Виктор Долонько (dolonyko) wrote,
Виктор Долонько
dolonyko

Сообщество мелких демиургов


Попытки придушить в Отечестве свободу слова связаны, как мне кажется, не столько с опасностью, которую несут публикации журналистов-разоблачителей, сколько с чудовищной склонностью чиновников и политических функционеров к  «хлестаковщине». Обострение недуга наступает обычно когда пациентам начинает казаться, что их окончательная победа над очередным врагом одержана и… помните:

 

«Зайчишка захмелел.
«Да что мне Лев! – кричит. – Да мне ль его бояться?
Я как бы сам его не съел!..»

Ну, и далее по тексту.

В этот раз в качестве «Льва» выступила наша с вами Государственность, регулируемая пока ещё никем не отменённой Конституцией. Очередной «Заяц» в очередном интервью сообщает, что «муниципальная служба – тоже вид госслужбы», не согласившись, похоже с президентским мнением о том, что «местное самоуправление должно открывать гражданам возможность самостоятельно решать свои локальные проблемы»,

Но это мелочь. Далее он признается, что следует «отметить роль вице-губернатора Алексея Бендусова, на котором, по сути, держалась вся [предвыборная. – В.Д.] кампания», то есть чиновник из первой губернской тройки, не уходя в отпуск, занимался вопреки Закону координацией выборов в городском округе, расположенном в этой самой губернии.

Но и это мелочь. Далее нам последовательно раскрывают особенности отечественной судебной системы: «То, что к моменту выборов Виктор Александрович [Тархов. – В.Д.] был на свободе и с чистой совестью – это заслуга губернатора». То есть суд по сути вершится у нас из соображений политической целесообразности – как того губернатор пожелает.

А как же иначе, если в России: «Нет ни одного мэра, которого не за что привлечь». То есть, кабы не эта самая целесообразность – у них в партрезерве могло бы ни одного «чистого» не «найтить» – случись чего!

Продолжаю цитировать: «При наличии политической воли добрая половина тарховской мэрии могла бы переместиться в места не столь отделенные, украшенные узорчатыми решетками на окнах». Далее приводится несколько фамилий. Но тогда автор сей сентенции либо утаивает от правосудия факты (если есть, что утаивать), что преступление, либо оговаривает людей (если вместо фактов – понятия и догадки), что также преступление, и он по всякому – перед законом в долгу.

Почитайте, почитайте интервью Александра Хинштейна в позапрошлом самарском «Времени». Я хотел пораньше об этом поговорить, но, честно говоря, опешил от беззастенчивости и перечитал дважды. Глаза не верили!

Закон, наш с вами закон, есть, оказывается следствие политических интриг… простите, воли чиновников средней руки. Так полагает один из тех, кто мнит себя идеологом партии, в которой эти чиновники состоят.

Но самое ужасное – не этот вывод, а те, что делает слушающая своих старших товарищей молодежь. Комиссар молодежного движения «Наши» Ирина Плещеева дает рецепт, как не попасть в России под расправу. Следует всего лишь перестать «давать повод для убийства».

Подписать, когда рекомендуют поставить подпись. Проголосовать так, как требует политическая целесообразность. Промолчать, когда просят промолчать.

 

Вот так просто попасть в богачи, 
Вот так просто попасть в первачи, 
Вот так просто попасть в – палачи: 
Промолчи, промолчи, промолчи!..
 
Текстовая версия радиопрограммы "Горчичник от Виктора Долонько" на "Эхе Москвы в Самаре" от 12 ноября 2010 года. Звуковая версия в ЖЖ по адресу:http://echosamara.livejournal.com/
Tags: Власть, Самара
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment