Виктор Долонько (dolonyko) wrote,
Виктор Долонько
dolonyko

Categories:

Театр на грани терапии

Екатерина АВЕРЬЯНОВА
Фото предоставлены автором

Когда кто-нибудь вдруг задается вопросом, сколько в Самаре театров, обычно в ответ звучат названия нескольких бюджетных и частных площадок. Между тем, помимо привычных искушенному самарскому зрителю вариантов драматического/пластического и т. д. театра, на пограничном пространстве между искусством и психотерапией уже много лет существуют плейбэк-театр и психодрама.

Обе методики принято условно относить к социальному театру, если буквально – к театру социальных изменений (Theatre For Social Changes), который подразумевает трансформацию участников на протяжении спектакля/перформанса. При этом оценить эффективность психодраматического метода в Самаре можно пока лишь на одной площадке – в Центре современного психоанализа, а вот возможность стать участником плейбэк-перформанса предлагают сразу три театра: «Просто вместе», «Самарское трио» и «Амальгама». Сколько существуют психо/социодрама и плейбэк-театр, столько и возникают вопросы к этим методикам: насколько они этичны по отношению к участникам/зрителям, продуктивны в плане терапии, интересны с художественной точки зрения и так далее.

[Spoiler (click to open)]

Расскажи о своей проблеме

Так что понимается под психо-/социодрамой? Психодрама чаще всего определяется как метод психотерапии и психологической коррекции, где клиенты/участники действуют при помощи театрализации, ролевой игры, драматического самовыражения. Эта методика формировалась много лет и появилась благодаря социальным опытам австрийского психотерапевта Якоба Леви Морено. Морено утверждал, что активные действия клиента помогают работать с его проблемой эффективнее, чем разговоры в рамках психоаналитического подхода.
Вокруг жизни Якоба Морено существует много апокрифов. Вероятно, самая любопытная легенда – история возникновения идеи психодраматического метода работы. В возрасте около пяти лет Якоб Морено вместе с соседскими детьми забрался в подвал дома и предложил им поиграть в Бога: маленький Якоб должен был играть творца, а его товарищи – ангелов. Дети согласились и общими усилиями возвели из столов и стульев небо. Якоб сидел на вершине этой шаткой конструкции, а остальные носились вокруг него, размахивали руками и пели, изображая ангелов. Один из них спросил Якоба, почему он не летает. Тогда Якоб попытался взлететь, но упал и сломал себе руку: трудно быть Богом. Морено считал этот случай первым опытом психодрамы и часто определял свой метод как «психотерапию павших богов».

Грете Лейтц, психотерапевт, директор Института психодрамы, социометрии и групповой психотерапии Морено (Германия):
Уже в психиатрии XVIIIXIX столетий были предприняты попытки использовать театр для лечения пациентов. Можно вспомнить театральные эксперименты маркиза де Сада, галльских профессоров Райля и Хофбауера. В качестве зрителей пациентов так или иначе затрагивало представление истории чужой жизни, однако эта жизнь была чужда как им, так и актерам. В отличие от этих экспериментов, у Морено речь не шла об изображении чужих страданий, изображались страдания свои собственные. Речь шла не об искусном актерстве, а скорее о спонтанной игре, не о воздействии на пациентов, а об их способности к самовыражению.

Как устроена психодрама? Психодраматическое действие – это процесс поиска конструктивного решения проблемы, которая беспокоит участника/протагониста. Этот поиск не всегда приводит к решению, но часто позволяет участнику существенно продвинуться к нему. Роль ведущего в этом процессе может варьироваться от простого наблюдения до активной режиссерской работы – в зависимости от потребностей протагониста. Довольно часто в психодраме проигрываются сцены из прошлого, в которых происходило что-то значимое для человека. Например, у участника есть в прошлом какой-то неприятный опыт, который вызвал когда-то много негативных чувств, и отголоски этих чувств остаются, мешая ему в настоящем.
Психодрама позволяет как бы вернуться в прошлое под руководством ведущего и через проговаривание и проигрывание травмирующей ситуации найти способ ее отпустить. Иногда значимый терапевтический эффект дает проживание своего прошлого по другому, лучшему сценарию. Когда человек проигрывает в психодраме реальное событие из своей жизни или своего внутреннего мира, он погружается в чувства, которые проживал в тот момент. Если в процессе психодраматического действия он эту ситуацию разрешает, это разрешение становится его новым опытом действия во всех подобных случаях.

Джо Салас, вдова Джонатана Фокса, основателя плейбэк-театра «Хадсон Ривер»:
Основная идея плейбэк-театра очень проста, в то время как ее воплощения сложны и глубоки. Когда люди собираются вместе и рассказывают свои личные истории для того, чтобы разыграть их, в коммуникацию вступает множество человеческих посланий и ценностей. Однако идея состоит в том, что вы, ваш личный опыт достойны такого рода внимания. Мы говорим, что ваша жизнь – подходящий объект для искусства, что другим ваша история может быть интересной, они могут чему-то научиться, продвинуться вперед благодаря ей. Мы говорим также, что эффективное артистическое выражение – это не эксклюзивная компетенция профессионального актера, что каждый из нас, и даже вы, и даже я, может достичь таких уровней внутри себя или вне себя, чтобы создать красоту, способную тронуть другие сердца.

В процессе психодраматического действия используется импровизация, участники групп расширяют ролевой репертуар, исследуют свои характерные особенности, изменяют стереотипы поведения, освобождаются от тревоги. Похожая практика – социодрама – это своеобразная игра, как и психодрама. Социодраму отличает работа не с индивидуальными, а с групповыми проблемами, она отражает не одну, а две реальности – двух людей или двух групп. Тут всегда два протагониста, и решение существующей проблемы ищется в их взаимодействии.

Театр обратной связи

Другой вариант театрально-терапевтической практики, которая представлена в Самаре, – плейбэк-театр. В 1975 году под влиянием идей психодрамы американец Джонатан Фокс разработал идею импровизационного театра, сочетающего спонтанность разыгрываемых историй и обязательную обратную связь от участников процесса. В плейбэке люди рассказывают о реальных событиях, произошедших в их жизни, а затем наблюдают, как эти рассказы немедленно воплощаются в сценическое действие.
Если психодрама имеет серьезный теоретический фундамент, то плейбэк – исключительно практическое явление, продукт коллективного творчества многих людей. Эта методика достаточно быстро стала популярна по всему миру, а в России ее расцвет пришелся на 2000-е годы. В плейбэке может быть рассказана и разыграна любая сцена из жизненного опыта человека: от бытовой до мистической, от забавной до трагедийной, а главным условием для участия является уважение и внимание ко всем присутствующим на площадке.
Стать зрителем здесь может каждый, при этом нет никаких возрастных ограничений, и иногда на плейбэк-перформансах можно встретить детей. Для плейбэка характерно отсутствие заданного сценария и прописанных ролей. В роли драматурга и постановщика здесь выступает зритель, которому помогает ведущий, а актеры (их обычно четверо) являются не только материалом для постановки, они также активные соавторы пьесы.

Юрий Журин, актер плейбэк-театра «Новый Jazz» (Москва):
Плейбэк – это не классический театр и не психотерапия. Да, как всякое художественное произведение, плейбэк может иметь психотерапевтический эффект. Но мы, когда играем, вообще эту задачу в голове не держим. Наша задача – показать рассказчику его «внутренний мир снаружи»: не обвиняя, не поучая, ни на чем не настаивая. У плейбэка есть четкий социальный вектор – служение обществу. Это мост между зрителями, рассказчиком и актерами. Мы не просто играем, мы помогаем открываться, проговаривать истории, которые скрыты у нас внутри, и искать новые смыслы, а значит, развиваться. Где еще можно это сделать в безопасной обстановке?

По внутреннему устройству плейбэк во многом схож с психодрамой. Их объединяют формы работы с участниками – например, «зеркало», «дублирование», «монолог», «обмен ролями». Общей является и подробная работа над сюжетами в группе: поддержка, обратная связь от других участников, моделирование разных вариантов решений проблемы, возможность экспериментировать в безопасных условиях.
Действие/спектакль в плейбэке включает три части: разогрев, действие и завершение. Как это выглядит на площадке? Ведущий задает для зрителей какую-нибудь тему для размышления и предлагает кому-нибудь из участников поделиться с остальными своей историей, затем актеры распределяют между собой роли внутри рассказанной истории. После распределения ролей начинается действие. Актеры и музыкант импровизируют. Когда история завершается, ведущий просит протагониста дать обратную связь по поводу увиденного. Если протагонист не получает разрешения своей ситуации, у него есть возможность скорректировать историю, и тогда актеры показывают второй вариант. Если участник доволен открытиями, которые принесла ему импровизация, то актеры переходят к следующей истории.
Одним из важных моментов перформанса является завершающее действие – «калейдоскоп», когда актеры по очереди произносят по одной реплике из всех представленных историй, то, что каждого из них наиболее затронуло. Эта последняя зарисовка – своеобразная обратная связь с залом, когда актеры «возвращают» зрителям наиболее важное, существенное. Так в перформансе ставится точка, и все действие приобретает законченную форму.

Руководитель плейбэк-театра «Амальгама» (Самара) Елена Мишина:
Наша задача – сделать ценной любую историю, отнестись бережно ко всему, что доверил нам рассказчик. В каждой сложной истории есть яд и есть противоядие. Каждую историю на сцене представляет несколько человек, и в этом глубокая мудрость плейбэка. Каждому актеру в истории отозвалось что-то свое, поэтому есть возможность сделать историю более объемной, более реальной, показать ее с нескольких сторон. Таким образом, на сцене возникает целостность, а это слово однокоренное со словом «исцеление». То есть каждая рассказанная история – это путь к исцелению для всех присутствующих. Актерам в плейбэке нужно быть готовыми к большой внутренней работе. И они сознательно идут на это. Подготовка предполагает большой объем обучения (на протяжении примерно двух лет) и репетиций. Это обязательная программа, предполагающая выдачу сертификата. В процессе этого обучения можно сделать вывод о своей готовности стать плейбэк-практиком. В дальнейшем всегда есть возможность принять участие в обучающих семинарах, конференциях, мастер-классах. Мы регулярно репетируем, готовимся к каждому перформансу – они у нас тематические. Развитие тех, кто занимается плейбэком, не прекращается. Эта практика много требует, но и много дает. Все, что для этого нужно, – находиться в контакте: с собой, с коллегами, со зрителями.

При некоторой неоднозначности методики работы с личным опытом участников плейбэк-перформансов и психодрамы эти пограничные драматические формы делают театр местом, где можно выразить свой и при этом разделить чужой опыт. Вероятно, поэтому такие виды театральной практики так интересны и неоднозначны – они фокусируются не на отвлеченной идее или концепции, а на живом человеке со всеми его желаниями, проблемами и недостатками.
Опубликовано в «Свежей газете. Культуре» 7 мая 2020 года, № 8–9 (181–182)

Tags: Театр
Subscribe

  • Музей, которого нет

    Михаил ПЕРЕПЕЛКИН * В канун Дня музеев поговорим о некоторых музеях, навсегда исчезнувших или так и не появившихся на улицах Самары, в ее…

  • Жил-был чудак

    Зоя КОБОЗЕВА * Жил-был дурак. Он молился всерьёз (Впрочем, как Вы и Я) Тряпкам, костям и пучку волос – Всё это пустою…

  • Геннадий Власенко – хранитель танцев Поволжья

    Ксения ГАРАНИНА Сегодня – Международный день танца. К этой дате вспоминаем основателя народного сценического танца Поволжья Геннадия…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments