Виктор Долонько (dolonyko) wrote,
Виктор Долонько
dolonyko

Особое мнение на «Эхе Москвы в Самаре» 16 июня 2011 года, 18:44


Альберт Шангин: С ЕГЭ последнее время случается скандал за скандалом. То найдут ответы на вопросы в Интернете, то поймают студентов, которые за школьников сдают ЕГЭ. Получается, что система ЕГЭ, призванная уменьшить коррупцию, наоборот увеличивает. Может, ЕГЭ изначально был дурной затеей?

 

Виктор Долонько: Во-первых, я хочу расставить точки, только я хочу предупредить слушателей, до конца фразы хотя бы дослушивайте, что я говорю Последние мои посты «горчичные», такое впечатление, что слушатели читают первую половину, вторая – вторую половину, одни ругают за первую, вторые за вторую, и все не сходятся. Я в конце что-нибудь умное скажу. Во-первых, к ЕГЭ отношусь совершенно нормально. Это нормальная совершено технология. Проблема не в ЕГЭ. Проблема в том, какие к ЕГЭ предъявляют претензии и как ее используют. Во-первых, если бы ЕГЭ было бы одним из способов, с помощью которого создавали бы рейтинги учебных заведений, то отношение к ЕГЭ было бы совершено иное. Это не самый плохой способ измерить рейтинг того или иного учебного заведения, уровня подготовки в нём и т.д.

 

Альберт Шангин: Вы имеете в виду среднее образование?

 

Виктор Долонько: Естественно. Но ЕГЭ присвоили функцию, которую ЕГЭ выполнять не может. С помощью ЕГЭ начали принимать в вузы. Это абсолютнейший абсурд. Потому что на большей части факультетов использование тестовых методов вообще не приемлемо, это факультеты гуманитарные, но даже на естественных, и даже на математических факультетах важно не столько правильность результатов, сколько ход рассуждений. Это важнее. Поверьте, когда преподаватель беседует с абитуриентом, из этой беседы он узнает куда больше, чем от правильных или неправильных ответов, которые тот абитуриент делает. Вопрос в следующем: ЕГЭ используют так, как не должны использовать. Теперь последнее в вашей фразе – «у нас были надежды, что коррупции будет меньше». У кого у нас?

 

Альберт Шангин: При приеме в вузы. У всех.

 

Виктор Долонько: У кого у нас? У кого у всех? Поверьте, законы придумывают люди, они называются законодателями. Это люди такие же несовершенные как мы с вами. Такие же не до конца грамотные, как мы с вами. Но самое главное, что эти люди – это было и в СССР, это есть и в постсоветской России – придумывают законы и одновременно выдумывают лазейку, которую якобы увидят только они, и которая будет работать только на них. Она есть в каждом законе. Сначала придумали ЕГЭ и говорят: «Ребята, вот первый предмет, второй предмет, третий предмет. Во всех трех предметах мы будем считать это все отдельно, а переводы ЕГЭшных баллов в оценки каждый вуз буде делать самостоятельно». Могло это противостоять коррупции? Никогда! Я придумаю вам 72 способа, которыми можно обойти эту штуку. Потом говорят, нет, ребята, мы будем считать вместе все то же самое. Теперь говорят, нет, ребята, мы вообще переводить в оценки не будем, мы будем считать по абсолютной сумме. И опять появилось еще 65 способов, с помощью которых тех, кому нужно, поступает в обход закона. ЕГЭ не может быть действенным барьером. И никогда не будет действенным барьером. Но ЕГЭ – хорошая технология, которую можно использовать при оценке дееспособности средних учебных заведений. Это две разных вещи. Надо вернуть экзамены.

 

Альберт Шангин: Как было раньше, так и оставить?

 

Виктор Долонько: Конечно! ЕГЭ ничего не даст.

 

Альберт Шангин: Вы говорите, что главное – это ход рассуждений, а многие экзамены сдаются письменно.

 

Виктор Долонько: Я поступал, у меня была письменная математика. За письменной математикой у меня была математика устная. Я чего-то там написал, они посмотрели, как я рассуждаю, какие у меня ответы, причем я же не ответы писал, я писал доказательства, я писал ход рассуждения, а потом со мной еще и беседовали. Потом со мной беседовали по физике, а потом я писал сочинение, и они проверяли, насколько я грамотен. Вот это были 4 экзамена. Говорить о том, что в этой ситуации в приемных комиссиях могут непорядочные люди, так они могут быть непорядочными и в случае с ЕГЭ. Только там они придумывают один способ уйти в свою пользу, а здесь придумывают другой. И порядочных людей неизмеримо больше, чем непорядочных, они и там будут порядочные, и здесь будут порядочные.

 

Альберт Шангин: Получается, что жулик в современной России заведомо успешнее?

 

Виктор Долонько: Нет, никогда. Я этого не говорил. Я говорил другое, что современная система законов позволяет жулику жить хорошо. Он не может быть успешным. Он для меня никогда успешнее не будет. Но он может «благоденствовать».

 

Альберт Шангин: В России кроме ЕГЭ есть еще дна проблема, это заразные овощи из Европы. Видны очевидные плюсы и минусы затеи с удержанием эмбарго. Есть еще какие-то плюсы и минусы сохранения эмбарго?

 

Виктор Долонько: На эту тему у меня уже был во вторник «Горчичник». Я вынужден только повторить одно положение. То, что сделал господин Онищенко с эмбарго на европейские овощи, надо воспринимать совершено адекватно. Господин Онищенко еще раз показал стране, что эта страна не в состоянии в том виде, в котором она существует в 2011 году, обеспечить должный уровень своей продовольственной безопасности. Мы не в состоянии этого сделать. У нас паника. Мы говорим, что не завозят эти фрукты. А дальше возникает очень простой вопрос. А мы в состоянии сами произвести такое количество продуктов, которые смогли бы обеспечить не просто наши потребности в калориях или килограммах, а еще и в качественной продукции, в той, к которой мы привыкли за эти годы. Оказывается, что мы давно едим греческую клубнику и давно уже не едим сызранскую.

 

Альберт Шангин: В самарском Минсельхозе нам заявляют, что они готовы полностью обеспечить.

 

Виктор Долонько: Заявить и обеспечить – это две разные вещи. Это во-первых. А, во-вторых, а что же не обеспечивали в прошлом году? А в позапрошлом году? Кто же вам мешал? У меня нет сомнений в том, что при правильном развитии сельского хозяйства это можно сделать. Но сейчас обеспечения всего этого нет. Скажите, пожалуйста, почему мы едим такое количество импортного мяса, импортной колбасы, импортного сыра, импортных йогуртов и т.д.? Безусловно, на территории Самарской области, думаю, можно построить необходимое количество заводов с необходимой производительностью этих заводов, которые бы обеспечивали все эти потребности. Но пока-то их нет. Давайте заглянем в продуктовые пакеты тех, кто выходит из магазинов. Давайте посчитаем, сколько, с одной стороны, там импортной продукции, а с другой – российской, а с другой стороны, сколько там российской из других регионов, и сколько там продуктов самарских. Мы увидим, что это совсем не так, как говорит Минсельхоз. Я понимаю, что валить сейчас все на Минсельхоз бессмысленно. Потому что есть своя политика и у т.н. продуктовых якорей, мегапродовольственных магазинов, которые тоже вносят свою лепту во все это. В итоге получается, что в обычных совершено условиях, не в экстремальных, мы кормимся совершенно другими продуктами, а не теми, которые произведены на территории Самарской области. Более того, существует еще куча дополнительных проблем, связанных с тем, что зачастую создаются искусственные препоны, с помощью которых наших самарских производителей не пускают на наш самарский рынок.

 

Альберт Шангин: Назовите хотя бы один.

 

Виктор Долонько: В 87 году, как только появились первые кооперативы, одни из первых кооперативов на территории Самарской области были т.н. торгово-закупочные кооперативы. Лихие спортивные ребята стояли на всех дорогах, которые вели в областной центр, и на дальних подходах останавливали колхозников, убедительно предлагая им некую не очень высокую цену за их сельхозпродукцию, и на рынок их не пускали. Потомки этих всех спортивных ребят до сих пор существуют.

 

Альберт Шангин: Радиослушатель Николай: «Дайте мне убитую пахотой землю и я освобожу место работы в городе для желающих!» Кстати, заслуги Онищенко оценил Владимир Жириновский. Он попросил президента дать Геннадию Онищенко госнаграду. Заслужил ли Онищенко орден?

 

Виктор Долонько: Он не заслужил к себе отношения как к клоуну. Он не совсем клоун. То, как его представляют СМИ, это такой забавный чудачок, который сначала на молдаван, потом на грузин, теперь на европейцев ополчился во имя неких политических проблем. Давайте будем серьезнее. Не во имя политических проблем, а во имя того, чтобы еще раз показать, в какой же яме мы оказались.

 

Альберт Шангин: Наши же власти организуют фестиваль «Рок над Волгой». Он поставил европейский рекорд за последние 15 лет – собрал 250 тыс. человек. Но на фестивале за день произошло 8 преступлений и за медицинской помощью обратились почти 150 человек. Можно ли было организовать это мероприятие, чтобы избежать этого?

 

Виктор Долонько: 250 тыс. человек – это население города Сызрани. А теперь я хочу задать вопрос, не гордилась бы сызранская милиция, если бы в среднем в день у нее было 8 нетяжелых преступлений на весь город? Гордилась бы! Гордилась бы сызранская медицина, если бы всего 150 человек за день обратились бы в ее учреждения здравоохранения? Гордилась бы! Избежать этого пока невозможно, потому что это обычный наш уровень культуры российской, наше отношение к жизни, к окружающим, нашей системе ценностей и т.д. Избежать этого невозможно.

 

Альберт Шангин: То есть, организация была в целом не плоха?

 

Виктор Долонько: Я не был на фестивале, но, судя по тем цифрам, которые вы говорите, у меня нет объективных данных говорить, что она была плоха. У меня тот же вопрос, что задал уже Шевчук: фестиваль ли это? Это не фестиваль, это гала-концерт с участием большого количества рок-групп. Фестиваль и гала-концерт – разные цели, разные технологии, разные формы проведения. Пока это – гала-концерт, который организаторы стремятся перевести в фестиваль. Фестиваль – некая форма организации, главное в которой – это коммуникации между участниками, между профессионалами, которые туда приезжают, и т.д. И только в последнюю очередь это коммуникация между зрителями и теми, кто выходит на сцену.


 

Аудиоверсия радиопрограммы по адресу: http://echosamara.livejournal.com/


Tags: ЕГЭ, Онищенко, Продовольственная безопасность, Рок над Волгой, Самара
Subscribe

  • Человек радио

    Окончание. Начало в № 18 «Свежей газеты. Культуры» за 2021 год.…

  • «Мечты сбываются?»

    Вчера в Тольятти завершился фестиваль «Шостакович. Самарское время. DSCH ». Музыкальные обозреватели «Свежей газеты.…

  • Человек радио

    ПАВЕЛ МАРГУЛЯН – фигура в Израиле известная. Number one в тамошней русскоязычной радиожурналистике, по определению автора…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments