Виктор Долонько (dolonyko) wrote,
Виктор Долонько
dolonyko

Categories:

Тимур, Тохтамыш и все-все-все

Елена ШИШКИНА

Выучив в школе про татаро-монгольское иго, большинство из нас приобретает стойкое предубеждение против истории и исторических деятелей Азии: это не наша свадьба, и ни к чему нам разбираться в перипетиях взаимоотношений их лидеров. Как минимум это одна из причин, почему о противостоянии Тимура и Тохтамыша молодой россиянин знает мало или ничего. Он, вероятно, и о Куликовской битве знает немного, но это уже другая история.

[Spoiler (click to open)]
А ведь решительное сражение между двумя амбициозными военачальниками случилось 18 июня 1391 года где-то в окрестностях села Старый Буян. Это была крупнейшая битва своего времени (разные источники называют разные цифры, одна из самых популярных – 300 000 воинов) и однозначно – самое масштабное сражение на территории нынешней Самарской губернии.
Непросто представить себе в Старом Буяне триста тысяч отборных солдат, полмиллиона коней – ведь каждому коннику положено три лошади: боевая, походная и гужевая, десятки тысяч сопровождающих (летописцы пишут, что чингизиды путешествовали со всеми своими гаремами и приближенными). Трудно вообразить, чем люди и животные в таком количестве питались несколько месяцев, ведь путь от Самарканда, да еще в обход, чтобы запутать противника, занял у Тимура шесть месяцев. Но большинство историков склонны верить Амиру Тимуру, повелевшему еще до сражения увековечить на камне, который теперь выставлен в Эрмитаже, численность своего войска в двести тысяч бойцов.
Сколько бы их ни было на самом деле, они сошлись на Кондурче, и, разбив Тохтамыша, Тимур, как считается, подорвал единство Золотой Орды, которая спустя пятьдесят лет после сражения развалилась на отдельные ханства.
Русские князья тоже участвовали в этой битве – на стороне ордынцев, но стояли в арьергарде и в бой совершенно не рвались, памятуя, что Тохтамыш, за которого они по вассальский обязанности должны были биться, совсем незадолго до этого сжег Москву. Так, без активного участия русских, начался закат Золотой Орды и становление молодого русского государства, считают историки.
Не вдаваясь в подробности, кто и в какую сторону двигал историю, посмотрим, что делают с этим крутым инфоповодом наши современники.
У Красноярского района на горизонте – реальный шанс развивать событийный туризм. Царев курган и Муромский городок, памятный камень на горе Алтай, на месте предположительного места ставки Тамерлана (самое смелое в этом предложении слово «гора», но и культурного слоя, позволяющего точно определить место сражения, не найдено), – всё это пока скорее элементы легенды, чем артефакты. Но дата битвы известна, масштабы и значение события понятны и нет повода не позвать туристов.
Первыми осваивать красноярскую целину в начале 2000-х отправились реконструкторы под чутким руководством областного краеведческого музея. На нынешнем фестивале я говорила со многими, кто поехал тогда за ними в поля, и убедилась, что не только в моей молодой на тот момент голове смешались кони-люди. Было жарко и довольно бестолково. Мало общего с хорошо организованной профессиональной армией Амира Тимура и отважными ордынцами. Далеко до масштабов битвы, даже в какой-то пропорции и очень узко направлено: тогда, кроме самих реконструкторов и их групп поддержки, на «Битву Тимура с Тохтамышем» почти никто не приехал, и фестиваль быстро сошел на нет.
В 2016-м уже другие люди снова взялись за эту идею, и мы получили проект под другим названием – «Русь. Эпоха объединения», который разрывается между просветительскими идеями и необходимостью коммерческой рентабельности.
В Самаре, если вы посещаете один фестиваль в год, то имеете шанс получить большое удовольствие. Начав путешествовать от фестиваля к фестивалю, а теперь их можно посещать почти еженедельно, вы заметите, что они проходят по единому принципу: те же и «Барабаны мира», те же и «Пластилиновый дождь», те же и духовой оркестр, те же и «Борская крепость». Найти десять отличий между двумя мероприятиями уже не так просто.
Организаторы коммерческих праздников, во всяком случае, по этому поводу не кокетничают и честно признают, что в процессе переговоров все светлые идеи разбиваются о бюджет: «Ледовые скульптуры? Можно, но дорого, потому что повезем из Казани. Берите зеркальные костюмы, это в тренде, их все берут!» И вот вы идете на карнавал и делаете селфи с кем-то в зеркальном костюме, на гламурную вечеринку – и встречаете того же парня, едете к бабушке в деревню, попадаете на День села – и кого же вы там видите?..
В Старый Буян «Пластилиновый дождь» не приехал. Зато была длинная концертная программа с национальными номерами и эстрадными песнями: «Ну почему я просто не пошел домой, зачем сказал, что я сегодня холостой». Был город мастеров с ярмаркой: бусики, корзинки, глиняная посуда, кованые штучки и прочее рукоделие.
Ребят из «Борской крепости» к участию привлекли. Мне очень нравится эта группа джигитовщиков. Но я помню, как несколько лет назад брала интервью у их лучшего наездника. Он тогда рассказал, что его за удаль берут в президентский полк. Вот он, похоже, успел сходить в армию и вернуться, а программа их выступления почти не изменилась. В этот раз они, правда, рубили шашками дважды: сначала в казачьих костюмах, потом – во всем черном в самой театрализованной постановке, изображая то ли степняков, то ли воинов эмира.
Это был, собственно, один из двух боевых эпизодов театральной постановки. Большую часть времени актеры из Узбекистана, приглашенные играть Тимура и Тохтамыша, знакомили с предысторией сложных взаимоотношений властителей. Уткер Байкабилов из Кашкадарьинского театра рассказал, кстати, что родом из того самого селения, где родился Амир Тимур. Для него честь и гордость играть такого славного полководца и религиозного лидера, как Тимур. Зрителям его образ очень понравился. Некоторые педанты, правда, кривили нос, когда эмир Самарканда в задумчивости о судьбах мира ел банан, но мы помнили про бюджет и к мелочам не придирались.
Таким, например, как то, что реконструкторов набралось человек 20–30 – и все пешие, хотя армии сражались в основном верхом, очень разношерстные, что особенно неудачно для Тимура, ведь его воины были мусульмане, а по сценарию ему выпала даже пара крестоносцев. Спишем на болезни фестивального роста. В брошюре устроители так и написали: «Зачин дело красит».
Но есть желание областных властей повышать туристическую привлекательность региона и развивать межрегиональные проекты. Вот и казахские товарищи подхватили идею. Наби Хушваков, директор кашкадарьинского областного Музея истории материальной культуры имени Амира Тимура, пообещал в следующем году привезти спектакль побольше и часть своей музейной экспозиции, где только относящихся к Средневековью экспонатов 35 000. Их с артефактами в Лувр зовут, но они и Старым Буяном не брезгуют.
Казахи уже в этом году развернули на фестивале юрту, где сотрудница Уральского краеведческого музея Асылгул Жаксыбай рассказывала про кочевой образ жизни казахов, образование Казахского ханства в 1464–1465 годах, про существующее по сей день деление на жузы (роды), про кошму (верблюжья шерсть), которая оберегала жилище казахов от тварей типа змей и скорпионов: к ней не подходит ни одна сущность.
По фестивальной поляне водили Сергея Русакова, столичного кинорежиссера и сценариста. Он в истории про Тимура и Тохтамыша пока не разобрался (см. начало текста), но уже имеет задумку снять вместе с узбекскими друзьями сериал про полководцев. А если снимать на месте предполагаемой битвы, то декорации вполне могут стать прекрасной фотозоной для туристов.
В другой части поляны Нисматула Убалдулаев, который называет себя меценатом Красноярского района, раздавал полторы тысячи порций бесплатного и совершенно фантастического плова. Частный предприниматель, который уже третий год варит плов для гостей, рассказывает, что именно таким пловом Амир Тимур кормил воинов и местных жителей. Такой образ Тамерлана, может, не очень бьется с версией историков о том, что после битвы на территории области несколько десятилетий не водилась дичь, и рассказами летописцев про горы из отрубленных голов, которые любил сооружать Тимур, но мы тут создаем позитивный объединяющий ивент, а не напоминалку об ужасах средневековых войн и нравах феодальных правителей.

Опубликовано в «Свежей газете. Культуре» 29 августа 2019 года, № 15–16 (165–166)
Tags: Историческая реконструкция, Культура Самары, Фестивали
Subscribe

  • Вы читали, как поют козлы?

    Рубрика : Habent sua fata libelli * Герман ДЬЯКОНОВ ** …Как вдруг глаз споткнулся на странной и в то же время весьма…

  • Святые девяностые

    Вячеслав СМИРНОВ * Фото автора 20 апреля я увидел спектакль «Олимпия» по одноименной пьесе, посвященной Лени Рифеншталь.…

  • Профессия предполагает хулиганство

    Рубрика: История с фотографией В юбилейный сезон Самарского театра юного зрителя «СамАрт» мы продолжаем вспоминать спектакли,…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments