Виктор Долонько (dolonyko) wrote,
Виктор Долонько
dolonyko

Category:

Лев Митрофанов – человек-театр

Сегодня юбилей у художественного руководителя самарского театра кукол «Лукоморье» Льва Николаевича МИТРОФАНОВА. Лева, удачи тебе и оптимизма!

Галина ТОРУНОВА *

В театре возможно всё. Одно в театре изменить нельзя – человека, актера. Он может менять костюм, грим, характер, но всегда останется в пределах своего роста. Однако есть театр, в котором человек-артист может стать великаном или, наоборот, карликом в сопоставлении с другими персонажами. Я имею в виду театр кукол.

Когда-то, давно уже, я поняла, что именно в кукольном театре возможно абсолютно всё. Нужны только особая фантазия и блистательное мастерство. Работать с куклой за ширмой или открыто перед публикой очень непросто. А еще сложнее придумать, что и как будет делать кукла. Но с тех пор, как я поняла что-то о неограниченных возможностях искусства театра кукол, недоумеваю: почему все так упорно считают, что театр кукол – для детей, где разыгрываются сказки и дидактически назидательные истории о том, что надо дружить и вырастать хорошими человеками?
Наверное, дело в том, что автор кукольного спектакля должен быть чуть более мудрым и свободным.
Такие режиссеры есть, но их мало, очень мало. А нам крупно повезло: в Самаре живет и работает такой режиссер. Речь идет о Льве Николаевиче МИТРОФАНОВЕ, сумевшем сделать свой театр привлекательным и для малышей, и для взрослых; в маленьком зале на двадцать четыре места говорить с нами об очень серьезных и важных вещах; наполнить жизнь куклы философскими размышлениями о вечных и животрепещущих проблемах бытия человека.


[Spoiler (click to open)]«Это настоящий Театр, воспитывающий хороший вкус и чувство стиля у зрителя. Огромное спасибо всему коллективу Театра и Мастеру – Льву Николаевичу Митрофанову».
«Очень-очень необычное прочтение и исполнение. Можно сказать, театр эмоций, а не фактов. Спасибо за погружение в другой мир!»
«Потрясающе! Никогда такого не видели. Очень понравилось. До слез».
«Сложно сказать, кто оказался в большем восторге: ребенок или мама. Большая радость, что в Самаре есть настоящий театр для детей и взрослых».
«Большое спасибо коллективу театра за оригинальное представление. Всё очень продумано, впечатления неожиданные и удивительные! Первый раз такое замечательное действо видели. Спасибо!!!»
Это только несколько отрывков из зрительских отзывов о спектаклях самарского муниципального театра кукол «Лукоморье». Могу подтвердить: всё, что делается в этом театре, выходит далеко за рамки привычного детского поучающего театрального действа. Это действительно Большое искусство в маленьком пространстве, ошеломительное, радующее, потрясающее.
Самарский театр кукол «Лукоморье» стал муниципальным (то есть его признали власть и общество) в 2013 году, однако как театр он существует с 1999 года. Да и это не очень верно, потому что «Городок в табакерке», спектакль, до сих пор существующий в репертуаре театра, сделан Львом Митрофановым вместе с Сергеем Февралёвым (в ту пору студентом Самарского педагогического университета) и Марией Митрофановой (талантливой дочерью Льва Николаевича) еще в 1996-м.
Когда праздновать день рождения – пусть театр решает сам. А нам обидно и немного стыдно, что мы только теперь начинаем понимать, что двадцать с лишним лет по клубам, школам, детским садам, школам и музеям разъезжал (чуть не написала «мотался») уникальный театр. Обидно, что какие-то спектакли мы уже не увидим, а на какие-то не попадем: зал-то крохотный. И всё это задумал и сделал, работая много лет не покладая рук (в прямом смысле) и не свесив уныло голову, талантливый актер-кукловод, режиссер и очень скромный человек.
Лев Митрофанов производит впечатление довольно мрачного человека. Худой, с острым носом, черноволосый, всегда старающийся спрятаться, как будто стесняющийся чего-то. Никогда не верит тем, кто его хвалит. Говорят, он не верил, что ему дадут статус официального театра, не верил, что дадут здание. Сомневается, по-моему, во всем. Но, вопреки всему сказанному, делает свое дело, и делает его замечательно.
Начинал свою творческую жизнь Лев актером Куйбышевского областного театра кукол, которым руководил Роман Борисович Ренц – учитель Льва и многих талантливых артистов кукольного театра. Митрофанов сразу стал заметным, может быть, лучшим актером труппы, играл много, осваивал ремесло кукловода. И, как всякому талантливому человеку, ему этого было мало.
Году, наверное, в 1978-м в Доме актера возникло желание создать спектакль, в котором бы на равных проявили себя все виды театрального искусства. Одним из первых пришел Лёва Митрофанов. Тогда-то мы с ним и познакомились. Решили поработать с пьесами Александра Блока, соединив их сюжетно. Родился спектакль под названием «Балаганчик». Как и полагается в самостоятельных, студийных работах, все делали всё. Лёва играл наравне со всеми всё, что определял режиссер Олег Бычков. Правда, кукол в классическом виде в спектакле не появилось.
Спектакль жил какое-то время на сцене Дома актера, дав начало самостоятельным работам актеров разных театров. Первой такой работой стал спектакль «Два пуделя» Семёна Злотникова, поставленный Львом Митрофановым, в котором он играл со своей женой Ириной Петровой, многолетней спутницей и помощницей. Пьеса абсолютно взрослая, написанная для драматического театра. Но в спектакле рядом с актерами жили своей параллельной жизнью два трогательных пуделя (куклы в натуральную величину). Спектакль был трогательный и многослойный в плане смыслов.
А потом умер Ренц, оставив Льву и другим своим ученикам любовь к ремеслу кукольника и память о лучших спектаклях. Не случайно в своем театре Лев Николаевич вернется к некоторым из них, переосмыслив «Маленького принца» Антуана де Сент-Экзюпери и «Сказ о Мальчише-Кибальчише» Аркадия Гайдара.
Митрофанову уже было тесно в актерской профессии, хотелось свободы, самостоятельного творческого поиска. Он уезжает в Ленинград и учится в ЛГИТМиКе на режиссера театра кукол. Потом несколько лет пробует новую профессию в разных городах страны в ее самое бурное, голодное время. В 1994 году возвращается в город, который стал уже Самарой. Работает в разных институтах, школах, руководит кружками, студиями.
По ночам с дочерью Машей сочиняет кукол, днем репетирует с мало что умеющими студентами, школьниками. И делает один за другим свои спектакли. Каждый из них рождался долго, годами (и до сих пор так), потому что всё надо делать хорошо и даже лучше. Митрофанов считает, что спектакль должен «отлежаться», «созреть». С этими спектаклями он объездил всю область, участвовал во многих фестивалях в стране и даже за границей. Репертуар копился, можно было заявлять о себе как о свободном самостоятельном театре.
Еще до того, как театр стал муниципальным, он присвоил себе имя: «Лукоморье» – и вполне приличную афишу: десять спектаклей, поставленных по русским народным сказкам и классическим произведениям. Такой выбор для театра и его руководителя закономерен. Он считает, что именно в большой литературе надо искать ответы на вечные вопросы бытия. И очень важно, чтобы вместе с театром искали эти ответы и дети, и – обязательно! – их родители.
Митрофанов не боится пересматривать произведения, давно всеми прочитанные и проинтерпретированные до него многими режиссерами. Он умеет в каждом материале увидеть, услышать нечто новое, очень важное именно сегодня. Поэтому «Сказ о Мальчише-Кибальчише» у него из гимна Революции превращается в трагический плач по всем погибшим в любой Войне. А знакомая наизусть сказка о царе Салтане и его сыне Гвидоне разворачивается в серьезнейшее исследование проблемы подлости и предательства, жизни и смерти ни в чем не повинных матери и ее младенца.
Дело не только в тех смыслах, которые закладывает в свои спектакли режиссер Митрофанов, но в не меньшей степени в том, какими средствами это содержание превращается в искусство, как создается художественный образ спектакля. Для Митрофанова ясно и важно, что в театре кукол сама кукла важна только в соединении, в диалоге с актером, оба живут, двигаются, общаются в некоем пространстве, чудным образом выстроенном режиссером вместе с художником.
В своем маленьком, можно даже сказать, крохотном театре Лев Николаевич умеет создать ощущение космоса, умеет сопоставить простую, обыкновенную, будничную жизнь с райскими кущами (как это сделано в спектакле «О царе Салтане»). Понятно, что театр кукол – это, в первую очередь, предметный театр, но в спектаклях Митрофанова очень важны и свет, и звук. На первый взгляд его спектакли сложны, не сразу можно объять всё. Всё углядеть и всё понять. Но они долго не отпускают тебя, хочется пересмотреть каждый еще и еще.
«Искусство театра кукол – искусство символа… Может быть, я излишне консервативен, но есть вечные темы. Добро и Зло. И для ребенка это совсем не банально», – это сказал Лев Николаевич Митрофанов в одном интервью, которые он дает чрезвычайно редко. Наверное, потому, что его редко спрашивают, а зря. Вспомним про «пророков в своем Отечестве». Пора бы уже нам всем оценить то, что делают Лев Митрофанов и его театр, по достоинству.

* Театровед, кандидат филологических наук, член Союза театральных деятелей РФ и Союза журналистов РФ.

Опубликовано в «Свежей газете. Культуре» 13 февраля 2020 года, № 3 (176)
Tags: Культура Самары, Театр
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments