Виктор Долонько (dolonyko) wrote,
Виктор Долонько
dolonyko

Category:

Безусловная любовь, или Мы и те, кого мы приручили

Вопросы задавала Светлана ВНУКОВА *

У нее, как и у меня, диплом КГИК, но в отличие от меня она работала по специальности. Теперь на заслуженном, как говорится, отдыхе, но никакого отдыха у нее нет. С утра до вечера в трудах и заботах, однако же не получает за эти труды ни копейки. Наоборот – тратит и тратит свои. Чем занимается? А спасает от смерти. Кошек спасает, собак. А еще у нее в подопечных одинокие и совсем старые люди. А зовут ее Маша. Мария. И я честно скажу: мне не по плечу то, чем она который год занимается.

[Spoiler (click to open)]

Маша, буду откровенна: ты меня удивила.
– Сама себе удивляюсь. Но, думаю, это все из-за котов моих. Из-за Васьки с Тёмкой. Когда у тебя у самой дома животные, ты видишь, как много их на улице. Раньше ходила – не замечала. А сейчас иду, там – кошка, тут – котенок. А стоит тебе раз встреченную кошку покормить, всё: она будет тебя на этом месте ждать. Вот проведи эксперимент. Накорми кошку и приди на следующий день на это же самое место. Будет сидеть. Увидит – побежит навстречу. И у меня таких кошек... Муж говорит: «Раньше с банкой на улицу ходила, теперь ходишь с ведром». И приют – он вот с этих уличных кормлений и начался. Шла на работу – кошка с котятами. Покормила. На следующий день – опять сидят. Второй раз покормила. Поинтересовалась, откуда они.

У кошки, что ли, спросила?
– Там женщина посуду принимает. В подвале пятиэтажки. Посуду, картон. И эта кошка в том подвале жила. Питалась тем, что люди приносили. Та же приемщица. Ну и я стала каждое утро перед работой спускаться в подвал и кормить. А потом кто-то котенка брошенного с улицы принес. Знали, что приемщица – добрая женщина, не выкинет, и принесли. На улице бездомных котят море, вот и стали их в подвал таскать. А я ходила кормила. Когда другие котята появились, кошка ушла в соседнюю 9-этажку, а котят своих оставила. Они почему-то уходят, взрослые кошки, когда появляются чужие котята. И эта ушла. Приходит только поесть. А мы ее котят вырастили, кого кастрировали, кого стерилизовали и стали им хозяев искать. Дали объявление в Интернете, сайта у нас тогда еще своего не было.

Сколько стоит стерилизация?
– Три тысячи. А еще же надо от паразитов избавить. Каждая пипетка – 100 рублей. Избавить от блох. Больным закапать глаза, а кого и проколоть. А поскольку котята не продаются, а раздаются и спонсоров никаких нет, то все из своего кармана. Но я теперь не одна. Ко мне еще одна женщина присоединилась. Я утром кормлю, она вечером. И за стерилизацию тоже платит. И лекарства покупает. У нее у самой дома три кошки, и четвертую она из нашего же приюта взяла. Из первого выводка. Василису. Вася приболела, Таня взяла ее домой проколоть, да так и оставила. А потом у нас еще добровольцы появились. Несколько девушек. Одна из них, Катя, в декретном отпуске, она сайтом и занимается. «Кошкин дом». Зайди – там много интересных материалов. Рекомендации есть по уходу за кошками. Ну и хозяев мы теперь через этот сайт ищем. Ведет его Катя с осени прошлого года. И это огромный труд. Но и эффективность, конечно, совсем другая. А в подвале нам комнатку разрешили использовать. Мы ее побелили, песок покупаем – приучаем котят к лоткам. Третий год этим занимаемся. Многих уже пристроили. Недавно вот отдали двух чернышей в одни руки. Молодая пара приезжала. Взяли для дедушки. Дед в своем доме живет, вдовец, и кот еще у него умер от старости. Ну молодые и взяли для дедушки двух котят. В основном ведь котят берут.
Хотя был у нас случай. Рассказали мне про одну кошку. Голубая британка, жила у наркоманов, те ее выкинули на мороз. Женщина одна пожалела, подобрала. Но кошка писала, муж этой женщины гонял ее шваброй и так запугал, что она из-под дивана только ночью выходила. Они решили ее на дачу по весне увезти. А что значит увезти на дачу? Это значит бросить там. Ну, мы британку эту у них забрали, выставили на сайте и в течение двух недель пристроили. А кошке три года. Красивая-я-я. Но дикая совершенно. Руку не протянешь к ней – кидается.

Да любой от такой жизни кидался бы. Сейчас у нее все хорошо?
– Вот почитай СМС от новой хозяйки: «Здравствуйте. Кошечка начала адаптироваться. Правда, выходит из-под дивана только вечером. Но уже лезет ласкаться. Мурлычет. Один только минус – не ходит на горшок. Утром просыпаемся – ковер весь в какашках». А вот еще одна СМС. Через месяц: «Добрый вечер. Кошка просто супер. Я ее Дашенькой назвала. Вроде откликается. И даже спать ложится со мной».

Маш, а такого не было, чтобы брали, а потом возвращали?
– Лялю вернули. Я ее на улице подобрала. Иду – сиамская кошка с двумя котями-полукровками. Хозяйская, как мне сказали, кошка, но родила – и ее вместе с котятами на улицу выставили. Я взяла. Мальчика мы Яшей назвали, девочку Лялей. Худые-е-е. Крысеныши. И без шерсти практически. Я им пальтишки сшила из носков. Выходили. Яшу для того самого дедушки взяли, а Лялю забрала девушка. У нее уже была одна наша кошка, и она еще и Лялю взяла. Нарядила как принцессу и присылала нам фотоотчеты. И вдруг пишет, что все очень плохо, что Ляля писает в неположенных местах, кусается, спать не дает, с первой кошкой не уживается. А потом и вовсе вернула. Говорит, уезжает за границу, а мама согласилась только первую кошку взять. Так что Ляля опять у нас.
Вчера приехала пара молоденькая. Лет им, может, по восемнадцать. Выбрали Лялю. Объясняю, что кошка, как ребенок, требует терпения. И большого. «Берем. Но вы ее обработайте. Чтобы никаких блох, никаких паразитов. И простерилизуйте обязательно». Я говорю: «Блох и паразитов у нее уже давно нет. А стерилизацией вы, пожалуйста, сами займитесь». – «Мы подумаем». Уехали. Не вернутся, скорее всего. Никому же не хочется возиться. Ни возиться, ни тратиться. Ну и ладно.
А то получилось бы как с голубенькой. Грузчику одному приглянулась, говорит: «Возьму для своих ребятишек». Взял. Маленькой совсем. Время проходит, кошка подрастает, начинает орать, они ее на улицу выпускают, она беременеет. Грузчик к нам с претензией: «Родит – всех котят вам привезу». Я говорю: «Мы ж тебя предупреждали – надо стерилизовать». Машет рукой. И большинство людей так к этому относятся.
У нас во дворе уже две кошки беременные ходят. А у них у каждой – хозяин. Ну и появится штук десять новых котят. И вот что прикажешь делать? Я в прошлом году подходила к одной из хозяек. Я кормлю ее кошку. Она ее выпускает на улицу голодной, я кормлю. Ну и говорю хозяйке: «Пожалуйста, давайте простерилизуем. Я готова часть денег дать. Но вы хотя бы отнесете ее в клинику». – «Мне этого не надо». Я, конечно, втихаря делала уколы этой кошке. Ну, чтобы не беременела. Но препараты гормональные, и постоянно на них кошек держать нельзя. Да и потом у меня нет столько денег, да даже времени и сил, чтобы каждую встреченную кошку таскать в стационар. Тем более такую, у которой владелец есть. Как возьмешь и потащишь? У людей у самих должна быть ответственность за тех, кого они приручили.

Ответственность, увы, не самая сильная наша черта. Маш, а вы каждому подопечному имена даете?
– Ну, надо же как-то различать. Но иногда промахиваемся. Назвали одну Багирой. Понесли на стерилизацию. «Да вообще-то, – ветеринар говорит, – у вас мальчик». Так Багира стала Гиром. Тоже дедушка один забрал себе. Хотя пожилые боятся брать животных. Боятся, что умрут, и их животные никому не нужны будут. И чаще всего так и получается. Но некоторым везет. У нас тут собака одна была. Хозяин у нее умер, а бомж ее подобрал. Сидел на скамейке у остановки, она – рядом. А я там обычно ждала автобус, на котором на работу ездила. Стала носить собаке еду. И вдруг звонят: бомжа на скорой увезли, припадок у него. Мы c Таней расстроились страшно: бомж ведь ночевал в подвале. А в каком, мы не знали. А он ведь мог там собаку закрыть. Думаем: ну и собака умрет. Но оказалось, что не закрыл. Что она ждет его на той самой остановке.

Видно, полюбила бомжа этого. Видно, он неплохо к ней относился.
– Любовь животных – это потрясающая вещь. Безусловная. Абсолютно! Любят – и всё. Сколько случаев знаю. Живет у ханыги кошка. Он бьет ее, не кормит, а она ему все прощает. Но бомж этот добрый был, и вот собака опять без хозяина. А у нас только кошки. Решили собаку в «Надежду» отвезти. Одна из наших волонтерш договорилась с приютом, нашла по Интернету человека, который согласился помочь с машиной, кто-то намордник дал – отвезли. В приюте собаку простерилизовали, сфотографировали, выставили снимок на сайте. Ищут нового хозяина.

А вот мне еще интересно: чем ты всех этих кошек кормишь. «Китикэтом»?
– Кашу варю. Беру рагу – на рынке девчонки мне рагу бесплатно дают. Таня легкое покупает...

А как это ты с рыночными задружилась?
– Ну, там же тоже кошки, вокруг рынка. Продавщицы их кормят. Одна из кошек заболела, попросили – я ей проколола антибиотики. Так и задружились. Но люди, конечно, очень разные на этом моем пути встречаются. У одной бабуськи кошка пятерых родила. Через месяц начали по квартире ползать. Бабка их в коробку – и на Птичку. Даром отдавала – никто не берет. Вдруг мужик какой-то: «Плати, бабка, мне по 200 рублей за котенка, я их устрою в хорошие руки». – «Ой, спасибо, сыночек!» и – тысячу ему. А он с этой коробкой на железнодорожные пути.
А еще, говорят, котятами домашних удавов кормят.
Я тут в одном дворе двух кошек кормлю. Шла через этот двор зимой на работу – бегают два подросточка. В приюте котят под завязку, этих двоих не взяла, но стала ходить и кормить. Год уже хожу, хотя и не надо в ту сторону – год как не работаю, но хожу. Утром. А вечером местная бабушка их подкармливает. Они в подвале ее дома живут. Бабушка аккуратистка. Котята поели, она остатки еды обязательно уберет. Водичку только и оставляет. Ну и как-то звонит: «Маш, беда-то какая». И рассказывает. На пятом этаже этого ее дома семья живет. Мама, папа, бабушка, дедушка, двое детей. Говорит, вышли на улицу, она как раз кормила котят, еду расшвыряли, да еще и водой, которую она для котят приготовила, облили. Тем, кто окурки из окон бросает, слова не скажут. А тут подняли ор. Я говорю: «Баба Люба, что же тебя никто из соседей не защитил?» Она говорит: «Маша, эту семейку боятся все. Никто связываться не хочет». Дальше – больше: прихожу кормить – одной кошки нет. Четыре дня не было, но возвращается – лапа задняя вся искорежена. Неужели, думаю, под машину попала. А баба Люба говорит: «Да это мальчишка вот из этой семейки. Который постарше. Забаву новую придумал – палкой кошек гонять. Соберет вокруг себя ребят, и они гоняются за кошкой с палками. Пока я на улице – не трогают. А уйду, из окна смотрю, начинают гонять». Я штук пять, наверное, уколов кошке сделала, и она даже и опираться на больную лапу стала. Но бегает все равно на трех. А вчера пришла кормить – котенок ее хромает: по спине хлобыстнули, скорее всего.
А еще во дворе этом британец ходит. Хвост обрублен, и такое ощущение, что сам этот кот кислотой облит – шерсть вся облезла. Я говорю: «Баба Люба, давай к участковому, что ли, сходим?» Она: «Нет, Маш. Пожалуюсь – будет совсем уж война. Я войны не хочу. И так мимо дверей бегут – стучат, звонят. А я одна живу, без мужа». И вот я ее слушаю и про Лизу вспоминаю. Эта Лиза моего примерно возраста и живет в моем же доме, в соседнем подъезде, и тоже кормит бездомных животных. Когда приюта еще не было, я ей помогала. Еду приносила, денег давала на стерилизацию. Недавно зашла в хлебный – женщины из нашего двора и обсуждают Лизу. Развела, дескать, во дворе голубей, кошек. Да чтоб, говорят, она сдохла вместе со своей живностью. Я говорю: «Женщины, и как же вам не стыдно человеку смерти желать?» Перекинулись с Лизы на меня.

Маш, а ведь ты уже, наверное, и не сможешь без этих своих кошек.
– У меня нет ни выходных, ни праздников. И как бы я ни болела, иду, кормлю, лечу и в стационар таскаю. Конечно, устаю, но пройти мимо...
Есть притча. Когда у нас что-то случается, мы говорим: «Господи, за что ты нас наказываешь?» А Господь: «За то, что ты меня не видишь». – «Ну как же я тебя не вижу? Я в церковь хожу, молюсь». – «Нет, – говорит Господь, – не видишь. Я та кошка, которую ты пнул. Я тот голубь, которому ты крошку хлеба не дал. Я та собака, которую ты не накормил. Я трава, которую ты вытоптал, и ветка, которую обломил».
Ты пересылаешь деньги в благотворительный фонд – это очень хорошо. Ты едешь за тридевять земель волонтером – отлично. Но возьми и однажды оглянись. Просто оглянись, и ты увидишь, как много и рядом тех, кто нуждается в твоей помощи. В моем доме бабульки живут одинокие. Узнали, что я научилась делать уколы: «Маш, приди». Делаю уколы, в аптеку, если надо, схожу, в магазин за продуктами. Муж смеется: «У тебя всем подружкам по 80 лет». А кому и больше, и они одиноки. И в каждом доме такие бабульки есть. В шаговой, что называется, доступности.
Свет, а спроси, какая у меня мечта.

Маша, а какая у тебя мечта?
– Если бы ты несколько лет назад меня про мечту спросила, я бы, пожалуй, призадумалась. А сейчас точно знаю, чего хочу больше всего на свете. Я хочу дом. Никакой не навороченный, самый простой, но в деревне и обязательно большой. Я бы там собрала старых одиноких людей. И брошенных животных. И мы бы жили, друг друга поддерживая. Ну, знаешь, бывают такие семейные детские дома. Вот и у меня был бы семейный дом для брошенных и одиноких. Вряд ли получится, но мечта такая у меня есть.

А ты изменилась.
– Это правда. Раньше мне доставляли удовольствие походы за обновками, посиделки с приятельницами в кафе. Сейчас не доставляют. Все эти разговоры, кто где отдохнул, какую купил шубу или машину, какую процедуру у косметолога сделал... Скучно. Таня вот тоже говорит, что не чувствует уже себя своей среди людей, с которыми прежде ей было комфортно. Она туризмом всю жизнь занималась. Сейчас уже не так активна, но ходит за Волгу на лыжах зимой с приятельницами. А там собак много брошенных. Говорит приятельницам: «С этим надо что-то делать». Пожимают плечами. Она не вступает с ними в дискуссии. Просто отдаляется – и всё. Я вот тоже сейчас все меньше общаюсь с теми, для кого то, чем я сейчас занимаюсь, не близко. Они неплохие люди, хорошие люди, но... Нам не о чем стало говорить.

* Член Союза журналистов России, «Золотое перо губернии».

Опубликовано в «Свежей газете. Культуре» 7 ноября 2019 года, № 20 (170)
Tags: Культура повседневности
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments