Виктор Долонько (dolonyko) wrote,
Виктор Долонько
dolonyko

«Лики любви», сеющие крупицы ненависти

В театре, который практически ни на один оперный спектакль не в состоянии уже выставить полноценный состав из собственных солистов, собрал фестиваль, где в спектаклях главные партии исполняют почти те же солисты, что и в каждодневном репертуаре.

Единственное, на мой взгляд, что оправдывает случайное нагромождение (хотя три – какое уж тут нагромождение!) названий, – это идея напомнить слушателям/зрителям, что прекрасное, но – по причине продолжающейся антропологической катастрофы – сложнейшее для восприятия искусство говорит с ними о любви и только о ней. Нет ни одной оперы, сюжет которой не был бы замешан на любви. Не к партии и не к труду, а мужчины к женщине.

По нынешним временам это не только высокая миссия: напомнить о том, что любовь – движитель всего, но и серьезное испытание: почему мужчины – обязательно к женщине?..

И всё было бы здорово, если б не моя привычка читать программы. Открываю на первом же спектакле первый же разворот, там, где постановочная группа «Аиды». Читаю: «… Анисимов … Александров … Окунев … Вторникова … Хормейстер – Ольга Сафронова».

Звоню ответственному за текст программок: «Вы «Аиду», что, – переставляли?» – «Нет. В каком смысле? – «Так, если не переставляли, то хормейстер-постановщик – Валерия Павловна Навротская». – «Так она уволилась». – «Но сопостановщиком спектакля она быть не перестала!»

Я дал себе слово не высказываться по поводу ухода Леры. Я надеялся, что эффективные менеджеры, в чьих силах было вернуть в театр человека, который оставался одним из последних его штандартов, предпримут к тому минимальные усилия. Я наивно верил в силу здравого смысла.

И я молчал, пока по коридорам целенаправленно блуждала подлая идейка: «Лера предала театр». Пока злопыхатели наводили тень на плетень, заменяя полуправдой одно простенькое обстоятельство: ушел человек, одно существование которого многое в театре делало осмысленным.

Молчал я, молчали те, кто понимает, чем всё это в итоге обернется. Молчали те, кого Лера за руку привела в профессию.

Мы домолчались до второй стадии: до выноса портретов. До стадии, когда предписано забыть, что такой человек вообще когда-то был. Вначале Леру Павловну не внесли в афишу «Евгения Онегина», хотя она как минимум проделала большую часть подготовительной работы. Не хочу спорить. Но с «Аидой»?!

Господа! Те, кто сейчас радуется, наблюдая, как «выносят портреты». У каждого наступает срок, когда он начинает задумываться о душе и забывает об интригах. И вам обязательно станет за себя стыдно. Стыдно за то, что вы выключили из творческой жизни человека, находящегося в самом расцвете своего таланта. А теперь ещё и топчетесь…

Это не недогляд, и не нужно искать стрелочника. Это что-то у вас с атмосферой не в порядке. Неужели вы не знаете, что подлость – штука заразная?

Да Б-г с вами, я в учителя этики не навязываюсь, но написать об этом посчитал нужным. Если не я, то, похоже, никто.

Реплика опубликована в издании «Культура. Свежая газета» в №6 за 2014 год


Tags: Культурная политика, Театр, Театр оперы и балета
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments