Виктор Долонько (dolonyko) wrote,
Виктор Долонько
dolonyko

Category:

Столетие Кинга Коула

Игорь ВОЩИНИН *

В мировом джазе немало примеров музыкальных династий. Одну из них самарские меломаны вспомнили по случаю юбилея пианиста и певца Нэта Кинга Коула.

Заглянув в историю мирового джаза, вспомним, что собранный в 1923 г. оркестр Дюка Эллингтона просуществовал полвека. После смерти Герцога биг-бэндом 20 лет руководил его сын Мерсер, который в составе отца играл на трубе и был гастрольным менеджером оркестра. С 1996 года во главе бэнда встал Пол, внук великого Эллингтона.
Из современных династий нельзя не вспомнить семейство Марсалисов. Глава музыкального клана – пианист Эллис, а из шести его сыновей четверо стали джазовыми музыкантами. Наиболее известен Уинтон – трубач и руководитель биг-бэнда Линкольн-центра. В 2003-м семейство квинтетом записало уникальный диск Marsalis Family. A Jazz Celebration.
Еще одним музыкальным мэтром и главой династии стал Натаниэль Адамс Коулз, вошедший в историю как Нэт «Кинг» Коул. Карьеру он начинал как очень своеобразный джазовый пианист, оказавший влияние на таких мастеров, как Эрролл Гарнер, Оскар Питерсон и Билл Эванс. Но уже в начале творческого пути он неожиданно для самого себя запел и с неповторимой эмоциональной проникновенностью начал под аккомпанемент собственного трио, а затем и с оркестрами исполнять замечательные лирические песни. Именно как вокалист в жанре любовной лирики он и получил к своему имени приставку King – «Король».
После раннего ухода из жизни Нэта его имя осталось и в джазе, и в популярном вокале. Все три его брата и жена Надин добились в музыке солидных успехов, а дочь Натали Мария Коул стала великолепной разножанровой певицей, актрисой и автором песен. Она 20 раз была номинантом и 9 раз – лауреатом премии «Грэмми».
Событием в мировой дискографии стал выпущенный в 1991 году альбом Unforgettable With Love, на котором певица записала 22 дуэта, смонтированных с отцом, ушедшим из жизни 26 лет назад. Диск принес Натали сразу пять «Грэмми».
***
И вот в январе 2020-го американский певец Чарльз Тернер привез в Самару замечательную программу, посвященную недавнему 100-летию со дня рождения великого Нэта Кинга Коула.

[Spoiler (click to open)]
Чарльз Тернер – молодая звезда вокального джаза США, маг и волшебник импровизации, как о нем пишут в прессе. Джазовый вокал Чарльз осваивал в престижном колледже Беркли и очень быстро стал признан и востребован в музыке. Он выступал вместе или на одной сцене с такими мастерами, как Оскар Питерсон, Ди Ди Бриджуотер, Джо Хендрикс, Джордж Бенсон, Эл Джерро. Чарльз уже успел выйти в Нью-Йорке на сцену престижнейшего Карнеги-холла.
Вне сомнения, Тернер обладает уникальным талантом, многогранным, солнечным тембром красивого голоса. Его пение затрагивает глубину чувств слушателей. Один из них после концерта Тернера в Калифорнии откровенно признался: «Если бы я был девушкой, то хотел бы, чтобы мне пели о любви голосом Чарльза». В дополнение к вокальным способностям певца он – прекрасный артист и очень обаятелен на сцене.
Тернер уже бывал в России, в том числе в 2016-м, когда выступал в столичном джаз-клубе «Эссе», а в Санкт-Петербурге участвовал в фестивале «Свинг Белой ночи», пел на крыше здания Hi Hat на Петроградской стороне в рамках музыкального фестиваля Roof Music Fest и в музее современного искусства «Эрарта».
Представленная в Самаре программа ставила Чарльза в определенные стилистические рамки. Нэт Кинг Коул как певец сам всю жизнь работал не в джазе, а в оджазированном популяре. У него это была приятная и элитная салонная музыка с джазовым привкусом. Но его манера пения обладала удивительной проникновенностью и притягательностью. Чарльзу Тернеру вполне удалось в исполненных лучших хитах Коула передать именно эти черты вокала великого Нэта, будь то элегантные романтические баллады Nature Boy и Smile или более ритмичные мелодии типа It`s Only a Paper Moon.
В 30–40-х годах мировая популярная музыка еще не успела превратиться в искусство самообслуживания музыкантов и певцов, и репертуар Коула украшали ставшие классическими джазовыми стандартами мелодии, написанные великими Джорджем Гершвином, Коулом Портером, Ирвингом Берлином. Прозвучали они и в Самаре в исполнении Тернера. Отмечу, что здесь они были более приближены к собственно джазу и по выбранной интонации, и по манере фразировки, и по безошибочному ритмическому чутью.
Пение Тернера в Самаре сопровождало трио, в котором на контрабасе играл самарский музыкант Дмитрий Китов, а на ударных – молодой москвич, выпускник Гнесинки Виталий Эпов, знакомый нам по выступлениям в рамках джазового филармонического абонемента Даниила Крамера. Клавишами в ансамбле Тернера управлял француз Седрик Онрю, уже завоевавший имя и как солист, и в сотрудничестве с такими звездами мирового джаза, как Джо Ловано, Хэрби Хэнкок, Ди Ди Бриджуотер, Джон Патитуччи. Пианист с большим успехом гастролировал во всех странах Европы, а также в Японии, Китае, Корее и много где еще.
Коллеги очень высоко оценивают талант Седрика: Хэнкок назвал его «самым неординарным французом», а по мнению Стиви Уандера, он – «очень выразительный пианист современного джаза». Кроме собственно джаза Онрю ярко проявляет себя в электронной музыке, сочиняет мелодии в популярных жанрах.
***
До начала концерта автору удалось побеседовать с музыкантами.

В сегодняшней посвященной Нэту Кингу Коулу программе прозвучат, скорее всего, мелодии из его репертуара. А ваше личное отношение к мэтру?
Чарльз Тернер: Конечно, будет много композиций из репертуара Коула, но я хочу привнести в них элементы собственного стиля, своего личного восприятия музыки, соединив их с наследием Нэта Коула. Я восхищаюсь его талантом: он не только прекрасный певец, но и великолепный артист. Он был также очень добрым и обаятельным человеком.

Но ведь, будучи уникальным джазовым пианистом, он стал Королем в жанре лирической песни.
– Да, как пианист он совершенный мастер. Даже такой гигант фортепиано, как Оскар Питерсон, называл Нэта пианистом № 1 и при собственном вхождении в музыку ориентировался на его исполнительскую манеру. Но Нэт был и потрясающим вокалистом, в его пении для меня кроме восхищения безмерным талантом особо важны две вещи: невероятная дикция, кристально чистое произношение слов, когда прослушивается каждый нюанс, и потрясающее чувство свинга, которое замешано на его ритмическом ощущении музыки вообще.

Чарльз, вы в России уже не в первый раз. Каковы ваши впечатления о наших музыкантах?
– Все, с которыми мне довелось встречаться и играть, имеют очень высокий уровень. Мы воспринимаем музыку как искусство нашей общей культуры, хотя воспитаны и обучены в разных странах, в различных традициях.

Что вы предпочитаете в качестве аккомпанемента на концертах – большой оркестр или ансамбль?
– В США со мной работают два трубача, и я предпочитаю музыку со звучанием медных инструментов. Биг-бэнд – это классно, но мне думается, что лучший вариант инструментального состава для вокалиста – где-то посередине: многотембровый ансамбль из 7–9 музыкантов.

В ваших программах звучит много известных стандартов, а есть что-то из собственных композиций?
– Да, я пою и собственные мелодии. Несколько из них прозвучит и в Самаре.

До концерта я успел послушать ваши записи в Интернете и не обнаружил в них такого приема джазового вокала, как скэт…
– Вокальная импровизация как таковая в концерте будет, хотя я не очень стремлюсь широко использовать ее в своем пении. В мировом джазе есть немало великолепных скэтовых певцов – хотя бы Сара Воэн или Элла Фитцджеральд, но я не считаю этот прием обязательным в джазе. Все-таки должно быть преимущество чистой мелодии, как, скажем, было у того же Нэта Кинга Коула, Фрэнка Синатры, Дина Мартина, Билли Холидей.

Хотел бы спросить Седрика Онрю: ваше сотрудничество с Чарльзом постоянное или от случая к случаю – на выездах?
Седрик Онрю: Я постоянно живу и работаю в Париже, но у живущего сегодня в Нью-Йорке Чарльза с французской столицей связано немало. Встретились мы десять лет назад, с тех пор и продолжается наше совместное творчество. В Париже у меня несколько постоянных инструментальных составов, с которыми я сопровождаю все европейские выступления Чарльза.

Вы – лауреат премии «Грэмми»…
– Да, звание лауреата я получил в 2015-м как участник диска Дайаны Ривз Beautiful Life, признанного лучшим вокальным джазовым альбомом года. Я – автор аранжировок композиций диска, а также участвовал в подготовке записи, делал саунд-дизайн.

Каковы ваши предпочтения в инструментальном джазе?
– Я не ограничиваюсь какими-то жесткими стилистическими рамками, для меня главным является присутствие в музыке черного африканского чувства, ощущения постоянного движения и подлинного свинга.
***
Концерт в Самаре организовал клуб «Движение», убедительно подтвердивший растущий интерес наших меломанов к мировому джазу: большой зал музыкального ресторана Bootlegger был заполнен практически полностью.

* Член Гильдии джазовых критиков России, член Союза журналистов России.

Опубликовано в «Свежей газете. Культуре» 13 февраля 2020 года, № 3 (176)
Tags: Джаз, Культура Самары
Subscribe

  • Завтра была война

    Михаил ПЕРЕПЕЛКИН * * Доктор филологических наук, профессор Самарского университета, старший научный сотрудник Самарского литературного музея…

  • Самара просвещенная

    Был сегодня в альма матери. У входа в главный корпус некогда Самарского государственного университета – табличка: «Самарский…

  • Раз-два

    Факультет ненужных вещей Михаил ПЕРЕПЕЛКИН * Рисунок Сергея САВИНА «Ну, а цифры ты выучил? Считать умеешь?» И горе тебе,…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments