Виктор Долонько (dolonyko) wrote,
Виктор Долонько
dolonyko

Category:

Самоизоляция как привычка

Сергей ГОЛУБКОВ *

В связи с глобальными драматическими обстоятельствами пандемии коварного легочного заболевания, вызванного коронавирусом, в обиходное, повседневное сознание людей вошло слово «самоизоляция». Эти необходимые меры карантинного характера повлияли на весь уклад нашей каждодневной жизни, изменили отношение ко многим привычным вещам, а самое главное, неизбежно породили целый спектр вопросов, касающихся ближайшего будущего.

В самом деле, не откроет ли самоизоляция, ставшая устойчивой привычкой, бездны равнодушия как в отдельном человеке, так и в обществе в целом? И, как следствие, не возникнет ли, скажем, самоизоляция властных институтов от общества (что порой и так наблюдаем!), одного социального слоя от других, одной профессиональной группы от другой, одного человека от другого? Не произойдет ли расширительная буквализация понятия «социальная дистанция», о которой говорят ныне, имея в виду расстояние между людьми в магазине, на автобусной остановке, на улице? Не возникнет ли в мире этакий тотальный аутизм?

[Spoiler (click to open)]Задумаемся над всем этим. Увеличение степени равнодушия человека можно объяснить. С одной стороны, равнодушие, эта внутренняя дистанцированность от опасности, – вполне естественная психологическая реакция, потребность самосохранения. Возникает своеобразное постепенное привыкание к испытанию, затянувшемуся на некий срок. Но, с другой стороны, такое состояние может быть и чревато какими-то неожиданными последствиями. Оно может, скажем, привести, если хотите, к преждевременному душевному старению общества. Всем известно безразличие совсем уж ветхого старика к окружающему, обусловленное как всевозможными накопившимися и терзающими его немощами, так и абсолютной выключенностью из активной социальной жизни. Старый человек всё больше и больше становится праздным зрителем, посторонним наблюдателем несущегося мимо стремительного потока жизни. Жизни уже малопонятной и во многом для него чужой. Не уподобимся ли все мы (независимо от возраста), сидящие в самоизоляции за домашним компьютером или у телевизора и отслеживающие поток новостей, тем древним малоподвижным старичкам, что порой коротают свои последние отпущенные жизненные сроки у обыкновенного окошка в безучастном разглядывании многолюдной улицы?
***
Возможно, самоизоляция сделает для человека предпочтительным эскапизм, бегство в самого себя (робинзонада на островке своей внутренней жизни). Разумеется, не нужно путать это с тем временным чаемым уединением, которое бывает столь необходимо в отдельные моменты научного и художественного творчества для продуктивной максимальной концентрации интеллектуальных и эмоциональных ресурсов личности. Но признаемся: не возникнет ли в новой современной ситуации онлайн-бытия соблазн отгородиться виртуальной реальностью от реальности обычной?
Из истории мы, конечно, немало знаем о различных опытах духовной самоизоляции человека. Имело свой религиозный смысл, например, монашеское отшельничество (пустынники, молчальники), но ведь это явление было все-таки исключением из правил и никогда правилом не становилось.
Слово самоизоляция рождает в нашем коллективном сознании целую группу близких по структуре и смежных по смыслу слов: самопознание, самонаблюдение, самоуглубление, самоопределение, самообразование, самосовершенствование. Вероятно, мы получаем редкий шанс посмотреть на привычный внешний мир «новыми» глазами и заняться «собиранием себя», поиском самого себя истинного, освобожденного от коросты наносных привычек, расхожих фраз, стандартных реакций.
Самоизоляция предлагает новый ракурс созерцания действительности. Обычное существование в пестрой действительности, выполнение многих и многих социальных функций порой суетно растаскивает личностный мир на части. Здесь человек – пассажир, там он – клиент, тут – муж, отец, сын, внук, сосед, а где-то еще – покупатель, посетитель, проситель, коллега, командированный, обучающийся. Каждая такая социальная функция задействует только часть персонального мира личности. А где же он востребован целиком во всем объеме интеллектуальных, профессиональных, эмоциональных, духовных и душевных ресурсов? Не утратил ли он в этой бесконечной круговерти будней гармоничную цельность личности?
В свое время Леонид Андреев написал: «Самая несносная тирания – это тирания мелочей». Так не раздергали ли эти повседневные мелочи твой мир, как птицы выклевывают паклю из бревенчатой избы для постройки своего гнезда? Сохранилось ли нерушимым целостное ядро личности с тем набором этических ценностей и интеллектуальных ориентиров, который позволяет беспрепятственно внутренне развиваться и двигаться дальше? Есть повод серьезно задуматься в ситуации нынешней самоизоляции, обратить это вынужденное затворничество себе на пользу, для внутреннего самоочищения и своеобразного апгрейда, как говорят компьютерщики.
Как телефон, ставший своеобразным символом ХХ века, изменил прагматику пространства и формат межличностного общения, так и компьютер, сделавший технически возможным домашнее освоение безмерных интернет-пространств, изменил коммуникационный статус человека в мире.
***
Традиционный человек совсем недавнего прошлого имел дело с разными формами общения, в наименовании которых всегда присутствовала чрезвычайно значимая приставка «со»: сотрудничество, соратничество, сострадание, сопереживание, соучастие, сопричастность, содействие, соавторство, сопровождение, собеседование. Все это предполагало непосредственное живое общение на разных публичных пространствах. Экран компьютера уже фактом своего существования меняет формат человеческих связей. Да, экран можно уподобить окну, широко распахнутому в мир. И все же это грань, рубеж, водораздел, некая преграда.
Даже находясь в скайпе, мы не просто общаемся, так сказать, глаза в глаза, а через предмет-посредник, через некое рукотворное техническое средство (экран, сайт, сервер, сеть…). Мы находимся на ощутимой границе малого физического пространства и огромного пространства виртуального. Само ощущение этого пограничного состояния во многом отчуждает нас от внешнего мира. Да и специфика виртуального общения такова, что всегда можно прервать сеанс связи, элементарно выключив тем самым собеседника. В живом общении так быстро разговор не прервешь. В новом формате есть свои риски утраты живых межличностных связей.
Расширение пространства визуального – это одна из примет нашего времени. Современные исследователи считают визуальность «одним из ключей к пониманию ХХ века как культурно-исторического целого». Так писал Йосип Ужаревич в статье «Сон после жизни». При этом «под визуальностью имеется в виду всё, что так или иначе связано со зрительным восприятием». Зрительное восприятие обеспечивает свыше 90 % всей информации об окружающем внешнем мире. Как пишет тот же автор, «визуальность гораздо шире визуальных искусств: она охватывает все виды и все стороны зрительной символизации мира, т. е. все превращения или «переводы» внешнего мира в содержание сознания – посредством символическо-визуальных механизмов. Так понятая визуальность связана в нашем столетии в первую очередь с массовостью, т. е. с массовой культурой, средствами массовой коммуникации, функционированием и жизнью больших городов, деятельностью всемирных корпораций. ХХ век, таким образом, это век мировых масштабов, век осознания планетарной связанности мира».
Потому неудивительно, что сейчас развернутое высказывание порой подменяется картинкой (каким-нибудь селфи) и крохотной сопроводительной подтекстовкой. Картинка как таковая вовсю господствует в нашей жизни. Человечество, словно рыба чешуей, покрылось мириадами экранов. Они повсюду: в домах, офисах, торговых залах супермаркетов, на уличных стендах, на фасадах высоких зданий, на станциях метро. Визуальное тотально вытесняет привычные формы вербального. И мы уже к этому привыкли. Сетовать по этому поводу нет ни малейшего смысла, как не было смысла в пушкинскую эпоху заменять слово иностранное галоши шишковскими доморощенными мокроступами. Экспансия визуального в наше время – это просто новая данность, новая форма личного высказывания, собственного активного самопредъявления.
А еще пребывание в самоизоляции дает дополнительную возможность (как-никак больше времени!) внимательно посмотреть с балкона на далекие звезды, ощутить себя маленькой частицей огромного и непостижимого мироздания, осознать свою малость (песчинка!) и в то же время свое величие (все-таки песчинка мыслящая!). Мы, обычно озабоченные мелкой рутиной повседневья, не так часто поднимаем голову к небесным высотам. Да и на хорошо освещенных городских улицах не всегда ясно различишь светящиеся точки далеких миров. Лишь поэты да фантасты напоминают нам о безмерных космических далях.
Я человек, я посредине мира,
За мною мириады инфузорий,
Передо мною мириады звезд.
Я между ними лег во весь свой рост –
Два берега связующее море,
Два космоса объединивший мост.
Арсений Тарковский
***
В самом деле, всегда есть прямой резон не забывать и об окружающем нас огромном внешнем мире, и о своем персональном внутреннем мире. В гармонии отношений этих загадочных и во многом непознанных миров и заключается секрет цельности Личности. Возможно, сегодняшнее наше вынужденное затворничество поможет прийти к пониманию этого секрета.

* Доктор филологических наук, профессор Самарского университета.

Опубликовано в «Свежей газете. Культуре» 7 мая 2020 года, № 8–9 (181–182)
Tags: Культура повседневности, Философия культуры
Subscribe

  • Завтра была война

    Михаил ПЕРЕПЕЛКИН * * Доктор филологических наук, профессор Самарского университета, старший научный сотрудник Самарского литературного музея…

  • Самара просвещенная

    Был сегодня в альма матери. У входа в главный корпус некогда Самарского государственного университета – табличка: «Самарский…

  • Раз-два

    Факультет ненужных вещей Михаил ПЕРЕПЕЛКИН * Рисунок Сергея САВИНА «Ну, а цифры ты выучил? Считать умеешь?» И горе тебе,…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments