Виктор Долонько (dolonyko) wrote,
Виктор Долонько
dolonyko

Category:

Музыка без границ

Рубрика: SalМуз. Приквел *

Ольга КРИШТАЛЮК **
Фото предоставлено автором

Испанцы писали о ее музыке: La belleza en las formas pequeñas. «Красота в малых формах». Концерты, в которых звучали ее произведения, проходили в испанской Саламанке в январские дни 2018-го и ровно через год – в январе 2019-го. Проект «SalМуз», который был задуман пианистом Бренно Амброзини как фестиваль русской музыки в Испании, включал в себя и авторский концерт Илоны ДЯГИЛЕВОЙ, и мастер-классы с ее участием, и сборные концерты, где ее произведения звучали вместе с другими сочинениями русских и европейских композиторов XIX и XX веков.

[Spoiler (click to open)]

В сопроводительной программке к одному из концертов, где исполнялась ее музыка, испанские музыканты нашли весьма точные и яркие метафоры, характеризующие самобытный индивидуальный авторский стиль Илоны Дягилевой: «Особый талант Илоны заключается в умении размышлять о глубоких вопросах и истинных ценностях бытия в рамках камерных форм. Лаконичный способ выражения наделяет особым, весомым значением все элементы композиции, во всех жанрах – от шутливо-озорной симфонической миниатюры «Гном» до глубоких, философски насыщенных звуковых картин природного космизма в «Дыхании ветра» (для ханга и виолончели соло), «Реке времени» (для струнного ансамбля, арфы и солирующего ситара) и хоровом опусе «Миллениум». В этих опусах раскрывается авторский талант к ассимиляции всех мозаик и течений времени человеческой культуры в их стилистических музыкальных проявлениях, демонстрирующих, прежде всего, ярко выраженное единство с русской музыкальной культурой.
Сложность музыкального языка, свободного ритма, который постоянно отражает возрастающее давление общественной и личной жизни современного человека, никогда не становится способом высвобождения отрицательных эмоций в творчестве Илоны. Под напряжением музыки всегда можно почувствовать ее этическую позицию против зла и в пользу добра, которая всегда дарит автору совершенную красоту музыки. Поэтому ее литургические произведения похожи на «звучащий храм». В них сосредоточены настоящие духовные чувства, приводящие зрителей к катарсису просветления».
Мы встретились с Илоной, чтобы она рассказала о своих впечатлениях от испанского фестиваля «SalМуз» и, конечно, о своем творчестве.

– У Бренно Амброзини была идея сделать фестиваль русской музыки в Испании – от Глинки до композиторов XX века. Такой подвижнический труд! Он и его друзья-музыканты, ученики стали готовить программы концертов из произведений русской музыки. Предполагалось, что прозвучит музыка Глинки, Бородина, Глазунова, Рахманинова, Прокофьева, Шостаковича, Губайдуллиной, Шнитке. Бренно некоторое время работал как приглашенный педагог в Московском институте имени Шнитке и очень был увлечен музыкой этого композитора. У консерватории Саламанки был договор с Институтом Шнитке о сотрудничестве, такой же, как недавно сложился с Самарским педагогическим университетом. У Бренно училась моя подруга-пианистка, и она неоднократно говорила Бренно, что есть вот такой композитор Илона Дягилева… И тут, поскольку ему пришла в голову идея играть всё – от Глинки до Шнитке, – он решил, что нужен живой русский композитор, и Бренно написал мне. Подруга звонит: «Давай все свои произведения!» Получив ноты, они стали готовиться и сказали, что сделают концерт, где в первом отделении прозвучит музыка Шнитке, а во втором – моя. Концерт назывался Schnittke vs. Dyaguileva. Это было 19 января 2018 года.

Какие же произведения прозвучали в том концерте?
– В первом отделении были исполнены несколько квартетов А. Шнитке: квартет для фортепиано и струнных («Г. Малер – А. Шнитке», 1988), струнный квартет № 4 (1989), квинтет для фортепиано и квартета струнных (1976) и трио для фортепиано, скрипки и виолончели (1985–1992). В концерте принимали участие музыканты-преподаватели Московского института имени Шнитке: дирижер и пианист Игорь Громов, скрипач Леонид Лундстрем; преподаватели консерватории Саламанки: скрипачи Каролина Михальска и Патрицио Гутиэрес, Мариас Диас (виолончель) и, конечно, Бренно Амброзини.
Во втором отделении прозвучали мои сочинения: «Мгновение вечности» для альта соло (2003), Три прелюдии для фортепиано (1999), квартет «Параллели», De profundis (для фортепиано и квартета струнных, 2018) – это была мировая премьера. Цикл «Созерцания» первоначально был написан для альта и фортепиано, но испанцы вместо альта предложили виолончель. И это было убедительно. Завершал отделение концерта «Миллениум» (2000), который был исполнен камерным хором Консерватории Кастилии и Леона (дирижер – Бланка Анабитарте).

«Миллениум» – это одно из ваших ранних сочинений, оно не раз звучало в Самарской филармонии, его возила на конкурс в Будапешт профессор СГИК И. Горбунцова. Сочинение совершенно колдовское, на мой взгляд. В его основе не текст, а выпевание отдельных слогов на латыни. В чем-то вы ориентировались на опыт Орфа и его знаменитой Carmina Burana. Существует несколько версий этого сочинения?
– Оно было написано еще в студенческие годы, когда я училась в Саратовской консерватории. Сначала хор был задуман a cappella. Через некоторое время я сделала переработку для хора и симфонического оркестра. Есть также версия для хора, органа и ударных.

К сочинению есть эпиграф. Это ваши стихи:
«Всё смешалось, суета, а ты в ожиданье забытой мечты.
Ощущение ее рождает свет
и лишь тайный шепот планет будит смысл прожитых лет».
Действительно всё так мрачно? Ни радости, ни страдания, а только шепот далеких планет?
– Смысл жизни в ней самой. И многие вещи осмысливаются человеком постепенно, с годами, хотя Там уже давно всё известно. И пройдя свой путь или значительную его часть, человек оглядывается и понимает смысл многого и вспоминает свою мечту, забытую когда-то. И оказывается, что все эти годы он шел к ней, и его мечта осуществляется наконец, потому что он уже готов к ней.

Как испанцы реагировали на вашу музыку?
– Ловили каждое мое слово на репетициях: «Что вы хотите? Как? Вот так или по-другому? Мы всё сделаем». Для композитора это, конечно, огромное счастье – увидеть такое внимание к себе и своей музыке. Потому что часто наоборот бывает: «Ну, покажите, что там у вас, какое произведение? А мы посмотрим и еще подумаем, будем его исполнять или нет». В общем, внимание было самым искренним.
Приходилось делать замечания – в основном по темпам и динамике. Не всё они сразу понимали: мне не хватало экспрессии (уж больно они спокойные). В «Миллениуме» выстраивала фразировку – динамические волны. И интересно, конечно, что у них хоровая манера пения совсем другая – открытого звука много. Мне потом сказали, что это национальная особенность. Но испанцы очень мобильные, очень быстро перестраивались. Я так поняла, что их воспитывают, прежде всего, как хороших ансамблистов, но не солистов. И дирижер приходит и лепит из них всё что угодно. Они очень профессионально откликаются на все дирижерские требования. Идеально играют.

А что было в 2019-м до приезда испанцев в Самару?
– Они съездили в Москву в Институт имени Шнитке. Таковы условия договора: музыканты из Института Шнитке приезжали в Саламанку, потом испанцы – к ним. А дальше Бренно начал переписку со мной: «А нельзя ли сделать такой проект в Самаре?» Я обратилась в наш педагогический университет, который всегда отличался какой-то открытостью и отсутствием консерватизма. Меня там поддержали, и прежде всего с большим энтузиазмом поддержала декан факультета культуры и искусств СГСПУ Алла Гокина. Нашлись люди, готовые помочь. И на второй фестиваль «SalМуз» со мной поехали самарские музыканты: симфонический дирижер и педагог СГСПУ Георгий Клементьев, студенты, лауреаты международных конкурсов Ольга Гусева (меццо-сопрано) и баянист-виртуоз Михаил Андреев, ученик одного из лучших педагогов-баянистов в мире – Аллы Михайловны Кац. Мы хотели показать испанцам баян, поскольку у них он не получил такого распространения, как у нас или как аккордеон, например, во Франции.
В Испании были сборные концерты, где звучала русская и европейская музыка XVIIIXX веков. Исполнялись и мои произведения. Были премьеры: я им дала новое сочинение – «Память гор» для дудука и струнного оркестра. Но дудука у них не было, вместо него солировал саксофон. И я поняла, что это идеальное решение! Исполняли пьесу «Солнечный день» для саксофона и струнного ансамбля (2018), пьесу «Отзвуки молчания» (2018) для скрипки соло, «Танец времени» для волынки, аккордеона, виолончели и фортепиано (2014), фрагмент вокального цикла на стихи Максимилиана Волошина «Она» и вокальный опус на стихи Лорки «Прелюдия», который я специально написала в дар испанцам еще в 2018 году.
И вот после этих концертов испанцы приехали в Самару на II Международный музыкальный фестиваль «SalМуз 2019».

В рамках фестиваля в консерватории Саламанки проходили ваши мастер-классы. Расскажите, пожалуйста, об этом.
– Был мастер-класс по ансамблевому музицированию. Они играют современную музыку («профессора», дающие мастер-классы, чаще всего слышат ее впервые) и что-то из классики. И были мастер-классы по композиции. В Саламанке нет композиторского отделения, все желающие со 2-го курса могут посещать композицию факультативно, но уровень потрясающий! У каждого имеется работа в академической манере и электронная музыка. Оборудование в классах на высшем уровне!

А как вы выбираете свои сочинения для крупных фестивалей – «Московская осень», «Музыкальные автографы»?
– У меня такое ощущение, что сочинения сами выбирают себе исполнителей и где им прозвучать. Например, De profundi после премьеры в Саламанке в том же году прозвучал на «Московской осени». В свой первый приезд я познакомилась с замечательным скрипачом Леонидом Лундстремом, который приехал на фестиваль от Института Шнитке. У него свое знаменитое трио, в котором играет его жена пианистка Мария Воскресенская. Когда он впервые услышал De profundis на репетиции, то еще не знал, кто его написал, и говорит: «А всё-таки неплохую музыку иногда писал Шнитке» (а музыка Шнитке – его особое увлечение). Присел послушать, потом все-таки спросил: «А это кто?» – «Это я». – «Ну что ж, очень, очень недурно написано». И вот через некоторое время я спросила: «Что бы вы хотели сыграть на фестивале?» А он сказал: «Я понял, что буду играть композитора Дягилеву». Леонид Лундстрем – человек глубокий, серьезный, православный. И музыка De profundis оказалась как-то в стиле его личности и его ансамбля. Он играл это произведение и в своих концертах, и на «Московской осени».

Вы говорили, что Б. Амброзини заказал вам несколько сочинений: «Фантазию» для фортепиано с оркестром и квинтет De profundis.
– Когда знаешь, что такой великий пианист, интересный человек будет это играть, то просто крылья вырастают за спиной. Я захотела Бренно сделать подарок, написать для него что-то еще. Стала думать, искать интонацию, какой-то звуковой образ… А моя концертмейстер в музыкальной школе, где я занимаюсь вокалом с детьми, однажды уставшая была и совершенно случайно оперлась локтями на клавиатуру рояля. И вдруг я поняла, что этот случайный аккорд и есть начало моей новой пьесы. Я быстренько сфотографировала расположение локтей на клавишах. С этого аккорда-кластера и началась пьеса «Сердце на песке», которую Бренно сыграл на бис в одном из концертов фестиваля. Сейчас уже цикл получается, который будет называться «На песке»: жаркая страна, море, песок и открытые сердца людей. Я ощутила там огромную любовь, испанцы очень сердечны.

Одна из ваших авторских программ называлась «Мгновение вечности». Через несколько лет другая – «Солнце любви». Есть ли здесь какая-то смена взглядов, музыкального языка, стилевой парадигмы?
– Мой «язык» и в раннем, и в более позднем творчестве исходит из характера того, что хочется выразить, становится то более колючим, то мелодичным. Даже в одном цикле стили могут быть разными (например, как в «Созерцаниях»). Но общая тенденция стиля, я думаю, такова: отход от резких диссонирующих, вызывающих, «брошенных в лицо» публике музыкальных построений. Теперь больше «человеческих» мелодий. Может быть, это связано с рождением ребенка, может, какая-то зрелость пришла, а с ней – понимание основ смысла и ценностей жизни. Вообще, с возрастом я стала больше любить людей.

* Первая статья о фестивале «SalМуз» опубликована в № 19 за 2019 г.
* Музыковед, кандидат искусствоведения, доцент кафедры теории и истории музыки СГИК.

Опубликовано в «Свежей газете. Культуре» 21 ноября 2019 года, № 21 (171)
Tags: Культура Самары, Музыка
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments