по 2007 год, художник писал фрески, картины, декорации для городского театра. Организовал выставку в Москве.
В 1997 году Юрий Бородачёв был награжден национальной премией в области искусств Arti figuratife in pittura в Карраре (Италия). С 2000 года являлся членом Союза швейцарских деятелей искусств, художников и архитекторов Visarte.
В 2009 году вместе с супругой он переезжает в небольшой старинный город Диссенхофен на реке Рейн севернее Цюриха, где открывает новую галерею Art Juri. «Я останусь здесь до конца своей жизни», – говорил Юрий. Так и случилось. Прах художника жена развеяла над Рейном.
В 2012 году в Самаре состоялась встреча с супругой Юрия Бородачёва Марией Зигрист. Она привезла живописные произведения последних лет. Экспозиция была составлена из восьми графических работ 80-х годов и такого же числа живописных полотен, написанных в последние годы. Как отметили коллеги, картины эти были неожиданно чужды, возможно, в чем-то декоративны и свободны. «Не наши, видно сразу», – сказали гости вернисажа.
Рядом с графикой живописные работы Бородачёва, на первый взгляд, действительно выглядят как чужие. Острая экспрессия, широкий пастозный мазок, контрастная гамма – всё будто говорит, что это другой художник, а не тот самый Бородачёв. Состоялось некоторое географическое разделение. Чувствуется, что художник внимательно всмотрелся в то, что востребовано европейским зрителем, понял, что европейцам интересны в большей степени декоративно-экспрессивные композиции. А поскольку в Харьковской академии художеств он учился на факультете декоративно-прикладного искусства, то стал эффектно форсировать декоративную составляющую в живописи. Ушла тайна, загадка, исчез флер таинственности.
Это произошло потому, что ранее его искусство развивалось в контексте с основным направлением в искусстве России. В 80-е годы сильно изменилось художественно-образное пространство российской графики, фантастически окрашенные образы-видения стали обживать новую реальность. Такова она в офортах Юрия Бородачёва. Открылся путь в одухотворенное, очень лично ощущаемое пространство. Любимой техникой этого художественного поколения стал в графике офорт. В его таинственной мистической глубине даже будничные сюжеты наполнялись эмоциональным напряжением, выступали проекцией душевного состояния автора. Художественная форма его офортов богата живописной и театральной зрелищностью.
У Бородачёва был большой преподавательский опыт. К числу его известных учеников относится Крисси Англикер. Она уроженка Цюриха, с ранних лет экспериментировала с камнем, глиной и находила предметы, чтобы найти средства выражения себя как художника. В 1999 году, в возрасте 16 лет, Англикер переехала в Соединенные Штаты, где живет, творит, регулярно выставляя свои работы в галереях страны.
В своих выразительных, живых картинах она ищет баланс между хаосом и контролем. Хотя на первый взгляд некоторые произведения Англикер выглядят как абстрактные композиции, на самом деле они глубоко укоренены в реальном мире. Художник дразнит зрителей небольшими намеками, чтобы увидеть конкретную сцену, но без лишней конкретики. Таким образом, картины Англикер приглашают зрителей увидеть мир через свой собственный опыт. Работы швейцарской (американской) художницы Крисси Англикер, тонкие, но выразительные, являются визуальным переводом восприятия художником себя по отношению к миру.
***
Безусловно, самарским графиком Юрием Бородачёвым был сделан значительный вклад в отечественную культуру, также его художественное наследие сохранило лучшие традиции европейского офорта. Его графика находится в Самарском художественном музее, Самарском литературном музее, в фондах министерства культуры России, в галерее Mars (Москва), а также в частных коллекциях Европы. Он оставил своей жене более двухсот картин, акварелей и графических работ в галерее, где она продолжает их выставлять.

1 Член Ассоциации искусствоведов России, член Союза художников России, главный научный сотрудник Самарского художественного музея.
2 Акватинта (фр. aquatinta – окрашенная вода) – особая разновидность офорта, графическая печать, позволяющая создавать тиражные рисунки с богатой тональностью.
3 Лавис – вид углубленной гравюры, в которой изображение наносится на медную доску кистью, смоченной кислотой; вытравленные углубления заполняются краской для печатания.

Опубликовано в «Свежей газете. Культуре» 7 мая 2020 года, № 8–9 (181–182)
Tags: Изобразительные искусства, Культура Самары
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments