Виктор Долонько (dolonyko) wrote,
Виктор Долонько
dolonyko

Categories:

Этюд о непонимании

Виктор ДОЛОНЬКО

Если я люблю свой сад, то не потому, что там растет вишня, а потому, что туда залетают дрозды, они распевают песни, а я за это кормлю их вишнями.
Джозеф Аддисон

В Доме журналиста состоялась встреча рабочей группы под председательством уполномоченного по защите прав предпринимателей в Самарской области Евгения Борисова с представителями общероссийской общественной организации «Российское Авторское Общество».

[Spoiler (click to open)]
Поводом к встрече стало обращение к уполномоченному тольяттинских предпринимательниц в связи с необоснованным привлечением их «к гражданско-правовой ответственности за прослушивание музыкальных композиций в торговых центрах г. Тольятти» в результате действий представителей РАО.
Это совсем не моя проблематика, в последний раз с авторскими правами я имел дело 32 года назад, когда выиграл у ВААП, которые подали иск о привлечении меня к гражданской ответственности по поводу нарушений, которые были ими замечены в видеосалонах, коих у возглавляемого мною «Праздника» было 54. Выиграл и забыл. И вот такое возвращение в позапрошлую жизнь.
Суть проблемы проста: в торговом центре – магазинчики, в магазинчиках – продавцы, которые слушают музыку, и музыка эта совершенно не влияет на объемы их продаж (этот факт не доказан и никакие исследования на эту тему не проводились). Они слушают музыку, потому что: 1) сидеть на рабочем месте в абсолютной тишине 8–10 часов с перерывом на перекус – можно сойти с ума; 2) человеку, если он без патологий, свойственно гармонизировать окружающую среду; музыкой – прежде всего.
Так вот, по мнению общественников из РАО, это прослушивание суть публичное действие, нарушающее законное право авторов на вознаграждение! Такого даже в поносимом за бесчеловечность эсэсэсэре не было.
А если бы человек слушал ток-шоу по радиоприемнику или, не дай Б-г, телевизору?! Там тоже есть авторы. А если человек громко слушает радио в собственном автомобиле? Любители рока в состоянии за очень короткое время доказать, что их любимцев тихо слушать нельзя.
Ведь все эти достойные люди платят собственные средства на приобретение трансляторов, энергоносителей, собственное время на то, чтобы создать себе комфортную среду. Себе и окружающим – посредством любимой ими музыки.
Вот государство декларирует колоссальные расходы на пропаганду музыки, старается сделать ее доступной, прививать любовь к музыке широким народным массам. Музыка – классическая, народная, джазовая, эстрадная – хорошая – должна звучать повсеместно. И эти люди совершенно бесплатно занимаются музыкальной пропагандой, а их штрафуют.
Чтобы у читателей не осталось сомнений, суммы штрафов – 200–250 тысяч рублей. С каждого владельца маленького магазинчика в торговом центре. И это начало.
Дальше – больше. Большой праздник в общедоступном месте, парке, например. Организует его, прямо скажем, небогатая организация, например Союз журналистов. Цель праздника – повысить культуру чтения, уровень информационного обеспечения населения. День прессы. К примеру. Цели – гуманитарные, просветительские. Всё равно – нужно платить.
Вот я, обыватель, не понимаю, за что. Есть базовые документы: Женевская конвенция об авторском праве и Бернская конвенция об охране литературных и художественных произведений. Российские законодательные акты базируются на международных. Пока, по крайней мере. Но в них русским по белому сказано, что действие законов не распространяется на случаи, связанные с образованием, сиречь просвещением. Так за что платить, если сборов от прослушивания нет?
Права каких авторов защищает РАО? Я склонен верить присутствовавшему на встрече заместителю председателя Союза композиторов России Марку Левянту, сказавшему, что он не знает ни одного композитора, который потребовал бы с образовательных, просветительских, гуманитарных акций, где исполнение произведений производится бесплатно, возместить ему упущенные гонорары…
***
Целью встречи была «выработка возможных путей решения вопросов, связанных с использованием предпринимателями объектов авторских прав».
Театры, концертные залы, кинотеатры – да! Они обязаны-таки делиться доходами с авторами текстов (в широком смысле этого слова), которые они исполняют. Предприятия общественного питания – да (музыканты на зарплате или на гонорарах), но остальные, которые помогают среду очеловечивать (в хорошем смысле)?
Забавно, но как только на встрече касались сложного вопроса, неоднозначного, один из «общественников» (РАО – общественная организация), не зная, что ответить, восклицал: «Нужно договариваться».
Сколько в этом «договариваться» коррупционной составляющей! Зашкаливает, как счетчик Гейгера в Баренцевом море. И ладно бы это «договариваться» один раз прозвучало, а то – 9 (я считал).
И последнее: а почему функции мытарей в данном случае государство перепоручило общественной организации? Неужели не понимает, что градус недовольства их действиями охватил всех – и авторов, и предпринимателей, и «просветителей»? Или понимает?

Опубликовано в «Свежей газете. Культуре» 29 августа 2019 года, № 15–16 (165–166)
Tags: Авторское право
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments