Виктор Долонько (dolonyko) wrote,
Виктор Долонько
dolonyko

Category:

Живая память

Рубрика: В «Консерватории»

Ольга КРИШТАЛЮК *
Фото предоставлено Ириной ГОРБУНЦОВОЙ

В актовом зале Самарского государственного института культуры состоялся совершенно особый вечер, инициатором которого стала профессор кафедры хорового дирижирования СГИК Ирина Горбунцова, – вспоминали АЛЬФРЕДА ГАРРИЕВИЧА ШНИТКЕ. Вспоминали с особым чувством сопричастности моменту, поскольку накануне, 24 ноября, исполнилось 85 лет со дня его рождения.

В плеяде отечественных композиторов второй половины XX в. есть много славнейших, блистательных имен: Р. Щедрин, Б. Чайковский, Э. Денисов, С. Губайдулина, А. Петров, Н. Сидельников, Э. Артемьев – и этот ряд можно было бы продолжать и продолжать. Однако музыка Шнитке всегда обладала какой-то магической популярностью, притягивая к себе внимание профессионалов и дилетантов, меломанов и людей, вообще далеких от академической музыкальной традиции.

[Spoiler (click to open)]

Причины столь феноменальной популярности хорошо известны. После духовных исканий и философского симфонизма Г. Малера, Д. Шостаковича именно А. Шнитке в своей музыке с невероятной остротой вновь поставил эти проклятые, фаустовские вопросы бытия. Открыто, с огромной духовной смелостью размышлял о месте классической музыки в нашем посткультурном, постмодернистском пространстве, был полемичен в использовании совершенно различных, порой противоположных элементов, пластов музыкального мира, объединив их в своей полистилевой концепции («утопии единого стиля», по словам самого композитора). В серьезном жанре симфонии мог позволить себе не только хэппенинг, но даже откровенный китч. И всё это было художественно оправданно! Обладая свойствами демократичности и открытости в области художественных приемов, вместе с тем музыкальный язык композитора насыщен безднами духовных откровений, вызывающих слезы истинного катарсиса.
И. Горбунцова, убежденная поклонница музыки А. Шнитке, считает, что он – «мелодист сумасшедшей красоты». Соглашусь с ней. На одном полюсе его художественной вселенной – ушедшая ныне навсегда абсолютная, высокая красота музыкального мира барокко и венских классиков, на языке которого Шнитке говорил в совершенстве, экспрессивный стиль поздних романтиков и додекафонии XX века (музыка Ernst«серьезная»). На другом полюсе – опасная увлекательная банальность легких «попсовых» жанров (музыка Unterhaltung – «развлекательная», низкая), не предполагающая никакого духовного содержания. Результат этого извечного поединка двух миров и есть личный, принципиальный выбор каждого человека, приходящего в концертный зал.
***
В вечер, о котором идет речь, зал был полон и чувствовался огромный, искренний интерес к происходящему на сцене. Все прозвучавшие произведения принадлежали к 70-м годам – времени, когда музыка композитора наконец получила признание и стала звучать с большой концертной эстрады. Правда, такой эстрадной площадкой в те времена были чаще всего зал Горьковской филармонии и Большой зал Горьковской консерватории. Именно там, в Горьком, знаменитом городе русской диссиденции, прошли премьеры знаковых сочинений Шнитке: Первой симфонии (1974, дирижер Г. Рождественский) и Реквиема, написанного к драме Ф. Шиллера «Дон Карлос» **.
Особенно приятно сознавать, что непосредственное отношение к премьере Реквиема в 1980 году в Большом концертном зале Горьковской консерватории имела Ирина Горбунцова, ныне известный и уважаемый хоровой дирижер, профессор Самарского института культуры, а тогда аспирантка кафедры хорового дирижирования. Она отважилась взять на свой аспирантский экзамен, отчасти по рекомендации музыковеда и певицы Светланы Савенко, это сложное и абсолютно новое по стилю произведение Шнитке.
На хоровых репетициях присутствовал сам Альфред Гарриевич, который, по словам Горбунцовой, стоял рядом на подставке, «дышал в спину». Очень тепло отнесся и к молодому дирижеру, и к хоровому коллективу консерватории. Был очень доволен и попросил, чтобы все части Реквиема исполнялись atacca. На премьере, как вспоминала Ирина Алексеевна, зал был не просто полон: присутствовала вся музыкальная элита Горьковской консерватории. Партию органа исполняла известная в России и за рубежом органистка Галина Козлова, некоторые педагоги пели в хоре, а Светлана Савенко исполняла сольную партию альта.
И тогда, и сейчас это сочинение, посвященное памяти матери композитора, производит грандиозное впечатление. Его несколько сумрачный звуковой колорит, мелос, основанный на самых «знаковых» памятных интонациях – лирической сексты и барочных интонациях ламенто – словно погружают слушателя в атмосферу тотального одиночества человека, столкнувшегося с трагедией. При этом смысловая константа – Requiem aeternam («Вечный покой») переживается значительно сильнее, острее, нежели другой, не менее важный постулат – Lux perpetua luceat eis («Вечный свет воссияет им»).
В каноническом тексте первой части Шнитке намеренно сделал купюры, дважды (!) убрав именно этот текст – Lux perpetua luceat eis. В составе аккомпанирующего хору ансамбля нет струнных с их теплым, человечным тембром. Впечатляют некоторые тембровые решения: например, звучание ударных (там-там) в конце части Sanctus подобно дальним громовым раскатам, а мелодическое остинато в партии вибрафона – словно капли дождя в серой безликой пустыне. Но надежда и утешение тихо прорастают сквозь сумрак ожидания и прорываются в самой нетрадиционной части Реквиема – в Credo. Именно в этой части, которой не должно быть в структуре заупокойной мессы, брезжит свет, тот самый, чаемый (ибо «Чаю жизни будущего века»), и сквозь гроздья кластеров загорается мажор – выстраданный, долгожданный. И тогда в тексте последней части – Requiem, закольцованной с началом, звучат слова о вечном свете. Это подлинная драматургическая кульминация потрясает до основания!
***
И сейчас, на концерте памяти Шнитке, спустя почти 40 лет, Реквием снова вызывал слезы. Великий поэт Арсений Тарковский сказал о нем: «Эта музыка – и до XVIII века, и после нас». Реквием прозвучал под управлением Ирины Горбунцовой. В исполнении участвовали хоры – лауреаты международных конкурсов: «Резонанс» (хор СГИК, художественный руководитель – Ирина Горбунцова, хормейстер – Анастасия Миронова, концертмейстер – Наталья Дёмина) и «Аура» имени А. И. Пахомова (художественный руководитель – Татьяна Хачуян, концертмейстер – Вячеслав Шевердин). Солисты – Мария Богуш, Евгений Саврасов, Анастасия Балашова, Екатерина Сивак, Анастасия Миронова.
Не весь инструментальный ансамбль, прописанный композитором в партитуре, был на этом концерте, однако музыкальное сопровождение, без сомнения, сложилось – благодаря ансамблю студентов и преподавателей СГИК: фортепиано (Наталья Дёмина), ударные (Елизавета Романова), труба (Борис Корнилов), тромбон (Татьяна Скачкова), соло-гитара (Михаил Павлов), бас-гитара (Максим Циммерман), орган (Алла Долгушева), вибрафон (Валентина Яхьяева).
И конечно, это была кульминация всего концерта, а готовили ее другие, довольно известные сочинения А. Шнитке. Фрагменты из балета «Эскизы» в переложении для двух роялей и названные сюитой «Петербургские повести» (составитель В. Боровиков) исполнили Мариана Новикова и Валентина Яхьяева, а также ансамбль скрипачей Центральной детской музыкальной школы «Феерия» (художественный руководитель – Любовь Суслина, концертмейстер – Валентина Загадкина).
Под звуки вальса «Прощание» танцевали юные воспитанники ансамбля «Диво» школы № 144 (хореограф Федор Федин). Удивили в рамках академического концерта фрагменты мультипликационных и художественных фильмов, показанных на передвижном экране, к которым Шнитке писал музыку: «Сказка странствий», «Про чудака лягушонка», «Стеклянная гармоника». Кстати, именно после «Стеклянной гармоники» у композитора сформировалась идея полистилистики. Были показаны и фрагменты исполнения знаменитого «Танго» № 7 из кантаты «История доктора Фаустуса» (соло Ивы Биттовой) и Польки из телефильма «Мертвые души» (дирижер Г. Рождественский). Конечно, эти номера выглядели весьма нетрадиционно в контексте академического концерта, но они вписались в полистилевую концепцию композиторского творчества.
Кульминация была бы неполной без одного примечательного номера программы: в исполнении тольяттинских музыкантов Анны Шаталовой (скрипка) и Натальи Волковой (фортепиано) прозвучала «Сюита в старинном стиле», музыка которой незримыми нитями связана также с Первой симфонией, в Scherzo которой звучит тема второй части сюиты («Ballet»).
Нисходящая басовая формула (барочный диатонический катабазис как символ нисхождения благодати, абсолютной красоты) множится в жанровых вариациях пятичастного цикла, словно лики прекрасного в зеркалах и лабиринтах времени. Романтик Август Шлегель говорил, что «прекрасное есть символическое изображение бесконечного». Прекрасный и безвозвратно утерянный образ чистой барочной красоты был воспет композитором в «Сюите», и столь же бережной, практически совершенной была интерпретация! Ностальгический дух жанра старинной сюиты одновременно окрылял и рождал чувство щемящей грусти. Звучание скрипки Анны Шаталовой было наполнено таким осмысленным, одухотворенным прочтением авторского текста, а партия фортепиано в исполнении Наталья Волковой, словно благородный рыцарь, так чутко сопровождала нежную солистку, даря ей надежную метротектоническую опору, что весь дуэт воспринимался как явленная живая гармония, вновь найденная и в богатстве всех оттенков воспроизведенная замечательными музыкантами.
И память о гениальном мастере ожила, в чем, собственно, и состояла главная задача концерта.
***
Еще об одной мистической истории мне поведала Ирина Алексеевна Горбунцова. Партитура Реквиема, с которой она работала в Горьком и на которой стоял автограф А. Шнитке с пожеланиями молодому дирижеру, вдруг пропала на тридцать лет! И совершенно мистическим образом нашлась совсем недавно. Значит, пришло время музыке А. Шнитке звучать в Самаре. Но это уже совсем другая история.

* Музыковед, кандидат искусствоведения, доцент кафедры теории и истории музыки СГИК.
** По свидетельству И. Горбунцовой, еще одним коллективом, осуществившим премьеру Реквиема А. Шнитке в 1980-м, был рижский камерный хор Ave Sol.

На фото:
1 – Премьера Реквиема в Горьком. На переднем плане – Альфред Шнитке, чуть позади – аспирантка Горьковской консерватории Ирина Горбунцова. 1980
2 – Ирина Горбунцова дирижирует хором «Резонанс». 2019

Опубликовано в «Свежей газете. Культуре» 5 декабря 2019 года, № 22 (172)
Tags: Культура Самары, Музыка
Subscribe

  • Чем не повод? 18 сентября

    Сегодня, 18 сентября , самый главный праздник – День уважения . Главный, потому что потеряли мы его. А сегодня, если и отыщем, то…

  • Чем не повод? 17 сентября

    Сегодня, 17 сентября , День HR-менеджера , специалиста по управлению персоналом. История праздника начинается в 1835 году, когда в…

  • Чем не повод? 16 сентября

    Сегодня, 16 сентября , в итальянском городе Вероне отмечают День рождения Джульетты. Чтобы определить точный день, в который родилась…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments