Виктор Долонько (dolonyko) wrote,
Виктор Долонько
dolonyko

Category:

Что Год культуры нам готовит? Субъективные заметки

Власть в очередной раз загадала нам загадку (или нам хочется думать, что она загадала загадку), объявив в России Год культуры и одновременно сократив бюджетное финансирование едва ли не самой значимой его части – культуры художественной. Скорее всего, между этими событиями нет никакой таинственной связи – просто движения левой и правой рук чудовищно рассогласованы, но ведь жить-то в формате этой свежайшей версии крыловской басни придется, и не только жить – работать, а потому давайте попробуем докопаться до возможно позитивной стратегии этого жития.

Конечно, когда прагматики начинают осваивать символические смыслы, это на первых порах уморительно, а вслед за тем – всё время тревожно. Вот, например, страна, захлебывающаяся от признаний в верности христианским ценностям, со всех ног бросилась по болотам да пустошам с Олимпийским огнем – собственностью языческих богов, неотъемлемой частью античного религиозного ритуала.

И не нужно быть ни верующим, ни метафизиком, чтобы остерегаться использования непознанных ритуалов чужих религий. Ведь ни в одном ритуале нет ничего случайного. Нельзя со всей дурной мо́чи колотить в доставшийся по случаю шаманский бубен, не задумываясь о возможных последствиях вызываемого тем самым резонанса в «тонких мирах», свойства которых до сей поры достаточно глубоко не изучены ни физиками, ни каббалистами.

Так и с Годом культуры: заявление сделано, и поздно отказываться от поступков, свидетельствующих о приоритетной поддержке нехудожественной культуры над высоким искусством. Так что попробуем понять, чем добрым для нас может обернуться опасение Власти обидеть народ Петросяна и Ваенги даже намеком на существование мира неведомых ему смыслов и образов, чтобы не отобрать тем самым у мероприятий Года существенное число участников.

Прежде всего необходимо помочь Власти отказаться от целого ряда аксиом.

У нас в стране до сих пор нет концепции культуры и культурного развития. Большинство людей (в том числе и «государственных мужей») понимают под культурой весьма ограниченный круг явлений: театр, музеи, эстраду, музыку, литературу, иногда даже не включая в понятие культуры науку, технику, образование... Вот и получается зачастую так, что явления, которые относятся к культуре, рассматриваются в изоляции друг от друга: свои проблемы у театра, свои – у писательских организаций, свои – у филармонии и музеев и т. д.

Между тем культура - это огромное целостное явление, которое делает людей, населяющих определенное пространство, из просто населения – народом, нацией. В понятие культуры должны входить и всегда входили религия, наука, образование, нравственные и моральные нормы поведения людей и государства.

Культура – это то, что в значительной мере оправдывает перед Богом существование народа и нации.

Дмитрий Лихачев

Культуру невозможно измерить количественно

После проведенного Года – любого Года – принято рапортовать о росте всего, с чем он может быть связан даже косвенно, а в условиях сокращения бюджета и роста инфляции ожидать массового количественного роста зрителей / творений / акций, мягко говоря, проблематично. Но поскольку отчетность всей российской художественной культуры опирается на цифры, то самое время предложить Власти варианты качественной оценки результата развития культуры (не качественной оценки художественного текста, а его меры воздействия на общество). И оценка эта не должна быть связана с тем, сколько бабушек перевел через улицу гражданин, начитавшийся, на смотревшийся и наслушавшийся разного рода шедевров. Этот этап вульгаризованной социологии мы, к несчастью, пережили.

У культуры нет потребителей – есть только носители

Особой доблести в том, чтобы накормить население чем-нибудь художественным, – нет: и продукт может быть испорченным, да и желание «сделать красиво» во множестве случаев приводит к несварению.

Представьте себе, что в своем ежедневном рационе вы в один прекрасный момент начнете отдавать предпочтение тортикам и печенькам – диабет неизбежен! Так и с «паркетной» музыкой, искусством парадного портрета и прочими приемами «гармонизировать пространство нашей повседневной жизни»: культура не продукт питания, и её нужно не потреблять, а взращивать в себе.

И гармония должна быть не с внешней средой, а с внутренним миром носителя. А внешне она может вызывать возражение, отторжение, неприятие, что совсем не должно вызывать запретительно-карательные меры, а лишь желание постичь таящиеся в ней смыслы.

Культура – это не ресурс

Культуру противопоказано рассматривать с утилитарных позиций. Да, отремонтированный памятник способен вызвать туристический интерес, а следовательно, подтолкнуть к ремонту дорог, строительству отелей, открытию новых ресторанов, росту производимых продуктов питания и так далее. Такие логические цепочки имеют право на существование, но от оправдания сноса памятника истории и культуры до строительства на его месте чего-нибудь очень нужного сегодняшнему бизнесу и потребительскому рынку.

Никакой копейкой, никакой целесообразностью нельзя оправдать вандализм. И никакой новодел не восполнит потерь нематериальных – духовных. И никакой обелиск на месте разрушений не может служить оправданием. И ни о каком «гостеприимстве» не имеют право рассуждать манкурты.

При этом никакие ссылки на поддержку большинства не могут быть признаны состоятельными: в свое время три тысячи портовых проституток и докеров решили судьбу Сократа. Разве не очевидна в вопросах, связанных с развитием культуры, неприменимость механизма «всеобщего и равного голосования», как очевидна невозвратность потери?

Культура – это не цель

Невозможно рапортовать, что цели культуры достигнуты. Абсурдна и мысль о том, что цель какого-либо процесса, происходящего в культуре, выполнена. У культуры нет цели. Культура не является процессом. И культура – это не отрасль большого народно-хозяйственного механизма. Культура – это форма существования.

Такие простые истины, что вроде бы и неудобно напоминать о них Власти. Но приходится. Потому что так и норовят разместить несчастную культуру в прокрустовом ложе циркуляров и уложений. И всякий раз не получается, и всякий раз начинают что-то «совершенствовать», думая, что дело в неудачно написанном предписании.

А дело не в нем, а в том, что нельзя создать такого предписания, которое было бы годно для культуры при существующем властном к ней отношении: когда культура рассматривается в качестве подотчетной единицы.

Невозможно, пока образование и культура существуют в расчлененном виде. Невозможно, пока нормы, обязательные для культурного человека, необязательны для человека делового, оттого что, видите ли, целью его является рубль. Невозможно, потому что успешным в культуре является действие, не соответствующее шаблону, даже если шаблон – традиция.

И нет в этом следовании норме и несоответствии шаблону никакого противоречия! Так как норма – результат размышлений о смысле, а шаблон – следствие ориентации на догму.

Какое долгое время мы готовы проводить около того, что нам показалось отвратительным. Встреча с нелюбимым порождает яркие слова, блестящие сравнения. И быстры тогда наши речи, и сильны движения. И горят глаза наши. Но зато как медленно-скучны бывают слова ласки и одобрения. Как страшимся мы найти и признать. Самый запас добрых слов становится бедным и обычным. И потухают глаза.

Если что показалось плохим, – значит оно не достойно обсуждения. Жизнь слишком красива, слишком велика, чтобы загрязнять себя зрелищем недостойным. Останавливаясь перед плохим, мы у себя отнимаем минуту радости. Удерживаем себя вместо шага вперед.

Учиться радости, учиться видеть лишь бодрое и красивое! И у нас жизнь разрастется. И нам недосуг станет всматриваться в ненавистное. И отойдет ликование злобы.

Николай Рерих

В Год культуры люди бы не пострадали…

Если бы Власть согласилась с этими простыми положениями! Да даже если бы не согласилась, но взяла на себя труд подумать об их истинности или ложности, то, на мой взгляд, Год культуры был объявлен не напрасно.

Ведь если задуматься об этом, то не только памятники прекратят рушить – то, что не следует ломать без особой нужды, Власть уже, похоже, усвоила, – но и к людям начнут относиться бережно. Потому что все люди – уникальны и незаменимы. Особенно творцы.

И когда «эффективные менеджеры» начинают рассуждать об их неадекватности, «невзрослости» и излишней эмоциональности, оправдывая тем своё небрежительное к ним отношение, «пепел Клааса» начинает стучать в моё сердце: невзрослость и прочее – их отличительные черты. Они – не такие, как мы. Они – другие! Их меньше, и их нужно беречь.

Я сейчас не стану переходить на личности: дам ещё шанс – каждый имеет на него право.

Не только мысли

Конечно, обидно было бы, если б Власть весь год только бы и думала. Нужны практические действия. Например, федеральный министр не устает продвигать свою идею о частно-государственном партнерстве. Как было бы здорово, если б это партнерство началось с участия в выработке государственных решений, направленных на развитие художественной культуры.

Как сделать, чтобы Власть отказалась от выражения: «Мы должны помочь народу»? Нужно и себе помочь как части этого народа, и помочь – допустив к принятию решений экспертов и представителей всех социальных страт! Всех! Это и будет помощь.

В провинциальном, пролетарском Манчестере при разработке концепции развития городской культуры учитываются интересы 60 (!) социальных групп. И это в условиях разработанной Дж. М. Кейнсом трехсторонней комиссии с участием представителей власти, экспертного сообщества и каждой из функционирующих в местном культурном пространстве групп. Комиссии, работающей на принципах консенсуса!

Нужны и раздумья и поступки. Не нужно только подавляющих своим размахом празднеств, шествий.

Примитивные народы умели воспитывать своих мальчиков и девочек. Простая культура целиком влезала в одну голову, и в каждой голове были необходимые элементы этики и религии, а не только техническая информация.

Культура была духовным и нравственным целым. Естественным примером этой цельности оставались отец с матерью. Сейчас они банкроты. Тинейджер, овладевший компьютером, считает себя намного умнее деда, пишущего авторучкой. Растут миллиарды людей, для которых святыни, открывшиеся малограмотным пастухам, не стоят ломаного гроша.

Лидерами станут страны, которые лучше других сумеют создать новый стиль жизни, включить паузу созерцания в череду дел, избавиться от лихорадки деятельности, от «блуда труда, который у нас в крови» (Мандельштам).

Поворот может дать только открытие ценности созерцания, паузы созерцания в делах, в диалогах и дискуссиях, в развитии мысли…

Григорий Померанц

Материал опубликован в издании «Культура. Свежая газета» № 1 за 2014 год

Tags: Год культуры, Культура, Культура Самарской области, Культурная политика
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments