Виктор Долонько (dolonyko) wrote,
Виктор Долонько
dolonyko

Category:

Нерукотворный подарок примадонне

Наталья ЭСКИНА *
Фото Антона СЕНЬКО

Не без душевного трепета приступаю к статье о ТАТЬЯНЕ ВИКТОРОВНЕ ГАЙВОРОНСКОЙ. Говорят, в газете материал должен иметь какой-то повод – юбилей, награду, премьеру, концерт… Хочется повернуться спиной к официозу, отринуть поводы и писать о другом. Вот уже 12 лет как имею счастливую возможность слышать и видеть Таню на сцене, разговаривать за кулисами. А официоз пускай правит бал в правительственных бюллетенях.

Сопрано. Лауреат всероссийского и международных конкурсов. С 1985 по 1989 г. обучалась в Таганрогском музыкальном училище (класс альта), в 1992–1997 – солистка муниципального камерного хора «Лик» (Таганрог), в 2002-м окончила Ростовскую государственную консерваторию имени С. В. Рахманинова по специальности «сольное пение» (класс Н. О. Антоненко).

[Spoiler (click to open)]
Она венчает пирамидку оперных голосов. Бас, баритон, тенор, меццо. И над этими четырьмя этажами, над четырьмя коржами теста и крема – вишенкой на торт – сопрано…
Улавливаете мою метафору? Даже две метафоры – вишенка и пирамида.
Сначала о вишенке. Придя на работу в театр, немного оглядевшись, увидела: вот он – театр-дом, театр-семья. Семья огромная: несколько сотен человек. Я для начала вошла в небольшую семейку, человек пять или десять. Понемногу, как и во всяком счастливом семействе (скажем это с интонацией Льва Толстого), собирались всяческие байки, семейные воспоминания, фотоархивы.
Лев Толстой хранил это в своей памяти, а я в памяти компьютера. По папочкам разложила. В папочке «Гайворонская» любимая моя фотография – мама подняла десятимесячную Танечку в воздух. Та плывет над бытом, под ней трепещет эфир, а выражение лица совершенно узнаваемо: глазки как вишенки. Я и Танину маму, и сестру Людочку видела. И такие же глазки… И навязчивое: где же я эти глазки-вишенки видела? Вспомнила: «Девочка с персиками»! Валентин Серов писал Верочку, дочь мецената Саввы Мамонтова. И в портретах Веры Мамонтовой работы Виктора Васнецова те же круглые карие глазки, и на фото детишек Веры Мамонтовой (в замужестве Самариной).
При чем тут Танечка? Фамилия Мамонтовых упоминается не только в русской истории, но и в истории Таниной семьи. Вполне возможно, носители этой фамилии принадлежат к числу ее предков.
***
С первой метафорой расправились. Теперь о вокальной пирамидке. Каково оперное амплуа, в которое предстоит влиться обладательнице сопрано?
В опере европейского романтизма бас – черная душа, злодей (наемный убийца Спарафучиле, Великий инквизитор, Мефистофель). В русской опере после Глинки бас – разбойник и бродяга Варлаам. Впрочем, и благостный Пимен тоже. Но кто их знает, что у них в душе, что скрывает мрак басового тембра.
Тенор – герой-любовник. Очень подходящая фигура для того, чтобы вокруг роились толпы поклонниц. Этим светлым, мягким, нежным тембром легко выражать чувство любви. Беда только в том, что мягкость и нежность тенора не исключают холерической взрывчатости, обидчивости, агрессивности. В результате то его убивают (Ленского), то он сам – в припадке крайнего раздражения, ревности, обиды (Хозе). Расстреливают бедного Каварадосси, закалывается Герман.
Такая же виктимность наблюдается у сопрано. Преимущественно у композиторов романтической эпохи: бедные Джильда, Виолетта, Аида из опер Верди; бедные Марфа, Татьяна, Лиза, Снегурочка; несчастная Флория Тоска! В опере периода классицизма обладательницам легкого, светлого, подвижного сопрано сходят с рук и самовлюбленное легкомыслие, и кокетство (россиниевская Розина, Церлина, Сюзанна, Папагена из опер Моцарта), и свирепость (Царица ночи в «Волшебной флейте»).
Татьяна Гайворонская много обращается в своем репертуаре к Моцарту. К подготовке моцартовских партий она относится чрезвычайно серьезно и ответственно. Проходит стажировку у итальянского вокального педагога Вито Мариа Брунетти. Ездит на мастер-классы в Италию к маэстро Алессандро Свабу. Сваб с участниками мастер-класса изучает «Дона Жуана». Эти занятия увенчались спектаклем, прошедшим в Триесте (Италия).
Июль 2019-го – первое место на I Всероссийском конкурсе оперных исполнителей Strada per L'Italia с правом стипендиальной поездки на вокальные курсы в Италию. Спеть Моцарта в Италии! Правда, под рояль. С изумительным концертмейстером из «Ла Скала».
Сопрано положено быть возлюбленной тенора. Каварадосси прав был в своей любви к Тоске. А Скарпиа – неправ (он баритон). За что и получил, при попытке овладеть ею насильно, удар ножом в спину. Вы спросите: а как же «Евгений Онегин»? Баритон Онегин любит сопрано Татьяну, тенор Ленский – меццо-сопрано Ольгу. Изначально возникла, кроме всего прочего, путаница. Не должна бы Татьяна любить Онегина, не ей он был «послан Богом»… Да и Онегин полюбил Татьяну несвоевременно, счастья в этой любви ему не видать.
***
Татьяна Гайворонская – не один человек, а два. В жизни она веселая, яркая, энергичная. Причем еще и сама себе контролер – ответственная и собранная. На сцене – трагическая или мелодраматическая героиня. «Когда я репетировала последний акт «Мадам Баттерфляй», слезами обливалась». На спектакле она уже не утопает в слезах, а жестко контролирует сценическую ситуацию. Таня номер один профессиональным взглядом приглядывает за Таней номер два. Вот она, дойдя до предела отчаяния и горя, делает себе сэппуку. Народ в зале плачет, и я вместе с ними. Занавес. Поклоны.
Покончившая с собой Таня номер два, Чио-Чио-сан, падает на пол там где-то, за ширмой. Таня номер один потом с громким смехом рассказывает: «И вот я там валяюсь, валяюсь и думаю: ну скоро, что ли, все кончится, можно будет встать и домой идти?»
По Таниной инициативе в Доме актера состоялось концертное исполнение оперы Верди «Дон Карлос». Я вела этот концерт. Сидела поэтому на их репетициях. Плакала не переставая. Как же я со слушателями буду изъясняться, у меня ведь комок в горле? Но вот начался концерт. И я совершенно забыла о том, что это повод для того, чтобы плакать. Надо ведь донести весь нужный текст, наблюдать за реакцией зала, вовремя вступать. Как Таня номер один.
Говорят, третьего не дано. Гайворонской дано. В старинных операх, у Монтеверди, например, действовал такой аллегорический персонаж: Музыка. Вот Татьяна Гайворонская и есть такой персонаж. Аллегория музыки, ее душа, воплощение нашего Святого Искусства. С музыкой Татьяна совершенно сливается. Даже в жизни. Вот, например, собачку у Танечки звали Нота. А собачьего отца Ноты назвали Орфеем. Следовательно, Нота – внучка Аполлона?
Забавы у Ноты были олимпийско-аполлонические. Сестра Людочка занималась фортепиано. Нажимала на педаль. Нота смеется: пятка туда-сюда ходит. Собачье тельце напряглось, стало подкарауливать. И цап за пятку! Держись! Сейчас освежует, чего доброго, как Аполлон козлоногого Марсия. Но и Танечка не дремлет: Нота кидается, а Таня ей ловко подножку ставит. Шлеп!..
Наша первая встреча затянулась на несколько часов. Рассказ Танин как раз дошел до начала ее ученичества. Семья состояла из музыкантов. Мама – руководитель казачьего хора, папа – директор Дворца культуры, детей тоже хотели видеть музыкантами. Людочке исполнилось 7 лет, и повели девочку на экзамены в музыкальную школу. Трехлетнюю Танечку взяли с собой – не оставлять же ее одну дома, такого крошечного ребеночка! Люда сдала на пятерку. Шутки ради проэкзаменовали и Танечку. А пятерку уже нешуточную поставили! Значит, принята и она. В три года. Совмещала с младшей группой детского сада. Детсадовских в тихий час спать укладывали, а Таню вели за ручку в музыкальную школу. Далеко идти не приходилось: ДМШ тут же, напротив детсада. Учиться Таня начала на скрипочке – крошечной восьмушке, но и она была Тане великовата – только до высоких позиций ручка дотягивалась.
Потом все повторяется. Танина дочка, тоже Таня Гайворонская, и внешность совершенно Танина, в три года хвать эту скрипочку (она под кроватью лежала). «Ой, сейчас сломает!» Но маленькая девочка скрипку сразу взяла так, словно давно уже играть умеет. К смычку потянулась. «Смычку каюк!» – испугалась взрослая Таня. Напрасно: маленькая Таня совершенно правильно взялась за смычок… Сейчас Таня-младшая – профессиональная эстрадная певица. Но это я узнала уже из другой порции Таниных рассказов.

* Музыковед, кандидат искусствоведения, член Союза композиторов России.

Опубликовано в «Свежей газете. Культуре» 16 января 2020 года, № 1 (174)
Tags: Культура Самары, Музыка, Музыкальный театр
Subscribe

  • Возвращение трагедии

    Франция, 2020 Режиссер Бертран Мандико Олег ГОРЯИНОВ * Имя Бертрана Мандико стало известным в 2017 году, когда редакция Cahiers du…

  • Отражение для вечного возвращения

    Леонид НЕМЦЕВ * Текст иллюстрирован кадром из фильма «Зеркало для героя» В 1987 году, в разгар перестройки, на Свердловской…

  • След кровавый

    Михаил ПЕРЕПЕЛКИН * Чувствовать себя внутри художественного произведения прикольно и весело. Даже если оно, это произведение, обогнало тебя…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments