Виктор Долонько (dolonyko) wrote,
Виктор Долонько
dolonyko

Category:

Тройчатка

Объявленное президентом Путиным гуманитарное трехлетие – из тех редких лекарств, приема очередной порции которых ждешь с радостным томлением.

Но вот завершился Год истории, и в качестве одного из его итогов явлено новое художественное направление – «патриотический реализм», куда более мрачное, чем его старший брат, реализм социалистический.

Позади Год культуры – и прахом развеялись все надежды на то, что Власть перестанет относиться к культуре как к отрасли, за развитие культуры станет персонально отвечать как минимум вице-премьер, финансироваться она будет не по остаточному признаку…

Наступил срок последнего компонента «тройчатки» – Года литературы, и по тому, как он начался, у меня уже нет сомнения: и это лекарство болезнь не вылечит. А то, что общество больно, – сомнений, думаю, не вызывает.

Отчего же лекарство не действует? Рецепт-то отменный. Кто же напортачил – фармацевты, доктора? Попробуем разобраться.

[Читать далее]

Год чего у нас на дворе?

Не Год чтения, не Год книги, не Год библиотеки – Год литературы, что значительно расширяет масштаб задач.

И какой литературы? Литературы в широком смысле этого слова, то есть и художественной, и учебной, и научной, и технической…

И что, кто-то из читающих этот текст хоть краешком глаза видел какой-нибудь самый махонький планчик «мероприятий», направленных на стимулирование интереса к литературе non fiction? Или вы знаете, как поставлена работа по осмыслению инициативы президента, объявившего Год ли-те-ра-ту-ры?

А вообще, о каком эффекте от Года литературы можно говорить в субъектах федерации, если главными организаторами его назначены региональные министерства образования и науки?

Дело в том, что это ведомство никакой науки реально не министерство: все вузы – прямого подчинения федеральным министерствам, оставшаяся фундаментальная наука – под крылом Самарского научного центра РАН, а прикладная – в отраслевых федеральных министерствах и разного рода корпорациях. Библиотечный методический центр – у министерства культуры области.

И слава Б-гу! Но каковы ресурсы областной минобрнауки, призванной сыграть роль «коренника» в организационной упряжи Года литературы? Школьники, учащиеся средних специальных учебных заведений и библиотеки школ и колледжей. Всё. И какие задачи можно с этими ресурсами решить?

По большому счету, невозможно добиться, чтобы тинейджеры на чуточку больше полюбили читать. Психологи убедительно доказали, что читают дети в читающих семьях. Если родители ничего не читают в течение долгого времени – нет у них такой привычки, то и чада их никогда читать не начнут, потому что они с ранних лет уверены: можно припеваючи жить и без литературы. Именно так, а не наоборот.

Мне могут возразить: минобр-без-науки объединит не организованных, по большей части, энтузиастов слова для решения важных задач, и тогда...

А есть эти внятные задачи, способные объединить энтузиастов при отсутствии сколь-нибудь серьезного денежного обеспечения? Оригинальные проекты, захватывающие дух идеи, предложения поэкспериментировать с формой?

Я не слышал. Притом что искал их целенаправленно. А если так, то рупь за сто – их «пока» нет.

Библиотека в Год литературы

Вы знаете, что такое библиотека? Я с некоторых пор теряюсь, когда мне задают этот вопрос. Первые двадцать лет жизни я считал, что это «учреждение, собирающее и хранящее произведения печати и письменности для общественного пользования, а также осуществляющее справочно-библиографическую работу». Затем я лет десять привыкал к тому, что греческое θήκη (место хранения) – неизменно, но что такое теперь βιβλίον (книга)?

Вначале меня даже как-то радовали все эти аудио- и видеоносители, электронные книги. Они были как изысканные приправы к блюду. Только потом приправ стало значительно больше, чем самого блюда, и оно сделалось несъедобным.

За окном – фантастическая эпоха, когда нет цензуры, когда наименований книг стало выходить в сотни раз больше, чем при Советах. И бумага лучше, и верстка, а какие иллюстрации! Появилась Сеть, и бесценную флору можно теперь спасать от всяческой однодневной макулатуры – качай, не ленись. И в автобусе удобней, и в командировку легче.

Зато Книга теперь – новая, качественная – это как атрибут бесконечной инициации в мир Культуры. Ключевое слово – «бесконечной».

Только такой Книги-то в библиотеке практически нет. Почему нет – вопрос простой, но очень длинно описываемый. Потому что нет того, советского закона об обязательном экземпляре.

Потому что нет той власти у экспертных закупочных комиссий, когда специалисты принимали решения, что следует заказывать у издательств, а вместо этого худшая форма охлократии, когда каждая заведующая даже самой маленькой библиотеки имеет право на свой вкус и свой объем знаний осуществлять подобный заказ. А вы удивляетесь, почему в хранилищах так много амурно-детективно-эротико-мистической дребедени.

Потому что библиотекарей по-прежнему готовят институты культуры с неистребимой уверенностью в том, что единственным критерием качества выпущенного кадра является его знание литературы художественной.

Потому что главный критерий успешности индивидуума – динамичность, а не способность к раскрытию смыслов. Раз так, то к черту тургеневские пейзажи, шестовскую античность и «Жизнеописания» Вазари. Быстрее! Выше! Сильнее!.. Вот только к развитию интеллекта эта триада Анри Дидона отношения не имеет.

И я по-прежнему, как вьючное животное ишак, таскаю на себе из столицы тяжеленные сумки с Книгами, потому что в Самаре их не продают. И не могу пойти в библиотеку, запутавшуюся в своих целях, задачах и приемлемых к тому формах работы.

Чего там только теперь не делают!.. «Пузочесы» дают концерты, бабушки с дедушками танцы танцуют, детишки в мягкие игрушки играют, а на самый главный библиотечный шабаш – «Ночь в библиотеке» – можно и карты мадам Ленорман раскинуть, и печворком заняться. В общем, всем, что никакого отношения к книге не имеет.

И пусть только найдется гад, который кинет в несчастных служителей библиотечных хоть чем-то! Они запутались. Их запутали. Этой дурацкой приверженностью все измерять цифирью, этим всеобщим показателем «количество посетителей», когда неважно, зачем зашел ты в библиотеку – кофию отведать или почитать, – в отчетности разницы нет!..

Нужно искать выход из трагического положения с книгами, с их хранилищами, с выветрившейся привычкой ежедневно читать. Хоть по 50 страниц, но каждый день – это минимальная санитарная норма для мозга. Иначе он сжимается до горошины и начинает скакать по своему вместилищу, издавая характерный треск.

Вот проблема, а вместо ее решения библиотеки должны возглавить проведение Года литературы, который, похоже, опять выльется в праздники да фестивали.

О дерзком праве на размышления

Но и это не всё, как любят говорить в одной популярной телерекламе. Ягодки. Нужна политическая воля и главное – понимание власть предержащими неоспоримого факта, что если нация перестанет думать о смыслах, отчизны вскорости не будет. А думать и не заниматься регулярным чтением нельзя!

У меня идет давний спор с моим товарищем и собеседником Валерием Бондаренко (чей блестящий очерк вы можете почитать в этом номере газеты на 14-й полосе, кстати). Валера утверждает, что если всех наших земляков, не растерявших способность к думанию, посадить в один самолет, то думать в Самаре будет уже некому. Я же убежден, что одного рейса будет недостаточно. Нужны два.

А если серьезно, как может минобрнауки, реформировавшее высшую школу из учреждения, где испокон века учили думать, в ремесленные училища, где вместо способности получать знания обучают навыкам конкретной профессии, возглавлять оргкомитет Года литературы?!

Министерство, которое сохранило десять вузов на всю страну, поставив крест на праве получать полноценное образование в провинции! Пусть дипломы провинциальных вузов не конвертируются по-болонски, но на одной чаше весов – конвертация, а на другой – способность к размышлению.

А думать нужно повсеместно – в столицах, в провинции, в самой отдаленной заимке. Хотелось бы, чтобы повсеместно – как в МГУ, не получается. Но – думать! Без госуправленца и даже без банкира мы проживем, а вот без философа, без филолога, без историка – нет.

Возврат к исконной российской «забаве» – размышлению над смыслами – единственная, на мой взгляд, сто́ящая задача президентского лекарства. Вот только чиновники или не понимают, или боятся: конкуренции не выдержат. А потому и вставляют в колеса палки.

Опубликовано в издании «Культура. Свежая газета, № 4 (71) за 2015 год



Tags: Год литературы, Культура, Культурная политика
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 10 comments