Виктор Долонько (dolonyko) wrote,
Виктор Долонько
dolonyko

Categories:

Наследие минобороны

Армен АРУТЮНОВ

При советской власти часть купеческих особняков и других объектов в Самаре перешла в управление различных силовых ведомств. Министерству обороны достались лучшие дома на улице Алексея Толстого и 7-й просеке. Далеко не все они сегодня используются, а вопрос их отчуждения, реставрации и приспособления под другие цели становится все актуальнее.

Случайные функции

Принцип, по которому после 1918 года распределяли национализированное имущество, не всегда понятен. А еще непонятнее их функциональное наполнение. Например, для бывшего Дворянского собрания (улица Алексея Толстого, 50) с актовым залом и откровенной общественной функцией не придумали ничего лучше, чем перекроить внутреннее пространство под коммунальные квартиры. Немного очевиднее история с Домом губернатора (улица Алексея Толстого, 3), который отдали под администрацию построенного рядом завода (завод функционирует, а особняк, переведенный в областную собственность, никак не дождется реставрации). Совершенно непонятно, как бывшая женская гимназия, в которой училась сестра Ленина Мария Ульянова, потеряла первоначальную функцию и стала административным зданием местного министерства образования. Сейчас Самарскому району не помешало бы еще одно здание школы...
В этом смысле логичнее всего выглядела история с бывшим Реальным училищем и особняком купца Сурошникова. В первом сначала было Суворовское училище, а затем учебный корпус военно-медицинского института, а во втором – администрация вуза. Расположенные между ними здания, как и институтские, относились к министерству обороны. В одном работала гостиница (сейчас гостиница «Волна»), а в соседнем – редакция газеты «Солдат Отечества» вместе со своей типографией.

[Spoiler (click to open)]
Но прошло время. Военно-медицинский институт расформировали. О судьбе Реального училища «Свежая» неоднократно писала. Министерство обороны передало его на баланс города, который, к сожалению, даже противоаварийные работы не в силах здесь провести. В 2010-е в особняк Сурошникова въехало управление финобеспечения минобороны, редакционное здание пустует, и только гостиница функционирует исправно.

Самарский «Степан Разин» Сурикова

На перекрестке улиц Алексея Толстого и Пионерской расположено три памятника архитектуры федерального значения: Дворянское собрание, особняки Сурошникова и Шихобалова. Последний во всех источниках, включая реестр объектов культурного наследия, упорно называют «Домом Неронова» и датируют аж 1840-ми годами. Действительно, титулярный советник Неронов жил здесь в середине XIX века, но стоящий сейчас на этом месте особняк к его дому не имеет никакого отношения. Здания на этом участке несколько раз меняли владельцев и перестраивались, а нынешний вид приобрели при купце Петре Ивановиче Шихобалове, который приобрел особняк и расположенную рядом типографию в начале ХХ века.

Проект реконструкции особняка Шихобалова принадлежит архитектору Александру Щербачеву. Фасады решены им в стиле неоренессанс и отсылают к архитектуре резиденции великого князя Владимира Александровича на Дворцовой набережной, 26, в Санкт-Петербурге (который, в свою очередь, построен в духе флорентийского Палаццо Питти). Внутри сохранились подлинные интерьеры (часть убранства пострадала от вандалов в конце 2018-го).
Петр Шихобалов, как и его брат Павел (коллекционер, хозяин «Дома с атлантами»), был любителем искусства, а его семья дружила с художником Василием Суриковым.
В 1990-х про связь Сурикова с Самарой в статье о Павле Ивановиче и Вере Лаврентьевне Шихобаловых писала директор Самарского художественного музея Аннета Яковлевна Басс: «Наиболее близко коллекционеры были знакомы с Василием Ивановичем Суриковым. Он приезжал в Самару неоднократно в поисках типов для картины «Степан Разин»… С Суриковым коллекционеры познакомились в семье родного брата – Петра Ивановича Шихобалова. Его жена Лидия Дмитриевна, урожденная Кондратова, училась в Москве в гимназии вместе с Александрой Ивановной Емельяновой, урожденной Шредер, которая в 1900-е годы была близкой знакомой Василия Сурикова… Она часто бывала в Самаре, гостила у своей подруги, иногда с ней бывал и Суриков. По воспоминаниям М. П. Хальзовой [дочь Шихобалова], художник рисовал ее отца – Петра Ивановича – для образа Степана Разина; и действительно, на фотографиях заметно сходство: характер головы, лоб, взгляд».

Получается, что особняк Шихобалова связан не только с визитами Сурикова в Самару, но и с историей создания его полотна «Степан Разин», которое выставлено в основной экспозиции Русского музея в Санкт-Петербурге. Еще один исторический факт связывает уже бывший дом Шихобалова с Великой Отечественной войной. В нем в 1940-е жила в эвакуации дочь Сталина Светлана Аллилуева.
Но ни связь с великим живописцем и известной купеческой семьей, ни с Великой Отечественной, 75-летие окончания которой празднуется в этом году, до сих пор не стало поводом для восстановления разрушающегося памятника архитектуры и истории федерального значения. В министерстве обороны не скрывают, что дом им не нужен. Были даже попытки найти частных инвесторов по программе «аренда за рубль». Все безрезультатно. В результате особняк, как и расположенное в другой части квартала Реальное училище, продолжает ветшать и разрушаться.

Шехтель и художественный музей

Отчасти больше повезло особняку Сурошникова на противоположной стороне улицы Пионерской. Его сейчас освобождают от лесов: завершилась реставрация фасадов. Опустив качество восстановительных работ (здесь необходимо внимательно изучить детали), можно сказать, что дом получил новую жизнь. Пока только внешняя его часть.
Первые эскизы особняка Василия Сурошникова выполнил великий московский архитектор Федор Шехтель. В них также были отсылки к итальянской архитектуре, но не к Флоренции, как у щербаческого особняка Шихобалова, а к Венеции. Но первоначальный вариант осуществлен не был. Проект дома переделал все тот же Александр Щербачев, так что к окончательному образу особняка (в отличие от дачи Сурошникова) Федор Шехтель отношения не имеет.
Дом Сурошникова – один из редких купеческих особняков, в котором хорошо сохранились интерьеры. Внутри (в отличие от фасадов) есть подлинная столярка и стекла, лепной декор, несколько каминов (в том числе изразцовая печь английской фирмы «Дультон»), наборный паркет, мрамор, австрийская напольная плитка венской компании «Братья Швардон» и так далее. Сурошников был чуть ли не самым богатым самарским купцом и на строительстве собственного дома явно не экономил.
В 1930-х в доме Сурошникова располагался краеведческий музей, в том числе художественный отдел. В главном зале особняка висели картины, которые сегодня можно увидеть в основной экспозиции Самарского художественного музея.
Рациональность размещения в роскошных интерьерах памятника архитектуры управления финансового обеспечения министерства обороны вызывает некоторые сомнения. Ведомство вряд ли использует в полном объеме парадные помещения. Кроме того, режимный объект закрыт для посетителей, так что красота внутреннего убранства недоступна для большинства самарцев. В то же время Самарский художественный музей испытывает острую необходимость в дополнительных площадях (реставрация «Дома с атлантами» на улице Венцека встала в тупик).
Возможно, правильным решением в этой ситуации была бы передача особняков Шихобалова и Сурошникова Самарскому художественному музею. Да, оба они требуют приспособления под музейные нужды. Да, на реставрацию понадобятся немалые средства. Да, это требует политической воли и значительных бюрократических усилий. Но надо уже с чего-то начинать, иначе бесценное для истории и архитектуры Самары наследие улицы Обороны (нынешняя Алексея Толстого) рано или поздно может бесследно исчезнуть.

На фото:
Особняк Неронова
Особняк Сурошникова
Василий Суриков. Степан Разин. Фрагмент

Опубликовано в «Свежей газете. Культуре» 27 февраля 2020 года, № 4 (177)
Tags: Культура Самары
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment