Виктор Долонько (dolonyko) wrote,
Виктор Долонько
dolonyko

У Беспредела нет предела


Борьба за Фабрику-кухню – новые обстоятельства

Чиновникам не нужна помощь в сохранении культурного наследия. Они лучше знают как и зачем всё это… разрушить

 

Очередной всплеск интереса к судьбе уникального памятника советского «конструктивизма» – «Фабрики-кухни завода имени Масленникова», спровоцированный нахальным, не побоюсь этого слова, заявлением директора ООО «Самарский пассаж» Владимира Бородкина об имеющихся у владельцев объекта планах снести его в весьма скорой перспективе, вызвал мгновенную реакцию как профессионального архитектурного сообщества, так и многочисленных общественных защитников историко-культурного наследия.

 

В Самару приехали московские и лондонские архитекторы и журналисты – активисты Московского общества охраны архитектурного наследия (MAPS). Те, кто – после выступлений «Самарской газеты» – стали инициаторами создания общественной организации в защиту «Фабрики-кухни». Приехали, чтобы встретится с руководством области, города, рассказать об имеющихся возможностях поддержки работ по реставрации объекта со стороны российской и международной общественности.

Они приехали, прекрасно понимая, что в российской провинции существуют колоссальные сложности, связанные, прежде всего, с тем, что движение в защиту историко-культурного наследия стало массовым буквально за последние полтора десятилетия, что специалисты в большинстве своем ежедневно сталкиваются с несовершенством законов, с незнанием современных технологий, в том числе маркетинговых. Что Россия в вопросах сохранения – там, где Европа находилась сотню лет тому.

Они приехали с желанием подсказать министру Рыбаковой, что её постоянные отказы на включение объекта в региональный реестр памятников истории и культуры в связи с «отсутствием механизма аккредитации специалистов», имеющих право на проведение соответствующих экспертиз, не имеют юридических оснований, о чем свидетельствует письмо заместителя министра культуры России А.Е. Бусыгина от 13 апреля сего года за №2552-01-58/05НБ. В этом письме Андрей Евгеньевич пишет, что в связи с отсутствием утверждённого положения об экспертизе до 31 декабря 2010 года в отношении памятников регионального значения продолжают действовать нормы Закона РСФСР «Об охране и использовании памятников истории и культуры» от 15 декабря 1978 года. Из чего следует, что для того, чтобы внести объект в реестр памятников нужны веские основания, не обязательно облеченные в форму, требуемую 73-м законом.

Активисты вполне обосновано полагали, что парадоксальная ситуация, когда «выявленный» памятник, поминаемый во всех профильных изданиях ЮНЕСКО, DoCoMoMo Internstional, Всемирного Фонда Памятников, ИКОМОСа, MAPS и претендующий на включение в список памятников Всемирного значения, не значится ни в одном государственном реестре, – возникла из-за неквалифицированной экспертизы. И потому взяли с собой «Акт государственной историко-культурной экспертизы объекта, обладающего признаками объекта культурного наследия, «Фабрика-кухня завода имени Масленникова, архитектор Е.Н. Максимова, 1932 г.», подписанный Б.Е. Пастернаком.

Борис Евгеньевич, внук великого поэта российского, – один из наиболее авторитетных специалистов, член Федерального научно-методического совета при Министерстве культуры РФ, член Экспертного совета по охране культурного наследия при Росохранкультуре, главный архитектор Центра историко-градостроительных исследований.

В акте он – помимо вывода о бесспорной ценности объекта – обосновал необходимости существенной корректировки предмета охраны. По мнению Пастернака, в его состав должны войти «градостроительные характеристики и планировочная конфигурация здания с внутренним двором; объемно-пространственная структура здания, включая открытый внутренний двор, лестнично-лифтовые блоки, дворовые переходы на опорах; композиционное решение и архитектурно-художественное оформление фасадов на 1932 г., включая сохранившиеся  столярные заполнения оконных проёмов 1930-х гг.; планировочная структура здания в пределах капитальных стен 1932 г.; элементы первоначального железобетонного несущего каркаса здания на 1932 г., в том числе перекрытия, ригеля, колонны».

Гости надеялись, что у министра просто нет достаточно авторитетного свидетельства, которое позволило бы ему выполнить, наконец, просьбу министерства культуры Российской Федерации, датированную ещё 2008 годом о том, чтобы самарский минкульт, в соответствии со ст. 17 Федерального закона № 73-ФЗ от 25.06.2002 «Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации», подготовил пакет документов по включению объекта в реестр федеральных памятников и направил его в столицу.

Вот вам, Ольга Васильевна, это авторитетное свидетельство!

…Но гостей никто не принял. Состоялись договоренности о встречах в минкульте, в мэрии, но буквально в самый день встречи все договорённости были аннулированы.

Гангстеры от строительного бизнеса с помощью подручных-чиновников сумели сорвать все намеченные встречи, шельмуя визитеров, называя их «британскими шпионами» и ссылаясь при этом на «достоверную информацию из ФСБ» (Интересно как ФСБ отреагировало на то, что самозванцы действовали от их имени? Неужели по губам не надавало?)

И гости уехали. Убеждённые, что в российской провинции проблемы не в том, что законы плохи или технологии несовершенны, а в том, что балом правят мелкие «щипачи», вообразившие себя гангстерами. И теперь вместо сочувственной статьи я жду в The Observer публикацию, опускающую имидж Самары ещё глубже, чем, как говорит один мой товарищ, «проложена городская ливневая канализация».

Так что, Самаре не нужен памятник, вполне обосновано претендующий на включение в Список объектов Всемирного наследия? Напомню, что в Приволжском федеральном округе только один такой – Казанский Кремль.

И ещё. Полтора года назад публично возвестили о принятии Концепции сохранения и использования объектов историко-культурного значения и направлении на эти нужды 24 млрд. рублей. Что сделано за год? На прошлой неделе одно из информационных агентств практически дословно воспроизвело эту информацию как новейшую. Трагикомическая ситуация, за которой абсолютная убеждённость чиновников, что «есть вещи и поважнее», но «мы помним о вас, руины!»

Министр «забыла»? Министр «не знает как»? Министр «не считает целесообразным»? Неужели за всеми этими «не» совершенно отсутствуют признаки «коррупционной составляющей»?

Неужели руководитель Приволжского управления Росохранкультуры Дмитрий Мусин отмалчивается совершенно «за бесплатно»?

Я обращаюсь к вам, господа Денисов и Левичев. Что ещё должно произойти, чтобы прокурора освободила себя от обязанности «входить в трудное положение» сотрудников министерства культуры и занялась, наконец, виновниками тех, кто продолжает разрушать Самару?

***

Я понимаю, гангстеры мстительны. Они обещали защитниками Фабрики-кухни проблемы. А «мужчина обещал – мужчина сделал»?

Авторская версия статьи, опубликованной в "Самарской газете" 30 июля 2010 года
Tags: Культура, Наследие, Рыбакова Ольга, Самара, Фабрика-кухня
Subscribe

  • «Мы с тобою одной крови, ты и я…»

    Ольга ГОРОДЕЦКАЯ Самара и Сицилия… Что может быть общего у двух этих слов, кроме первой буквы?.. На моей уже полувековой памяти слово…

  • Роман о клезмерах в 5 частях с прологом и эпилогом

    Ольга КРИШТАЛЮК * Пролог Время нынче тревожное, дорогой читатель! Карантинное затишье пугает не только неизвестностью ближайшего…

  • Евразийский оракул

    Ольга ЖУРЧЕВА * Сегодня исполнилось 130 лет со дня рождения Николая Сергеевича Трубецкого. Трубецкой кажется парадоксальной личностью. В…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments