Виктор Долонько (dolonyko) wrote,
Виктор Долонько
dolonyko

Category:

«Военная тайна» Льва Митрофанова


Лев Николаевич Митрофанов, художественный руководитель самарского муниципального театра «Лукоморье», человек, которого я знаю, страшно сказать, 35 лет, ценю, люблю и стараюсь не пропускать ни одной его премьеры, устроил предпоказ спектакля по повести Аркадия Гайдара «Военная тайна».

[Читать далее]

Предпоказ для перфекциониста Митрофанова – дело естественное. Я не присутствовал ни на одном его «провале» (да были ли они!), но Лев как зарок дал – спектакль должен «отлежаться». Говорят, что давно сделана «Сказка о царе Салтане», но никто за пределами театра не знаком даже с его концепцией, как принято сейчас говорить.

Тем более естественен предпоказ для инсценировки героико-коммунистической сказки (а из повести взят только фрагмент о символе всех пионеров страны, занятой строительством светлого будущего, – Мальчише-Кибальчише) в стране, стесняющейся своего прошлого.

Весь этот пролог к тому, что когда вы пойдете на спектакль, он более чем вероятно будет отличаться о того, что увидел я. Для того предпоказы и нужны.

***

Спектакли Митрофанова – никогда не спектакли традиционного театра кукол, где эстетическое рождается исключительно из наблюдения за филигранной техникой управления фигурками. В его театре актер и кукла – равноправные партнеры. Актер – важнее, но и кукла – совсем не часть сценографического решения. Она обладает душой, энергией. У нее есть тайна. Коммуникация с ней невозможна без знания философии куклы.

Кукла – мастерски сделанная кукла – пластична и обладает почти бесконечным набором мимических рисунков и жестов, и актер, куда более несовершенное создание, обязан ей соответствовать. Таким образом, кукла управляет актером в той же степени, что и он ею.

Для этого нужен слаженный ансамбль, и в «Лукоморье» он есть: Ирина Петрова, Олеся Гришанина, Ирина Кольцова, Екатерина Баженова, исполняющие роли деревенских жителей и буржуинов, и солист Лев Митрофанов – Всадник/Главный буржуин.

Вот это вводные перед просмотром спектаклей Митрофанова и «Лукоморья». Примешь их – и еще одна краска мира тебе приоткроется. И никакой дидактики – оттого ребенок, однажды попавший в этот театр, становится его поклонником навсегда.

***

Как же быть с потерпевшей фиаско идеологией, без которой нет «Военной тайны» Гайдара? Постановщик предложил несколько иной угол зрения на сюжет. У него сказка рассказана отнюдь не человеком, убежденным в том, что в мир свободы, равенства и братства можно загонять любыми известными способами, в том числе и с помощью насилия. В спектакле взгляд на события – это взгляд деревенского человека, живущего традиционным укладом, и укладу этому противостоят «буржуины», стремящиеся сделать весь мир – миром произведенных на их фабриках товаров, а население последней оставшейся свободной страны – послушными потребителями, вернее даже – машинами потребления.

Но спектакль – вневременен: красные всадники из «той единственной гражданской» – в одном котле с буржуинами, одежда которых украшена чуть утрированными свастиками, и деревенскими жителями – свободными сеятелями из поднимающейся с колен русской деревни рубежа тех веков, еще не истребленными колхозными голодранцами.

Дуальное пространство спектакля – находящиеся в постоянном противоборстве смрадная фабрика по производству «потреблянтов» и «ширь полей хмельных, даль дорог степных».

Весь этот пространственно-вневременной континуум с переодеваниями (которые совсем не от малочисленности труппы) создан для напоминания о том, что не политическая борьба суть важнейшее человеческое предназначение, а сопротивление вселенскому злу, стремящемуся парализовать волю и поработить душу.

***

А дальше – самое важное. Художники, «творцы», и критики-интерпретаторы – в массе своей, разумеется, – пытаются гнать нас от подтекста в сторону дидактики. Туда, где автор идентифицируется со своими героями, где, если говорят «белое» – значит, оно белое без примесей и есть.

Художественный же текст куда более мозаичен, многогранен и функционально куда как отличается от умозрительных конструкций, придуманных автором перед тем, как приступить к его созданию: текст руково́дит создателем. Если создатель честен, он принимает такое руководство с благодарностью.

Финал спектакля подтвердил эту разоблачительную сентенцию. Красные конники – носители добра и поборники справедливости – победили бесповоротно, навсегда. Буйно заколосилась пшеница, луга покрылись цветочным ковром, народ запел радостные песни и высыпал строить счастливую жизнь.

Но на этом сказка не заканчивается. Я не увидел никого, кто бы, выйдя из гостеприимного особнячка на Ленинской и столкнувшись через несколько десятков шагов с угрозой падения в закоричневевшую наледь, не подумал: «А закончилась ли та борьба?».

В буржуинском королевстве, оказывается, так все запутано…

Но это мое, как теперь принято говорить, приватное оценочное суждение.

Театр кукол «Лукоморье»

Аркадий Гайдар. Военная тайна

Сценическая композиция в 2 действиях

Постановка – Лев Митрофанов

Сценография и куклы – Дмитрий Лабутин

Хореография – Александра Никифорова

Опубликована в издании «Культура. Свежая газета», № 3 (91) за 2016 год



Tags: Самарские театры, Театр, Театр кукол
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments