Виктор Долонько (dolonyko) wrote,
Виктор Долонько
dolonyko

Category:

СамАрт наших надежд

Больше десяти лет я не просил сводить меня на самартовскую стройку. Честно сказать: боялся. Боялся, что строительство первого за сто с гаком лет театрального здания остановится или в нем разместят какую-нибудь биржу, «галерею бутиков» или иную очень важную дребедень.

Шутка ли – в последний раз здание театра, которое проектировалось как театр и строилось, чтобы в нем работал театр, а не что иное, появилось в Самаре в 1888 году! Всё остальное – либо дворец для партхозактива, либо публичный дом с последующей адаптацией.

А тут худрук с директором убедили губернатора Титова в необходимости особого здания для молодежного театра, возникавшего тогда на фундаменте ТЮЗа.

Тут следует оговориться: я не знаю, как коротко, в одно-два слова, дать характеристику сегодняшнего СамАрта. Это не совсем ТЮЗ: слишком широка репертуарная палитра – значительно шире программы школьного предмета «литература»; непривычно далек от дидактики язык, на котором говорит театр со зрителем. Но театр не любит, когда акцентируют разговор на его «молодежности», и обоснованно: в зале – зрители практически всех поколений. И не как сопровождающие детей, внуков и далее, а как сознательно пришедшие на спектакль.

Директор Сергей Соколов полагает, что театр поколений – наиболее точное обозначение того, к чему стремится СамАрт, но не считает, что вправе использовать это сочетание. Его придумал в свое время ленинградский патриарх театров для детей Зиновий Корогодский – и театр с таким названием продолжает работать на Лахтинской улице, дом 25.

Но раз СамАрту смыслы, прячущиеся за звонким названием, наиболее близки, то и претензии к сценической площадке – должны соответствовать. Для каждого поколения – свой театр, а значит, площадка должна иметь возможности трансформироваться под разнообразные задачи.

Это было первым условием, которое перед проектировщиками ставили театралы.

Тут ещё одно отступление. В советские времена проектированием театров повсеместно занимался «Гипротеатр». Там работали уникальные специалисты, хорошо знающие театральную специфику. Они даже знали, что такое «акустика»…

Теперь «Гипротеатра» нет, а потребность в театрах есть и на место специализированного института пришли архитекторы, за плечами которых – желание попробовать и нахальство неофитов. Всё – кроме опыта и «кредитной истории».

Я – за риск! Тем более что нахальство иногда – на пользу. Как в Самаре. Театр и заказчик (я имею в виду региональную власть) долго искали проектную фирму, несколько раз меняли исполнителей, пока не остановились на «АРТпроекте».

Пока язвительная улыбка не поползла по вашему лицу, читатель, скажу главное: когда работа над проектом уже была завершена (В целом, конечно: работа над ним не окончится и после того, как последний гвоздь на стройке забьют по самую шляпку.) и Сергей Филиппович Соколов в очередной раз оказался в европейской театральной столице – Авиньоне, – выяснилось, что самарские мальчики/девочки выполнили свою работу в абсолютном соответствии с представлениями о современном театре.

Сценическое пространство и зрительный зал Авиньонского театра абсолютно соответствовали тому, чего СамАрт и «АРТпроект» добились совместными усилиями. Театр-«двойняшка». Не «близнец»: у русских особенная гордость. Они не соглашаются с истиной о том, что умный учится на своих ошибках, а мудрый – на чужих. Они пашут поле без оглядки на мировой опыт.

Но ведь получилось! В «тренде»! И победителей не судят, а наоборот – вручают какой-нибудь новый театральный проект. Говорят, драму реконструируют и куклы, наконец, переезжают…

А про язвительную улыбочку… «АРТпроект» возглавляет Татьяна Ивановна Рычкова, родная сестра заместителя строительного министра области. Но я не зря начал с победной реляции: в данном случае это – династия, а не семейственность…

Зал же впечатляет. Даже в сегодняшнем, разобранном, виде. Упаковывающиеся в узенькую стеночку кресла зрительного зала, глубокая – для театра на 400 мест – сцена, способная удовлетворить буквально любую фантазию режиссера и сценографа. А бесконечные фойе, закутки для буфетов, игровые пространства, учебные кабинеты и репетиционные залы, при необходимости превращающиеся в зрительские!

Осталось-то и ждать – год. Меньше уже. И будет свой, самарский, Авиньон – пока театр, но вскоре площадка для гастролей: Самаре так не хватает знакомства с настоящими театрами, многим из которых площадки академических театров – чрезмерны (потерялись же на них участники Чеховского фестиваля минувшим летом).

А дальше – фестивальный центр. Вот с чем, уверен, не залежится, так это с желанием превратить СамАрт в площадку перманентных празднований. Уж больно хороша она не только для театральных действ, но и для корпоративов.

Как уберечь театр от этих соблазнов? Вернее, как обеспечить театр необходимым количеством ресурсов, чтобы он мог сосредоточиться на творчестве? Как уберечь его от маленьких начальников, которые точно знают, что театр им должен за заботу? Большие начальники, как правило, себе этого не позволяют.

СамАрт и все горести мира

Если вы не прочитали основной текст полосы – отложите чтение колонки. Оно имеет смысл только в контексте радостных ожиданий открытия новой сцены СамАрта. Потому что самое страшное (я уже объяснил многие из причин моей боязни идти на стройку, многие – не все) ожидание – это ожидание, когда грядущих начальников (все мы не вечны!) посетит озарение: «Так, мы СамАрту театр построили! Кому построили? ТЮЗу «СамАрт»? Театру юного зрителя? Вот пусть СамАрт и берет на себя выполнение задачи знакомства школьников с великим искусством театра».

И погиб театр. Потому что в одной только Самаре школьников (до 10 класса) тысяч сто. Значит, чтобы самарский учащийся два раза в год (без профанаций!) попал в театр (даже при «полных», как говорят чиновники, аншлагах), – необходимо только на школьную аудиторию сыграть 500 спектаклей!

А это значит, опять: зайчики-попрыгайчики и прочие анималистические прелести, от которых театр освободился как от тренда почти четверть века назад.

А чтобы театр (хороший, надо сказать, театр) не погубить, – и школьника абсолютно антидемократическими методами привести в театр, и постараться сделать так, чтобы он захотел прийти ещё и ещё самостоятельно, – что нужно сделать?

Скажу совершенно крамольную вещь: начальникам в перерывах между упоительными – от близкого ожидания результата – оперативками на завершающейся стройке нужно собрать большой экспертно-общественный синклит с одним-единственным вопросом в повестке: сколько, где и каких театров нужно срочно построить в Самаре, чтобы хотя бы приостановить антропологическую катастрофу и приближение эстетического коллапса?

В полуторамиллионном городе, претендующем на культурность и туристическую привлекательность, восемь профессиональных и полупрофессиональных театров, три любительских, один учебный и ещё один – площадка для творческих экспериментов тех, кто работает в вышеназванных театрах! С общим количеством посадочных мест в совокупном зрительном зале меньше двух тысяч. Это гуманитарная катастрофа.

Но почему-то среди множества разнообразных промышленных, экономических и прочих государственных советов нет совета по преодолению гуманитарной катастрофы!

В вузах города вполовину уменьшилось количество бюджетных мест на базовых гуманитарных специальностях. Конечно, виноваты ректоры: не сумели убедить министерство в необходимости сохранения набора (не говорю: увеличения). Но министерство, вместо того чтобы снять всех этих ректоров с челядью, – утвердило снижение набора. Это государственная политика.

МХК не имеет твердого статуса обязательного предмета в средней школе. ОБЖ имеет, НВП имеет – МХК не имеет. Это государственная политика.

В областной столице – один концертный зал! Два симфонических оркестра, для которых уже трудно создать условия человеческого существования.

И не надо успокаивать себя тем, что много делается и уже сделано. Много. Никто не спорит. Только смены-то нет. Вот беда. Никакой нет. Пустыня. Нет молодежи, готовой взять на себя ответственность за судьбу театра, музыкального коллектива. Готовой взять и соответствовать.

Совсем нет. И то, что её нет, – тоже результат государственной политики.

SOS!

Только не взваливайте на СамАрт все беды мира. Он такой хрупкий…

Материал опубликован в издании «Культура. Свежая газета» № 5 за 2014 год.



[Spoiler (click to open)]



Tags: Культура Самары, СамАрт, Театр
Subscribe

  • Культурный код

    « Я не повел бы вас за собой в землю обетованную, даже если бы мог, потому что, если я сумею довести вас туда, кто-нибудь другой сумеет вас…

  • Испытание сентябрем

    В давние времена, когда мы всей страной регулярно смотрели в телевизор, мой старший товарищ – лучший на куйбышевском телевидении всех времен…

  • Прыжок в ширину

    В российской культуре новый тренд – культурные индустрии. Новый тренд, а не новое явление. Помню, что спецкурс по творческим индустриям я начал…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments