Виктор Долонько (dolonyko) wrote,
Виктор Долонько
dolonyko

Category:

Глаза моря

Рубрика: Просто о сложном

Вадим РЯБИКОВ *
Фото автора

Похоже, популярность либеральной идеи снижается во всем мире. Ну, а в России она и вовсе проиграла. Свобода вызывает у среднего россиянина внутреннее содрогание, ассоциируясь с заброшенностью, нищетой 90-х и отдаленностью от нынешней вертикали власти, близость к которой сулит относительный комфорт. Однако думать о комфорте россиянам (вероятно, тем, кому уже к этой вертикали никогда не приблизиться) как о приоритетной ценности не рекомендовано. Потому что эти думы порождают мечтания о хорошей жизни и о человеческом счастье, которые в нашей стране чреваты опасностью слома существующего порядка и неизбежным кровопролитием. Думать о комфорте россияне, скорее всего, не перестанут: все-таки стереотипы общества потребления, возникшего в России в «жирные» годы, еще очень сильны. А вот говорить о нем будут уже с оглядкой, и не исключено, что с чувством вины и осознанием своей греховности.

[Spoiler (click to open)]

Может быть, все-таки прав профессор А. Дугин, утверждая, что дело в исторически сложившейся в России теллурократической цивилизации, имеющей опору на Сушу **. Может быть, это в талассократиях, то есть в цивилизациях Моря, к которым, по его мнению, относятся геополитические оппоненты России, полезно мечтать о лучшей жизни, потому что это цивилизации прогресса, динамического развития, кинетических изменений, предприимчивости и свободы. Представители талассократических цивилизаций способны находить опору на бездну, путешествуя по морям, и неплохо чувствуют себя в ситуации неопределенности. Их сложно подчинить. Они авантюрны, изобретательны и свободолюбивы. И ими руководит жажда наживы.
А теллурократии, к которым якобы принадлежит Россия, такие «консервативные, с четко развитой иерархией, с врастанием в природную среду, с неподвижными пейзажами, которые не меняются от века в век, и поэтому психология цивилизации Суши такая устойчивая и, подчас, неповоротливая. Здесь довольно медленно происходит научный прогресс. В основном сохраняется наследие предшествующих культур».
И чтобы проиллюстрировать свою мысль, профессор пишет: «Животные, которые живут в море, не подлежат приручению [вероятно, поэтому им мечтать о хорошей жизни можно. – Авт.], в то время как животные, которые находятся на суше, становятся домашними [и нечего им тогда о хорошей жизни мечтать. – Авт.]».
Однако так ли уж Россия привязана к суше в сравнении с, предположим, той же Америкой, которая считается талассократической? Как будто бы Петр I постарался сделать Россию морской державой. Окно в Европу, то есть к морю, прорубил, и все такое. И у Петра I все же кое-что получилось. Россия создала мощный флот и сделала огромный вклад в освоение Мирового океана и в великие географические открытия. Но вот профессор А. Дугин, ссылаясь на Карла Шмитта, утверждает, что для того, чтобы быть талассократической цивилизацией, а следовательно, цивилизацией, ориентированной на свободу и предприимчивость людей, недостаточно иметь много морских колоний и развитый флот. Необходимо встать на сторону моря, видеть мир «глазами моря».
Если упростить это высказывание для понимания, мне кажется, оно означает, что смотреть на мир не глазами прирученного животного, овцы или коровы, а глазами дельфина или (не дай Бог) акулы. Но, возможно, я слишком упрощаю. Море – это больше, чем обитающие в нем существа, и, чтобы обрести вкус к свободе и прогрессу, не обязательно быть мореходом – необходимо посмотреть на мир его глазами. Однако теллурократическим людям что-то мешает это сделать.
Возможно, пришпиленные своим линейным мышлением к иерархически организованным моделям, они видят в морской стихии только лишь угрожающий хаос, в то время как люди, умеющие опираться на бездну, видят в ней проявление Космоса.

***
На одной из научных конференций я с удивлением обнаружил, что многие, в том числе и уважаемые российские ученые, связывают со словом «хаос» исключительно негативные коннотации. Что-то им мешает разобраться в теории самоорганизации. Особенно они демонизируют концепцию детерминированного хаоса. Им всё кажется, что геополитические противники России специально создают хаос во всем мире, чтобы потом им управлять.
Между тем в сложных самоорганизующихся системах хаос проявляет себя как творческая сила, которая делает их устойчивыми к внешним воздействиям. А вот детерминированная система демонстрирует к ним неустойчивость. К примеру, сердечный ритм, при всей своей кажущейся упорядоченности, хаотически организован. Благодаря чему он предельно чувствителен к любым изменениям во внешней или внутренней среде. Это выяснилось при создании искусственных водителей сердечного ритма. Оказалось, что любая попытка детерминации работы сердца приводит к скорой гибели животного. Искусственные водители сердечного ритма работают на принципах детерминированного хаоса. В современных диагностических системах избыточная упорядоченность сердечного ритма является грозным признаком приближающегося летального исхода.
Но даже тем теллурократическим ученым, которые вникли в теорию детерминированного хаоса, построение основанной на ней модели управления обществом кажется очень сомнительной. К примеру, Н. Федотова в статье «Управляемый хаос» пишет: «Упование на хаос социальных процессов как источник креативного разнообразия не учитывает, что из хаоса в обществе не всегда рождается порядок, что порядок может родиться без нас, после нас, совсем не такой, какой мы хотим».
Ну что же я могу сказать? Вдруг порядок родится без нее и совсем не такой, какой ей хочется. Разве в позиции этого ученого не очевидно стремление к преувеличению важности своих желаний и своей роли в мироздании?
Может, оттого теллурократические люди всегда и искали определенности и контроля, что им трудно смириться со своей ничтожностью. Они согласились на коренное переустройство жизни в соответствии с теорией Маркса, надеясь, что плановая экономика избавит их от власти неопределенности и даст им вожделенную уверенность в завтрашнем дне. Но это привело к ужасам самых жестоких тоталитарных режимов XX века и в конце концов, как выразился президент В. В. Путин, к «самой крупной геополитической катастрофе», в результате которой 28 миллионов этнических русских оказались на чужбине, в иностранных государствах.
Теллурократические люди надеялись на прогностическую мощь научно-технического прогресса, но обнаружили, что он ведет к экспоненциальному росту новых рисков и к новой неопределенности.
Может быть, они не видят, что море в своем непостоянстве и движении обнаруживает огромный творческий потенциал, потому что именно в своей подвижности и хаотической организации оно делается особенно чутким к проявлениям упорядочивающих сил Космоса. Именно водная хаотически организованная среда была необходима для самоорганизации потоков энергии, информации и вещества в живые биологические системы.
Пытаясь построить безрисковое общество, теллурократические люди омертвляют его, делают неспособным к живому, творческому ответу на возникающие вызовы. Если говорить о риске как о вероятности отклонения фактического результата от ожидаемого (именно так трактуется риск в большинстве современных концепций), то такое отклонение неизбежно в гармонично развивающихся живых системах, так как периоды детерминированного развития перемежаются с периодами хаоса.
Конечно, риск – важнейший фактор развития личности. Риск (или случай) является для человека благом, благодаря которому он имеет возможность духовно расти, обращаясь к упорядочивающим силам Космоса, в результате чего повышается его внутренняя самоорганизация, что позволяет ему бороться с ежедневными вызовами внешней среды. Причем существенно, чтобы человек шел на риск по своей воле и под собственную ответственность. Когда он рискует по приказу, вместе со всеми остальными, то оказывается во власти коллективной судьбы. На незримых космических весах взвешиваются не его заслуги, а того сообщества, с которым он пытается слиться. И разобраться в своей собственной жизни ему в таком состоянии затруднительно. А вот когда человек рискует, оказавшись один на один с миром, то на этих весах оказываются накопления его собственной души. И для его вразумления очень важно ощущение происходящего в этот момент незримого взвешивания.
Поморы считали, что на корабле происходит праведный суд моря. Корабль поэтому и называется «судном», то есть местом, где в «судный день» развертывается поединок добра и зла, происходит «прение живота и смерти». Корабль – это всегда ладья мертвых, которые в процессе «суда» спасаются либо умирают.
И парадокс заключается в том, что вместе с осознанием совершающегося суда в душу приходят покой и утешение. Не всегда, наверное, но я знаю, что часто. Само слово «судьба» происходит от слова «суд». Наверное, покой возникает в сердцах людей, которые осознают свою ничтожность перед этим судом и доверяются упорядочивающим силам Космоса, обнаруживая, что мир осуществляется не по законам справедливости, а по законам милости. Если они не избавляются от инфантильной иллюзии собственной грандиозности и продолжают избыточно надеяться на себя, то делаются ригидными, жесткими и нечуткими к проявлению этих сил, в результате чего оказываются буквально беспомощными (то есть без помощи), отчего и переживают невероятный ужас. И уж если изучать всякое негодяйство, которое человек производит в жизни, то оно, как правило, и является результатом этого жалкого стремления к переживанию собственного величия и грандиозности.

***
Пожалуй, освобождение от этих иллюзий и обретение покоя в момент смертельной опасности является одним из самых важных достижений личности на пути вочеловечивания.
Я знаю, многие путешественники и пускаются в рискованные путешествия, чтобы его обрести. Один из руководителей питерского сообщества яхтсменов признавался мне, что болеет морской болезнью. Обычно человек привыкает к качке за 3–5 дней. Есть исключения, конечно. К ним, кстати, относятся в том числе и некоторые великие мореходы. К примеру, адмирал Нельсон на капитанский мостик без тазика не выходил.
Вот и наш мореплаватель (это женщина) тоже относится к этим исключениям. В плаванье она вынуждена постоянно принимать таблетки от морской болезни, и вообще она море не любит. Она его воспринимает как чуждую человеку, опасную среду. И я спрашиваю ее: зачем же себя мучить, зачем отправляться в многомесячные путешествия? Она говорит: «Когда начинается шторм, становится понятно, что каким бы опытным ни был мореход, стихия может уничтожить его суденышко в одно мгновение. Шторм длится не час и не два. Иногда по несколько суток, а иногда и недель. В это время жилой отсек яхты напоминает стиральную машину. Приготовить еду невозможно, да и не хочется. Несмотря на опасность, надо отдыхать. Капитан за все отвечает, но он должен довериться своим товарищам и спать, если есть возможность. Достаточно быстро все члены команды сбрасывают утомительные маски и становятся теми, кем являются на самом деле. Ну, кто до чего дорос. Как правило, в команде обязательно находится мудак, который подвергает всех опасности из-за своего упрямства, вредности и тщеславия. И вот приходит момент, когда вдруг в этом аду на душе становится спокойно и ясно. Вот ради этого и стоит ходить в море».
Стив Каллахен, американский яхтсмен, известный тем, что в 1982 году, потерпев кораблекрушение, за 76 дней пересек Атлантический океан на надувном спасательном плоту, что только лишь увеличило его тягу к морю, писал: «Несчастье может неожиданно обрушиться на моряка и в бурю, и в штиль, но море посылает его вовсе не из ненависти или презрения. Оно не ведает ни ярости, ни гнева, но оно никогда и не протянет Вам руки дружеской помощи. Оно просто существует – огромное, могучее, равнодушное. Его равнодушие не вызывает у меня раздражения, и меня не смущает мысль моей собственной ничтожности по сравнению с ним. Скорее наоборот – это одна из главных причин, побуждающих поднимать свой парус: благодаря общению с морем как никогда остро воспринимается незначительность в этом мире и меня самого и всего человечества».
При этом рано или поздно даже самому отъявленному скептику и материалисту море дает шанс познать космическую природу милости. Познав ее, он будет стремиться к ее источникам. А для этого он должен выработать в себе качества, которые роднят его с ними. Чтобы обрести милость, он сам должен быть милостивым.

***
Я вспоминаю конец 90-х. Моя семья очень нуждалась в деньгах. Один друг выручил меня, передав необходимую сумму. Безвозмездно. Я спросил у него, как я могу его отблагодарить. В ответ он выразил просьбу, чтобы я, когда у меня появится такая возможность, поступил бы так же по отношению к другому. Мой друг был глубоким, последовательным индивидуалистом и, разумеется, придерживался либеральных взглядов. Он многим безвозмездно помог. И он поступал так, потому что знал истинную природу милости. А познать ее можно, только находясь один на один с миром. Те, кто остается в инфантильном слиянии с «Мы», милости не знают.
В последнее время появилось много сообщений об отличиях в анатомическом строении и функционировании мозга консерваторов и либералов. И эти отличия, прежде всего, связаны с разницей реакции на риск. Неизвестно, что является причиной, что следствием. Кто-то говорит о наследственной обусловленности, а кто-то отмечает, что мозг меняется под влиянием нагрузки, которой он подвергается.
Так или иначе, было обнаружено, что у консерваторов во время принятия рискованного решения была выше активность амигдалы – области мозга, связанной со многими эмоциями, но в первую очередь, с негативными, со страхами, а у либералов была выше активность островковой коры – зоны, связанной со взвешенной оценкой рисков, ее также связывают со способностью ставить себя на место другого.
Соответственно, в мозгу у консерваторов амигдала ощутимо крупнее, чем у либералов. Зато у либералов заметно больше развита так называемая поясная извилина, которая связана с функцией переключения внимания и отвечает за способность к сотрудничеству. И при предъявлении неожиданного стимула в поясной извилине либералов регистрируется гораздо больший потенциал, чем у консерваторов. При нормальной работе этой части мозга человеку легче планировать и ставить перед собой разумные цели. При нарушениях ее работы человек склонен видеть опасность там, где ее нет, ждать неблагоприятного исхода ситуаций и чувствовать себя в этом мире очень уязвимым. Соответственно, либералы оказываются более свободными в переключении внимания, прежде всего от того, что кажется им неприятным. В то время как консерваторы отыскивают то, что вызывает беспокойство, и фиксируют на этом внимание.
Можно сказать, что у консерваторов больше развиты зоны страха. Как пишет Б. Козловский, «это идет вразрез со стереотипом о «пугливых либералах», которые «пороху не нюхали» – в противоположность консерваторам, среди которых спецназовцев, полицейских и служащих МЧС хоть отбавляй. Тут работает, скорее, обратная логика: те, для кого страх – острое и глубокое переживание, охотнее идут в каскадеры или десантники. Трудно быть «адреналиновым наркоманом», если опасность оставляет вас равнодушным. Неудивительно, что в конце концов такие люди овладевают искусством управлять своим страхом действительно лучше штатских».
При этом совсем недавно ученые открыли своеобразный фильтр страха в мозгу, который расположен в гиппокампе. В ходе эксперимента с лабораторными мышами исследователи обнаружили в нем нейроны, которые препятствуют формированию страшных воспоминаний. Эти так называемые тормозящие нейроны гарантируют, что в самом начале формирования страшных воспоминаний эти нейроны не позволяют проникнуть им в другие отделы мозга. Эти так называемые тормозящие нейроны гарантируют, что нейтральные воспоминания о месте не будут загрязнены памятью о неприятном событии, произошедшем в то же время.
Это означает, что развитый гиппокамп должен помогать человеку справляться с пугающими воспоминаниями.
Как выяснили ученые университета Сиднея, гиппокамп способен не только увеличиваться, но и уменьшаться в размерах. Гиппокамп у людей, имевших депрессивные расстройства в возрасте до 21 года, был меньше, чем гиппокамп у испытуемых, не страдавших депрессией в юном возрасте. Содержание гормона стресса (кортизола) в крови может вызвать гибель клеток гиппокампа. Следовательно, отрицательные эмоции (депрессивное состояние) способны замедлить рост и развитие гиппокампа, влияют на его уменьшение, а положительные (эмоциональная гармония, чувство счастья, любви, успехи в учебе, занятия любимым делом, достижения в спорте, поддержка семьи, внимание родителей, наличие хороших друзей, здоровый образ жизни и т. д.) вызывают рост гиппокампа.
Важно отметить, что отрицательно на клетки гиппокампа действуют курение и алкоголь. Как показывают исследования, размер гиппокампа больше у людей, которые часто в течение нескольких лет планируют свои действия на несколько этапов вперед. К этой категории людей относятся таксисты, продумывающие маршрут, и, разумеется, путешественники, в том числе мореплаватели, шахматисты, анализирующие ход игры, аналитики в сфере экономики, политики, дипломаты.
Это, конечно, модно сейчас. Но мне, как человеку старомодному, кажутся сомнительными эти попытки связать тонкую организацию человеческого существа с размерами его органов, пусть даже расположенных в головном конце тела. Но если все эти исследования хоть отчасти верны, то положительным выводом из них является то, что даже если человек родился и воспитывался в сообществе людей в самой глубине Евразии, в детстве был любим родителями, получал в семье поддержку, испытывал чувство гармонии в отношениях с ними, имел хороших друзей, то ему будет легче перенести отделение от них, одиночество, и в результате он сможет посмотреть на мир глазами моря, в котором совершенно необъяснимым образом некогда завелась чудесная жизнь, достойным и бесстрашным продолжателем которой он и является.

* Психолог, путешественник, музыкант. Директор Института Развития Личности «Синхронисити 8».
** В терминах геополитики цивилизация Суши и ее тип называются таким термином, как «теллурократия» (от латинского tellus – «земля» или «суша», kratos – «власть»), а цивилизация Моря – талассократия (от греческого thalassa – «море»).

Опубликовано в «Свежей газете. Культуре» 16 января 2020 года, № 1 (174)
Tags: Просто о сложном
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment