Виктор Долонько (dolonyko) wrote,
Виктор Долонько
dolonyko

Category:

«Без музыки жизнь была бы ошибкой»

Дмитрий ДЯТЛОВ *

Так говорил Фридрих НИЦШЕ – мыслитель и поэт, философ и музыкант. Создатель оригинальнейшего философского учения, он оказал огромное воздействие на культуру XX столетия, не потерял своего уникального обаяния и сегодня, но в собственных композиторских опусах остался далеко позади своего века, остался в эстетике и грамматике музыкального романтизма первой половины XIX века.

[Spoiler (click to open)]
Гениальный слушатель, чуткий воплотитель музыкальных идей и смыслов в своих трактатах, Ницше как композитор был почти беспомощен: его мелодии, едва зазвучав, не сохранялись в памяти, общие места романтических образов и общие формы движения эпохи венского классицизма не составляли хоть сколько-нибудь ясной формы. Как много ярких образов касательно музыкального искусства даны в его философских работах!
В рассуждении мыслителя мы как будто слышим музыку, в которой мирное течение сменяется стихийным порывом, влекущим к буйству природных сил земли, воды, огня.
«В этот построенный на иллюзии и самоограничении и искусственно огражденный плотинами мир вдруг врываются экстатические звуки дионисийского торжества с его все более и более манящими волшебными напевами, как в этих последних изливается вся чрезмерность природы в радости, страдании и познании, доходя до пронзительного крика».
Опьяненность силой природы и иллюзия прекрасных сновидений, необузданный порыв дикости и красота пластики застывшего образа, безобразный крик обезумевшей плоти и высокое парение духа живут в вечном становлении, в вечном противоборстве, составляют, по Ницше, суть музыки. Но где всё это в его собственной музыке?!! Фридрих Ницше зафиксировал на нотной бумаге более семидесяти фрагментов музыки той или иной степени законченности. И ни в одном из них мы не найдем ничего похожего на вышеприведенные слова философа.
Ницше не был вундеркиндом. Первые композиторские опыты начались лишь в 10-летнем возрасте. Однако страсть к музыке была так велика, что на вопрос, что бы ему хотелось на свое 15-летие, он отвечал: «Партитуры Гайдна, Бетховена, Мендельсона…»
В семье его отца, лютеранского пастора, разумеется, было фортепиано, и все домочадцы были музыкантами-любителями. Музыкальным увлечениям юноши никто не препятствовал. Но систематического музыкального образования Фридрих Ницше всё же не получил. Музыка – это, прежде всего, ремесло, одного горячего стремления и даже недюжинного дарования слишком мало, чтобы создать нечто оригинальное.
Поначалу молодому человеку казалось, что у своей Музы он пользуется взаимностью: «Музыка любит меня, и стоит лишь кому-то покинуть меня, как она мигом рвется ко мне и хочет быть любимой». Но вот как-то в доме своего кумира Рихарда Вагнера он исполняет пьесу для скрипки и фортепиано «Отзвуки новогодней ночи».
Пьесу он преподносит в подарок хозяйке дома Козиме. Рихард, которого Ницше почитает музыкальным гением, не дослушав, уходит. Гости, почти не скрываясь, смеются над незадачливым композитором-любителем. Проходит некоторое время, и Ницше, решив еще раз испытать свою композиторскую дееспособность, посылает Гансу фон Бюлову фортепианную рукопись Manfred-Meditation.
Ответ подвел черту под всеми композиторскими штудиями автора: «Ничего более безотрадного и антимузыкального, чем Ваш «Манфред», мне давно уже не доводилось видеть на нотной бумаге. <…> Она [Ваша музыка] пагубна не для окружающих, но хуже того, для Вас самих, коль скоро Вы не смогли убить излишки Вашего досуга иначе, чем подобным образом насилуя Эвтерпу».
С этого времени Ницше перестал записывать свои музыкальные импровизации и размышления. Большинство фортепианных миниатюр и песен были созданы им в годы учебы в Боннском университете (1862–1865). После отповеди Ганса фон Бюлова, одного из самых авторитетных музыкантов своего времени, на свет появился лишь «Гимн дружбе» (1874) для фортепиано, впоследствии переработанный для голоса и фортепиано и названный «Гимн жизни» (1882).
Спустя несколько лет друг философа Петер Гаст сделал переложение этого сочинения для хора и оркестра. К Петеру Гасту обращены мысли философа о музыке, высказанные в одном из писем: «Требуется антиромантическое программное высказывание о музыке, чтобы в музыке была не «воля к морали» и «подъему народного духа», но искусство, ars, искусство для художников, некая божественная индифферентность, некая непозволительная лучезарность за счет всех «важных» вещей, искусство как чувство превосходства, как «возвышенность» по отношению к низине политики, Бисмарка, социализма и христианства и т. д. и т. д.».
Неужели Фридрих Ницше, так точно понимающий сущность искусства, во многом предвидевший тенденции грядущего века, тонко чувствующий еле уловимые дуновения нового, в своем композиторском творчестве был бесплоден? Правы ли Вагнер и Бюлов, так жестоко лишившие Ницше его лучших надежд? Ведь музыка была его естественной и в высшей степени насущной потребностью.
Ницше задавался вопросом: «Чего, собственно, хочет все мое тело от музыки вообще?» И отвечал: «Я думаю, своего облегчения: словно того, чтобы все животные функции были ускорены легкими, смелыми, шаловливыми, самоуверенными ритмами; словно того, чтобы железная, свинцовая жизнь утратила свою тяжесть благодаря золотым и нежным, как масло, гармониям. Моя тоска хочет отдохнуть в тайниках и пропастях совершенства: для этого нужна мне музыка».
Спустя столетие исполнители стали обращаться к музыке Фридриха Ницше. Полное собрание его музыкальных сочинений было издано в Базеле. Сегодня в Сети можно услышать практически все созданное композитором Ницше в разных жанрах. Это и закольцованный подобно минималистическим опусам XX века Fragment an sich (указание автора da capo позволяет повторять его бесконечно), это и протяженная и многообразная «Ночь Св. Сильвестра» для скрипки и фортепиано, это и прекрасные вокальные миниатюры в жанре Lied, наследующие традиции Роберта Шумана и Йоганнеса Брамса. Среди исполнителей камерной вокальной лирики блистательный Дитрих Фишер-Дискау.

* Пианист, музыковед. Доктор искусствоведения, профессор СГИК. Член Союза композиторов и Союза журналистов России.

Опубликовано в «Свежей газете. Культуре» 7 мая 2020 года, № 10 (183)
Tags: Музыка
Subscribe

  • Причастие вечной музыке

    Ольга КРИШТАЛЮК * Фото Александра КРЫЛОВА Два заключительных концерта фестиваля «Шостакович. XX век» стали еще одним…

  • Лирические грани откровений

    Ольга КРИШТАЛЮК * Фото Александра КРЫЛОВА Среди небывалого числа концертов, уместившихся в две фестивальные недели, 6 концертов (а это…

  • Что ел и пил Бетховен

    Рубрика: Наталья Эскина. Неопубликованное Вчера был печальный день. Мы его отметили с расписными химерами, беломраморными путти и плачущими…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments