Виктор Долонько (dolonyko) wrote,
Виктор Долонько
dolonyko

Categories:

Культура как защита от природы

Илья САМОРУКОВ *
Рисунок Сергея САВИНА

Если долгое время живешь внутри какой-то определенной культуры и неоднократно принимаешься исследовать, какими были ее истоки и путь развития, то рано или поздно чувствуешь искушение обратить взор в другом направлении и поставить вопрос, какая дальнейшая судьба предстоит этой культуре и через какие перемены ей назначено пройти.
Зигмунд Фрейд. Будущее одной иллюзии. 1927

[Spoiler (click to open)]

В марте 2020 года человеческий мир был атакован новым вирусом, к которому еще не создали вакцину. Невидимый неклеточный инфекционный агент, который может воспроизводиться только внутри живых клеток, стал главным врагом человечества. Все массовые мероприятия были отменены, музеи, школы и университеты закрыты на карантин. Так мог бы начинаться синопсис фантастического фильма. Но это не кино, не спектакль, не роман, не балет, не опера, не перформанс, не фестиваль и не игра. С 13 марта 2020 года мы живем в состоянии пандемии, которая представляет угрозу выживанию целого вида.
Вирус затронул почти все сферы человеческой деятельности, закрыл границы государств и вынудил людей изолироваться в своих жилищах. Власть и общественность призывают нас «оставаться дома», чтобы лишить вирус возможности дальнейшего распространения. Каким станет мир после эпидемии, мы не знаем, но сама ситуация позволяет подумать, каким он был до нее, и исследовать работу общественных институтов в критической ситуации. На передовом крае с вирусом борются врачи и биологи, производители еды и коммунальные службы обеспечивают нам удовлетворение первичных потребностей. А как меняется роль культурного работника? Что может противопоставить культура атаке вирусов?
«Это война. Враг невидим, но некоторые линии фронта понятны. В блокаду было много хуже, чем сегодня, и страшнее. Но стены Эрмитажа хранят для нас бесценный опыт того, как в условиях изоляции и угроз сохранять душу, тело и честь музея», – это слова Михаила Пиотровского, директора Государственного Эрмитажа, одного из главных культурных учреждений страны.
Авторитетный музейщик патетично использует слово «война», которое при всей метафоричности (вирусы не знают, что они воюют) пробуждает воспоминания о прошлых кризисных моментах. Вирусы не должны позволить нам впасть в отчаяние в ситуации изоляции и «социального дистанцирования», и поэтому культурные учреждения должны продолжать свою работу. Их работа – это передача смыслов и образцов, организация «встреч» с эстетическими объектами.
Эффективность музеев измеряется посещаемостью. Если музеи и театры закрыты для посетителей, значит, эти смыслы надо передавать, минуя физический контакт. Наш век изобрел для этого Интернет. С объявлением карантина культурные институции просто вынуждены переходить в онлайн-формат, даже если раньше они не видели в этом необходимости. С другой стороны, музеи и театры – это явления доцифровой эпохи. Смогут ли они привлечь к себе внимание на территории мемов, фейков и вирусных видео? С началом карантина мы стали свидетелями фестиваля онлайн-трансляций. А что было бы, если бы подобная пандемия пришла к нам, например, в 1990-е? Культурные институции перекочевали бы на радио и телевидение?
Пандемия коронавируса еще не закончилась, и говорить о специфической карантинной культуре пока рано. Любопытным явлением можно назвать балконные концерты в Италии. Фильмы, книги, спектакли о событиях 2020-го появятся в будущем. Настоящее же обратило нас к (само)изоляции как к единственному на данный момент надежному оружию в борьбе с вирусом. Но является ли изоляция для нас чем-то новым? Рекомендации по изоляции похожи на советы по завязыванию шнурков или чистке зубов. Смотрите фильмы, читайте книги, занимайтесь самообразованием, посещайте сайты музеев, театров, библиотек…
Нужно было ждать атаки вирусов для таких очевидных советов. В истории человечества у нас есть примеры пребывания людей в куда более жестких условиях, чем в наше время «завоевания искусством вездесущности», как говорил Поль Валери. Большую часть времени большая часть человечества и так была в некотором смысле изолирована от произведений высокой культуры.
В XIX веке, чтобы послушать музыку Бетховена, нужно было принадлежать к статусным слоям населения. Сейчас в изолированном жилище для этого достаточно иметь телевизор. Мы изолируемся от вирусов, т. е. от природного мира. Пошатнувшаяся, казалось бы, оппозиция Нового времени «природа – культура» снова заработала. Культура в данной ситуации и есть изоляция, то есть защита от природы.

Но как неблагодарно, как вообще близоруко стремиться к упразднению культуры! Тогда останется только природное состояние, а выносить его гораздо труднее! Правда, природа не требовала бы от нас ограничений первичных позывов, она разрешала бы нам все. Но она применяет свой особо эффективный способ, чтобы ограничивать нас: она убивает нас – холодно, жестоко, как нам кажется, беспощадно, и убивает нас, пожалуй, как раз тогда, когда налицо поводы к удовлетворению. Именно из-за этих опасностей, которыми угрожает нам природа, мы ведь и объединились и создали культуру, которая наряду с другим должна сделать возможным и наше существование. Ведь главная задача культуры, настоящая причина ее существования в том и состоит, чтобы защищать нас от природы.
Зигмунд Фрейд. Будущее одной иллюзии. 1927

* Куратор, арт-критик.

Опубликовано в «Свежей газете. Культуре» 9 апреля 2020 года, № 6–7 (179–180)
Tags: Культура личности
Subscribe

  • Назад к Вилли Винки

    Зоя КОБОЗЕВА * Крошка Вилли Винки Ходит и глядит: Кто не снял ботинки? Кто еще не спит? Философы, политики, всякий мужской…

  • «Хорошо сидеть под чёрной смородиной»

    Зоя КОБОЗЕВА * Хорошо сидеть под черной смородиной, Дышать, как буйвол, полными легкими, Наслаждаться старой, истрепанной…

  • Завтра была война

    Михаил ПЕРЕПЕЛКИН * * Доктор филологических наук, профессор Самарского университета, старший научный сотрудник Самарского литературного музея…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments