Виктор Долонько (dolonyko) wrote,
Виктор Долонько
dolonyko

Category:

От Баха до Берио

Рубрика: Слушаем вместе

Дмитрий ДЯТЛОВ *

ШУРУ ЧЕРКАССКОГО (1911–1995) не считали ни колоссом, ни титаном, ни непревзойденным мастером фортепиано. Его называли просто гением или последним из великих пианистов-романтиков.

[Spoiler (click to open)]

Были в XX столетии и иные властители концертной эстрады, которым буквально поклонялись меломаны. Достаточно вспомнить выступление в Париже Владимира Горовица, после которого парижане в восторге крушили кресла концертного зала. О Шуре Черкасском нет подобных воспоминаний. Он не штурмовал небеса подобно Святославу Рихтеру, не погружался в мистические глубины музыки, которые открывались в игре Артуро Бенедетти Микеланджели, не ломал традиционные устои исполнительства, как Глен Гульд. Что бы ни исполнял Шура Черкасский, «Трехстраничную сонату» Чарлза Айвза или Второй концерт Сергея Прокофьева, «Экскурсии» Самюэла Барбера или Балладу Фридерика Шопена, Сонату Альбана Берга или Итальянский концерт Себастьяна Баха, – флер романтического пианизма сопровождал его игру всегда. При этом никаких искажений смысла и текста, разумеется, им не допускалось. Ведь свободное владение музыкальным временем, бездонная глубина звуковой перспективы, нетривиальное обращение с фортепианной текстурой скреплялись гениальным прозрением в существо исполняемого и поражающей проработанностью деталей. При этом всегда кажется, что музыкант импровизирует, играет спонтанно, как бы исподволь подходит к произведению, не сразу открывает его и для себя, и для слушателя. Интерпретации Шуры Черкасского всегда были новы и неожиданны и для слушателей, и для критиков, которые нередко ставили ему эту характерную спонтанность в вину. И дирижерам было непросто с таким явлением, как последний из великих романтиков.
XX век – золотое время фортепиано. Палитра исполнительских стилей была чрезвычайно богата. Бум фортепианостроения следовал за всеобщим горячим интересом к богоподобной касте виртуозов, а новые концертные залы становились все более приспособленными для клавирабендов. Прошлый век, несомненно, был временем пианистов, так же, как XIX – эпохой созидания фортепиано (в том виде, каким мы его знаем сегодня) и создания основы фортепианного репертуара. Один век породил другой, но на смену романтизму пришли иные веяния. Романтический пианизм, связанный, с одной стороны, с салонным музицированием, с другой – с масштабностью концертного стиля, ушел в прошлое. На смену мятежным гениям, таким как Франц Лист или Антон Рубинштейн, пришла целая армия пианистов, в которых мало-помалу исчезали черты национальных школ и нивелировались качества личности. Титул романтический давался лишь тем из исполнителей, кто мог соединить чувствования века ушедшего и чаяния века нынешнего, кто пробуждал в слушателе особого рода ностальгию по ушедшей в прошлое фантазии, кто был способен к чрезвычайным контрастам и внутренней свободе, подчас экстремальной.
Репертуар Шуры Черкасского в 1922 году, когда его семья перебралась из послереволюционной Одессы в Балтимор (США), составлял более двухсот сочинений, а вундеркинду было лишь 11 лет. В интервью музыкант вспоминал, что они покинули Россию, спасаясь от гражданской войны, но, может быть, было и так: отец оставил доходное дело дантиста, а мать – преподавание фортепиано из стремления показать миру свое маленькое чудо. Несколько месяцев семья кочевала по Европе, затем переехала в Северную Америку.
Конечно, юный музыкант бредил Рахманиновым и мечтал брать у него уроки. Но не сложилось: Сергей Васильевич потребовал прекратить концертирование на два года, а Шура Черкасский в тот момент оказался единственным кормильцем семьи и не смог выполнить такое требование. Знаменитый Иосиф Гофман не был столь щепетилен и принял юного виртуоза в свой класс в Институте Кертиса, где Шура и получил музыкальное образование. Одному простому совету своего мэтра пианист следовал всю жизнь: заниматься не менее четырех часов в день несмотря ни на что. Он следовал этому правилу с религиозным фанатизмом, а ведь концертировал он до конца: последний раз играл на сцене Шура Черкасский в 1995 году.
Сохранилось большое количество записей музыканта в Сети, большая часть из них – записи с концертов. Это концерты в закрытых залах и open air, есть и полулюбительский фильм о визите музыканта в родную Одессу в последний год жизни. Кадры фильма запечатлели маленького, пожилого и чрезвычайно подвижного человека. Он приходит в квартиру, где жил с родителями, вспоминает о революционных событиях; посещает знаменитый одесский оперный, куда ходил ребенком; появляется в концертном зале, где давал свой первый концерт 9-летним вундеркиндом; вспоминает репертуар тех лет…
Репертуар Шуры Черкасского, запечатленный в записях, поистине огромен и включает в себя отнюдь не только музыку композиторов-романтиков. Последний из великих пианистов-романтиков исполнил и записал почти всю музыку для клавира и фортепиано – от Иоганна Себастьяна Баха до Лучано Берио.

* Пианист, музыковед. Доктор искусствоведения, профессор СГИК. Член Союза композиторов и Союза журналистов России.

Опубликовано в «Свежей газете. Культуре» 30 января 2020 года, № 2 (175)
Tags: Музыка
Subscribe

  • Всё дело в принципе

    Герман ДЬЯКОНОВ * Насколько сложно устроен наш мир? Каждая эпоха, каждая научная картина этого самого мира, каждая новая научная парадигма…

  • Маленькие помощники естествоиспытателей

    Герман ДЬЯКОНОВ * У всех нас есть любимый зверек. Ну, с собачками-кошечками всё понятно. Не вызывают удивления также любители и заводчики…

  • Дон Жуан? Любовь к Геометрии!

    Герман ДЬЯКОНОВ * Многим из вас известно, что физики в основу мироздания кладут геометрию. Современную модель строения Вселенной иногда…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments