Виктор Долонько (dolonyko) wrote,
Виктор Долонько
dolonyko

Category:

Радоваться каждому дню

Дмитрий ДЯТЛОВ *
Фото Михаила ПУЗАНКОВА

Что пользы, если Моцарт будет жив
И новой высоты еще достигнет?
Подымет ли он тем искусство? Нет;
Оно падет опять, как он исчезнет…
А. Пушкин. Моцарт и Сальери

В последний день календарной зимы в зале Самарской филармонии состоялся третий концерт абонемента «Современное дирижерское искусство». Академический симфонический оркестр Самарской филармонии возглавил в этот вечер Александр ХУМАЛА. Солистом выступил пианист Андрей Гугнин.
И дирижер, и пианист впервые выступали в Самаре. Оба артиста принадлежат к поколению музыкантов, громко заявившему о себе во втором десятилетии нынешнего века. Многое объединяет и даже роднит эти творческие личности, поэтому, говоря о концерте и его художественном результате, мы всякий раз будем иметь в виду их общий вклад в это событие.
«Радоваться, нести радость людям», – об этом часто говорит в своих интервью Александр Хумала. Способность к радостному приятию бытия – это, вероятно, талант от рождения. Такая способность проявляется и в свойствах характера, и в особенностях мировосприятия, и в самой силе внутренней жизни, бьющей через край. Это сказывается, конечно, и в исполнении музыки…

[Spoiler (click to open)]
Открыла симфонический вечер Увертюра к опере Бетховена «Фиделио». Валторны своеобычным звучанием встретили жест дирижера. Гостя такое своеобразие нисколько не смутило. Вероятно, репетиции дали исчерпывающее представление о возможностях оркестра, опасностях сюрпризов и степени неопределенности известных оркестровых групп. Но далее… оркестр заиграл иначе, совсем по-новому. Его звучание создало ощущение большого пространства, наполненного воздухом и особым напряжением, так характерным для музыки Бетховена.
Во всем слышны ясные намерения, немедленно реализуемые, причем в мельчайших подробностях. Чуть ли не каждый артист оркестра проявляет себя как музыкант-ансамблист. Все точно по вертикали. Энергия создается всей оркестровой тканью от струнных до медных духовых. Музыкальное время у Хумалы чрезвычайно подвижно и упруго поддается интерпретаторской воле, что проявляется в еле слышных и явно заметных ускорениях и замедлениях. Смены темпа и метрической пульсации находятся в соответствии друг с другом. Точность и единство штриха у всего оркестра удивляют. Иногда создается такое ощущение, что играет не коллектив музыкантов, а солист, оснащенный всей мощью и красками симфонического оркестра. Каждая оркестровая группа понимает свою задачу именно как музыкальную, но никак не механическую. Иной раз, слушая сольную реплику из оркестра, думаешь: а учился ли этот человек музыке, понимает ли он музыкальную фразу, музыкальное время или характерность штриха? Зачем он вообще здесь?..
Артисту оркестра подчас вовсе не требуются отвлеченные рассуждения на тему исполняемого сочинения. Ему, как актеру на сцене или в кинокадре, нужна конкретно поставленная задача. И чем точнее будет она поставлена, тем выше результат общего предприятия. Для дирижера-гастролера это не так просто, как может показаться. Мы не знаем, сколько репетиций оркестр готовил программу, но вряд ли их было много. И по концерту было понятно, что ни минуты в предварительной подготовке не было потрачено зря.
Кого только не видели за дирижерским пультом артисты самарского оркестра! В первую же минуту они определят, кто перед ними. И критерии тут просты: ясность намерений, понимание стиля, ну и, разумеется, дирижерская техника. И еще трудно поддающееся анализу явление – Музыкант. Всё это можно почувствовать и понять уже в первой фразе, при первом пробуждении звукового образа. Еще ничего не произошло, еще всё впереди, а мы уже с доверием и готовностью следуем за музыкальной мыслью, покоренные обаянием личности и энергией подлинной музыкальности.
Если бы не привычные «родимые пятна» самарского оркестра (ожидаемо проявляющиеся в репликах валторн), можно было бы подумать, что мы на концерте Гевандхауза. Подлинность, несомненная аутентичность звучания бетховенской партитуры была очевидна, что особенно порадовало филармонического слушателя.
***
Андрей Гугнин вышел на сцену к уже настроенным на тонкое музицирование артистам оркестра. Первый фортепианный концерт Бетховена, написанный на излете венского классицизма, несет в себе черты как уходящей, так и нарождающейся эпохи. Грозное эхо девятнадцатого столетия уже перекатывается отдаленными громовыми раскатами над классицистским порядком раннего бетховенского фортепианного концерта.
Стилевая точность – то, что первым приходит на ум, когда слушаешь Андрея Гугнина и Александра Хумалу. Это в каждом повороте интонационного сюжета, в каждой теме, во всем исполнении концерта. Гибкая в своей интонационно-временной изысканности тема главной партии задала тон для всего последующего звучания. Общие формы движения солирующего фортепиано всегда поддерживаются легкими репликами оркестра. Игра оркестра так точна, что кажется отрепетированной каждая реплика, каждая тема. В каденции солиста мы услышали невероятное разнообразие выражения. Даже общие формы движения и трели говорят. Масштабность звуковой картины и количество интонационных событий поражают.

Исполнение Андрея Гугнина полно искрометного юмора, а подчас и тонкой иронии. Естественность линий и органичность диалога солирующего фортепиано и оркестра в Largo второй части уподобились ландшафтам и ароматам живой природы. Вся музыка была наполнена особенным бетховенским чувством благоговения перед мирозданием. И даже здесь в медленной музыке – в Largo у Андрея Гугнина и Александра Хумалы – сюжет, раскрывающийся от одной звуковой картины к другой. Великолепный диалог солирующего фортепиано и симфонического оркестра продолжился и в третьей части, где парадоксальным образом соединились легкость и сила, стремительность и грация. Так исполнителями было создано масштабное полотно Первого фортепианного концерта Бетховена, наполненное невероятным количеством самых разных событий.
Жаль, что в зале почти не видно было коллег-музыкантов. И дело не в том, что было чему поучиться (хотя и поучиться стоило бы). Такие редкие концерты заряжают энергией, дают веру в свои возможности, укрепляют в верности избранного пути, показывают неисчерпаемые объемы художественных смыслов.
***
Во втором отделении симфонического вечера мы услышали Третью симфонию Роберта Шумана. «Рейнская» симфония, как известно, неоднозначно была принята музыкальной критикой в середине XIX века. Ей свойственны некоторые особенности оркестровки и известная вязкость изложения, которые могут произвести невыгодное впечатление на слушателя. Поэтому именно здесь в исполнении симфонии проявляются музыкантское чутье и профессиональная воля дирижера, способные преодолеть объективные препятствия на пути к слушателю.
Крупное пятичастное симфоническое полотно требует и масштабности мышления, и точной проработанности деталей, и владения музыкальным временем-пространством. В интерпретации Александра Хумалы следует отметить монолитное и сбалансированное звучание тутти, точную организацию характерного пунктирного ритма, энергию и настойчивость в достижении локальных кульминаций. В его исполнении музыка течет мощно и стремительно, увлекая за собой, подобно быстрым водам Рейна.
Во второй части симфонии тонкий и своеобразный контраст составили вкрадчивые шаги второй темы с изысканными замедлениями мотивов первой. «Хоры» деревянных и медных духовых почти всегда были стройно сопряжены. Некоторую их скованность и напряженное звучание сразу разрешало звучание струнных, которые будто высвобождали течение музыки.
С танцевальной грацией как бы в балетной манере прозвучала третья часть. Стройный «хор» деревянных органично входил в очень длинную фразу, произносимую свободно, в естественной агогике. Разительный контраст со всем предыдущим составила четвертая часть. «Шествие» меди открыло сцену, звуками повествующую о долгом пути к Святому Граалю. Сосредоточенность на одной цели обусловила и выбор движения и построения протяженных фраз. Интонационно сомнительное проведение «хора» духовых в кульминации несколько снизило атмосферу мистерии. Пятая часть симфонии представила масштабную картину, сотканную из линий, кратких мотивов и продолжительных тем, исполненных различными оркестровыми группами. Ее венчает кода финала, естественное ускорение движения которой приводит к апофеозу радости, полноты и торжества жизни, которым завершается «Рейнская» симфония Роберта Шумана.
Перефразируя высказывание одного литературного героя – «счастье однообразно, несчастье же многолико», на этот раз не согласимся. Первый концерт на самарской сцене Александра Хумалы показал обратное: радость бесконечна в своих воплощениях, пускай и в образах художественных. Но наш гость, судя по всему, не согласен и с этим. Он транслирует художественное непосредственно в жизнь. И в насущной необходимости и очевидной разумности такой жизненной и художественной позиции убеждает и нас.
«Радоваться каждому дню» – незамысловатая максима Александра Хумалы, которой он следует и в жизни, и в музыке, заразительна. Хумала – редкий музыкант моцартовского духа, узнаваемый по особой светоносной радостности и убедительной витальной силе. С афиши на нас смотрит молодой человек с обаятельной улыбкой и смеющимися глазами, в глубине которых сталь непреклонной воли. Неужели же и мы вслед за поэтом, но уже по иному поводу воскликнем:
Что пользы в нем? Как некий херувим
Он несколько занес нам песен райских,
Чтоб, возмутив бескрылое желанье
В нас, чадах праха, после улететь!..

* Пианист, музыковед. Доктор искусствоведения, профессор СГИК. Член Союза композиторов и Союза журналистов России.

Опубликовано в «Свежей газете. Культуре» 12 марта 2020 года, № 5 (178)
Tags: Культура Самары, Музыка
Subscribe

  • Ту би-Шват

    Не забудьте: сегодня Ту би-Шват – один из четырёх новых годов еврейского календаря. Его также называют Рош ха-Шана ла’Иланот…

  • Самарские картинки столетней давности

    Рубрика: Наталья Эскина. Неопубликованное Икона Из памяти выплывает прошлое купеческой да поповской Самары. Рассказывала бабушка, а я по…

  • Человек Слова

    Год назад, 25 октября, не стало Натальи Анатольевны Эскиной. Дмитрий ДЯТЛОВ * – Как живешь, чем занимаешься? – Да вот,…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments