Виктор Долонько (dolonyko) wrote,
Виктор Долонько
dolonyko

Бенефис дилетантов, или Предварительные итоги Года культуры

Все, что случилось, – уже случилось. Все, что намечено, но не случилось, – уже не случится никогда. Потому что ничего важного впопыхах не делается, а если делается, то перестает быть таким уж и важным. И значит, можно подвести итоги, ибо обвинения в поспешности с лихвой окупятся преференциями, полученными от того, что ты первым сделал это. Точно то же можно сказать и о планах: настроим за́мков, и пусть потом объясняют, отчего их строительство никак не возможно. Замки – воздушные, экологии не нарушат, а объяснения пусть немножко, но порушат репутацию отказников.

[Читать далее]

Вместо вступления

Как известно, в России нет государственной культурной политики. Есть набор неких действий, в результате которых незначительное число российских детей постигает азы художественной культуры, для еще меньшей части соотечественников она – насущная необходимость и уж совсем для малюсенькой – жизнь.
И пытаться в провинции вертикально управляемой страны вести с федералами бесконечные дискуссии о стратегиях, сущности патриотизма и необходимости заниматься воспитанием и образованием подрастающего поколения (вместо того, чтобы формировать человеческий капитал) – дело совершенно бессмысленное.
Можно и, наверное, нужно тратить время на доказательства того, что основная задача отечественного образования заключается не в формировании потребительского общества, а задача художественной культуры – не в том, чтобы сделать потребителям красиво.
Но главное – делать дело. Каждый день. Поддерживать искусство, обращенное к смыслам, а не к желудку. Читать книги. Ведь этот уходящий год – Год культуры, а грядущий – Год литературы (не языка – литературы). Пора приспосабливаться к новому тренду.

То, что случилось

Сказать, что в 2014 году от Р. Х. в России не случилось никаких побед на культурной ниве – прослыть врагом народа-богоносца и добровольно – вне зависимости от воцерковления – подвергнуть себя анафеме. Но вот доказать, что успехи сии случились по причине того, что в стране был объявлен Год культуры, удастся вряд ли.

Да, повысили заработную плату тем, кто занимается «производством культурного продукта». Исправили родовую ошибку большевиков, которые безропотно следовали догмам Адама Смита/Карла Маркса, считавших труд писателей, художников, актеров, музыкантов, оперных певцов, танцовщиков непроизводительным, так как он «не закрепляется и не реализуется ни в каком длительно существующем предмете или товаре, могущем быть проданным». Положение, из которого следует, что творческие работники по объективным показателям противопоставлены всем тем, кто производит материальный продукт, и безнаказанно проедают созданные последними богатства.

Год культуры здесь совершенно ни при чем: ведь, например, для заявления Президента о повышении заработной платы работникам вузов не потребовался Год высшей школы, а только осознание неминуемой катастрофы в случае, если этого не произойдет.

Как ни при чем Год культуры и в вопросе укрепления материально-технической базы учреждений культуры: не сделаешь вовремя – придется платить вдвое. А пока не создашь человеческих условий для «доступности культуры для всего населения», население это найдет, как и чем себя занять, и дай Б-г, чтобы затраты на возращение его в лоно, хотя бы лояльное государству, были сопоставимы с экономией на лампочках, замене кресел и покраске фасада.

Это то, что касается выполнения задач, поставленных перед менеджерами, ответственными за проведение Года культуры.

То, чего не случилось

«Объединить усилия с образованием» так и не удалось. Воспитание чувств государство по-прежнему считает родительской обязанностью. Предметы эстетического цикла всё так же в факультативной «зоне». Даже инициатива по внедрению программы «100 фильмов», подготовленная кинематографистами-государственниками, государством же в лице минобра (рука останавливается, когда делаю попытку назвать ведомство господина Ливанова его полным именем – только «обр.») была доблестно провалена.

Тем более не состоялась и «координация решений на всех уровнях власти». Даже если сделать поправку на филигранное использование «великого и могучего» и не придираться к отсутствию ясности относительно содержательной части этих мифоподобных решений. Уж если не могли договориться составные части некогда единого Наркомобра, разве можно мечтать об общности минкульта с туристами, издателями и СМИшниками.

«Добиться доступности культуры для всего населения» также не удалось. И что характерно, не удастся никогда. Удастся, только если и Владимира Спивакова, и какого-нибудь Сеню Среднеповолжского числить по ведомству музыки – без различения: послушал Сеню – запиши себе плюсик, и за Владимира Теодоровича – такой же плюсик, а для отчетности эти плюсики суммируем. И по ведомству поэзии: «Я отмечу, как законник, / Где учился подметать?» и «Она еще не родилась, / Она и музыка и слово, / И потому всего живого / Ненарушаемая связь» можно ведь тоже не различать.

Но ужас не в этом, а в том, что подобный порядок вещей удобен самим потребителям, а тех, кто мучительно рефлексирует по этому поводу, почти не осталось. И если, пользуясь демократическими процедурами, довериться выбору самих равных и свободных граждан, не вмешиваясь в процесс даже в детском возрасте – пусть сами выбирают, что им нравится слушать, читать и смотреть, – то самые смелые пророчества автора франшизы «Планета обезьян» померкнут перед реальными последствиями этого шага.

Однажды это уже было. В начале 90-х упразднили государственные экспертные советы, занимавшиеся вопросами формирования библиотек, и наделили этими правами директоров «хранилищ культуры». В первый же год лидером подписной кампании стала газета «СПИД-инфо».

Не случилось и «возрождения меценатской деятельности». Те, кто помогают культуре материально, как и прежде, стараются не афишировать эту часть своей деятельности, опасаясь негативной реакции государства (откуда, мол, дровишки), либо помощь эта – результат сговора государства и «мецената» о налоговых льготах.

И, заметьте, есть частные футбольные клубы, и мы знаем их владельцев, но нет частных симфонических оркестров и сколь-нибудь известных частных театров. Что это, как не характеристика страны и эпохи?

Несмотря на все усилия чиновников, не развивается «государственно-частное партнерство в сфере культуры». «Общественники» довольно быстро раскусили обманку, таящуюся в этой организационно-правовой форме: успешный проект, польстившийся на государственное финансирование в обмен на это ГЧП, может довольно быстро и вполне законным путем лишиться самостоятельности. Например, могут существенно сократить число голосов авторов проекта в руководящем органе ГЧП за счет кооптации в него преданных власти, но чуждых делу элементов.

Это как принять решение об увеличении уставного капитала, зная, что часть акционеров – пусть и очень важных в содержательном плане – не в состоянии сделать это. Да что говорить: мы совсем недавно были свидетелями попытки подобного захвата.

То, чего не случилось в силу форс-мажорных обстоятельств

Сделаем для организаторов послабления. Не в их силах было добиться «развития межнационального согласия и мира, международного сотрудничества» и повысить «роль русского языка и литературы». Без комментариев, как говорится.

То, относительно чего так никогда и не станет понятно: случилось это или нет

«Преодоление диспропорций в обеспечении культуры», то есть отсутствия пропорциональности, соразмерности, несоответствия между частями целого. Целое – это бюджет? Или целое – это потребности потребительского общества? Или целое – это потребности строителей капитализма, нашего светлого будущего? И кто и как определяет, есть пропорция или ее нет? Обещание из разряда «выполнимы всегда».

По тем же причинам невозможно доказать или опровергнуть тезисы об обеспечении «приоритетного финансирования проектов в культуре» и «максимального увеличения финансирования культуры в регионах и муниципальных образованиях».

То, чего я не понял и никогда не пойму

Идеологи Года утверждают, что следует «постараться преодолеть утилитарный отраслевой подход к культуре», ибо «культура – способ жизни, а не только сфера досуга», и в то же время «культура – путь для выполнения задач…».

Так путь или способ? Это же чертовски важно! Как без ответа на этот вопрос «добиться понимания того, что культура – это путь к укреплению государственности и патриотизма»? И пока в голове чиновников каша, за долгосрочность такой хрупкой конструкции, как «вертикаль», я и гроша ломаного не дам.

P.S. В перечне задач нет ни одной, придуманной мною. Все взяты из документов ведомств разных уровней.

Виктор Долонько

Опубликовано в издании «Культура. Свежая газета» №17 (64) за 2014 год.



Tags: Год культуры, Культура, Культурная политика
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments