Виктор Долонько (dolonyko) wrote,
Виктор Долонько
dolonyko

Categories:

Олег Скивко – наш кандидат

Олег БЕЛОВ *
Записала Татьяна БОГОМОЛОВА

Олег Скивко – человек с потрясающим чувством юмора, невероятно деликатный, порой в ущерб себе. Режиссер, мыслящий точными, яркими образами, со своим авторским стилем работы. Об Олеге я могу говорить много.

[Spoiler (click to open)]
Благодаря ему, благодаря нашей совместной работе над спектаклем «До третьих петухов» я поверил в себя как в артиста. Хотя на тот момент, когда он пригласил, я уже поработал в театрах Геленджика, Краснодара, потом здесь – при Петре Монастырском, потом при Гвоздкове. Я работал, меня любили и уважали, были удачные роли, но в себя как в артиста я поверил только с Олегом. Но сначала я долго отказывался.
Мне было на тот момент 26 лет, а моноспектакль – это огромная ответственность: целый час надо держать внимание зрителя, а для этого надо быть либо профессионалом высокого уровня, либо яркой, харизматичной личностью, а я себя таковым не считал. Но не случайно о профессии режиссера говорят, что он должен быть и педагогом, и хорошим психологом. Он меня тогда обманул: «Это вовсе не моноспектакль, это будет полноценный спектакль, я сфотографирую тебя, и ты увидишь – там масса действующих лиц».
По идее, так и получилось: у меня в «Петухах» двадцать одна роль! Он боролся с сомнениями: «До третьих петухов» – это же повесть с прямой речью. Получается художественное слово, а в художественном слове нельзя играть, так нас учили в институте. Это другой жанр. На что Олег парировал: «А мы всем скажем, что это моноспектакль. А если нас уличат в том, что здесь прямая и косвенная речь, мы тогда скажем, что это художественное слово».
И вот все у нас с ним сошлось: общие взгляды на какие-то вещи, отношение к юмору. Я впервые в жизни испытал в работе с режиссером понимание друг друга даже не с полуслова, а с полувзгляда. После того, как выпустили спектакль, помню, мы ехали в автобусе и вдруг одновременно произнесли: «А давай еще что-нибудь поставим вместе».
А ведь до «Петухов» он лет десять ничего не ставил. Это был его возврат в профессию.
Мы объездили с этим спектаклем всю Россию и почти всю Европу. Побывали на фестивалях в Германии, Венгрии, Латвии, Чехии, в Польше – и везде принимали на ура.
Потом он работал в разных театрах, и вот однажды ко мне подходит актер и говорит: «Как вы с ним работали? Он же ничего не объясняет». А дело в том, что мне и не нужно, чтобы объясняли. Ведь иной режиссер все тебе расскажет, покажет, разжует, что делать, как делать, но при этом ты не знаешь, что тебе играть. А Олег мыслит образами, и эти образы, очень точные, тебе транслирует. Это его стиль работы.
Помню, мы с ним репетировали сцену Бабы Яги и – затык. И вдруг он говорит: «Представь, Баба Яга спрашивает Ивана: «Есть хочешь?» Он: «Хочу!» Она бегом к печке, достает оттуда горяченькую кастрюльку. Несет ее в тряпочке – и бац! Вываливает на стол шашки, и они начинают с Иваном играть». Все! И у меня фантазия заиграла.
Считается, что актеру до сорока лет надо найти своего режиссера. Вот Олег – мой режиссер, и я думаю, что ни один артист так его не понимает, не чувствует, как я.
А еще Олег Скивко – человек с потрясающим чувством юмора, правда, порой теряет берега. Он готов шутить везде и всюду. А есть места, где шутить нельзя.
Мы когда первый раз поехали с «Петухами» в Волгоград, на Дни памяти Шукшина, еще не знали, как перевозить декорации. Это потом мы придумали разборную конструкцию, которая умещалась в две большие сумки, а тогда нам казалось, что всё просто: придем, нам загрузят, и мы поедем.
Мы взяли эти огромные железные вставки, привезли на вокзал, подходим к вагону, а проводница нас не пускает. А нам завтра уже выступать. И вот мы бежим к багажному вагону, с огромным трудом уговариваем взять наш груз без билета, за минуту до отправления они соглашаются. И мы с огромной сумкой, с реквизитом снова бежим к своему вагону. А поезд уже тронулся, проводницы закрыли дверь и уже опустили ножки, мы бежим, кричим: «Откройте! Мы с билетами!» Она открывает, мы закидываем сумку, я запрыгиваю, Олег подпирает меня сзади и вдруг выкрикивает: «Так это поезд на Воркуту?» – и проводница резко отталкивает меня и начинает выпихивать из вагона. В общем, чуть не высадили.
А как он разыгрывает своих друзей? Он никогда не поздравит просто так. Когда был день рождения у его однокурсника, актера СамАрта Сергея Гуревича, Олег распечатал на ксероксе его фотографию с надписью «Гуревич – наш кандидат». И попросил вахтера прикрепить на доску объявлений: мол, это прислали из администрации. Вахтер повесил. И все в театре стали подходить к Гуревичу, поздравлять, интересоваться, от какого района он баллотируется.
Сколько раз я сам на него злился, психовал. Приходим куда-нибудь на банкет, к посторонним людям, он встает, поздравляет и вдруг добавляет: «А сейчас Олег Белов прочтет для вас «Графа Нулина»!» Застолье, банкет, а я встаю и начинаю: «Пора, пора, рога трубят…» Людям же не объяснишь.
И вот так у него всегда. Бывало, конечно, что мы ругались, но на него долго обижаться нельзя.
Вторым нашим спектаклем стал «Сконапель истоар», но это уже был не моно. Олег сделал блистательную инсценировку по «Мертвым душам». Из действующих лиц – Чичиков; второй – Некто, он же Черт, который перевоплощается в помещиков и помещиц, показывая Чичикову, что все возможно, люди слабы, просто к каждому нужен ключик; и третий – человек из народа, который помогает Чичикову, сердобольный, как все русские люди.
Я, кстати, со школы не любил «Мертвые души», не понимал, но именно Олег сумел влюбить меня в это произведение. Он, не выкинув ни слова, ни слова не дописав, сделал его таким актуальным, таким сегодняшним! А премьера совпала с днем выборов, и журналисты спрашивали: «Зачем вы дописали текст?» – «Нет, – говорили мы, – это все Гоголь!» Саша Марушев играл Чичикова, я – всех помещиков и помещиц, а Володя Сухов – Селифана и весь русский народ. Гвоздков обожал этот спектакль. Что любопытно: притом, что Гвоздков меня любил, ценил, но заметил только в работе у Олега.
И вот у Олега юбилей. Что ему пожелать? До нашего с ним спектакля, до «Петухов», он же лет десять не ставил, он работал вообще в месте, далеком от творчества. Как-то однажды он мне сказал: «Я понял, что режиссер – это профессия возрастная». Понимаете, ему нужно было время, чтобы накопить, он накопил и потом своими спектаклями закричал! Закричал, поэтому они имели такой эффект и такой успех. И дай бог, Олег, кричать дальше.

* Актер Самарского академического театра драмы имени М. Горького, заслуженный артист России, народный артист Самарской области.

Опубликовано в «Свежей газете. Культуре» 19 сентября 2019 года, № 17 (167)
Tags: Культура Самары, Театр, Театры Самарской области
Subscribe

  • Человек радио

    Окончание. Начало в № 18 «Свежей газеты. Культуры» за 2021 год.…

  • «Мечты сбываются?»

    Вчера в Тольятти завершился фестиваль «Шостакович. Самарское время. DSCH ». Музыкальные обозреватели «Свежей газеты.…

  • Человек радио

    ПАВЕЛ МАРГУЛЯН – фигура в Израиле известная. Number one в тамошней русскоязычной радиожурналистике, по определению автора…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments