Виктор Долонько (dolonyko) wrote,
Виктор Долонько
dolonyko

ФУТУРОЛОГИЧЕСКИЕ ВОРЧАНИЯ. Субъективные заметки, Часть1

Умиротворяющий, спокойный тринадцатый год уходит в историю. Со всеми его внешнеполитическими победами, спортивными рекордами и научными достижениями. Самое время подвести предварительные итоги. Пока никаких катаклизмов.

Я сам не знаю, каких: просто в пророческие способности Ахматовой Анны Андреевны привык верить. Она в свое время подметила, что все самые страшные трагедии в России в ХХ веке свершались в годы лермонтовских юбилеев. В 1914-м началась Первая мировая война, в 1939-м – Вторая мировая, в 1941-м (столетие смерти) – Великая Отечественная, в 64-м – закончилась хрущевская «оттепель», в 91-м – перестал существовать СССР.

Грядущий год – 200-летие автора строк:


И горе для тебя! – твой плач, твой стон



Ему тогда покажется смешон;



И будет все ужасно, мрачно в нем,



Как плащ его с возвышенным челом.  



Есть только два варианта избежать неизбежного: либо по каким-то инфернальным причинам проклятие Михаила Юрьевича ограничивается прошлым веком, либо литературоведы вдруг докажут, что год рождения поэта в родовых книгах кто-то фальсифицировал.

Так это будет или эдак, а о том, с чем мы входим в непредсказуемое завтра, самое время поговорить. Но ведь я не «-вед» никакой – простой зритель, а значит, и анализ мне сводить к «ндравится – не ндравится» или рассуждать о социокультурных тенденциях. Я выбираю последнее.

Там, где меня удивили

Культура полнится «гнездами», в которых она высиживается, набирает веса, навыков и умений. Так учат нас ученые-культурологи. Больше «гнёзд» – интереснее и разнообразнее культурная жизнь.

В этой номинации у меня пять адресов. Я и далее буду оперировать этой цифрой: три и семь – сакральные, не смею, а четные мне как математику совсем не симпатичны.

Первый адрес – Концертно-филармонический зал «Консерватория». Удивительно преобразился он в последние годы. Еженедельные концерты. Студенты получают необходимую сценическую практику, а у преподавателей появился творческий стимул, без которого и рушатся, как правило, учебные заведения и образовательные системы. Гастроли, на которые приезжают настоящие звездочки, фактически без гонораров приезжают – за интерес, за идею (почитайте шестую полосу – в подтверждение). И, наконец, собственные программы – вершина, до которой карабкаются годы, а в этом случае – два-три сезона!

Апокрифические годы, когда зал открывался в основном на время проведения госэкзаменов, потому что звуки рояля мешали ректору работать, канули в Лету. Канули, честно признаемся, усилиями проректора СКАГИ Дмитрия Дятлова, интересного пианиста и энергичного организатора. Занимаемую им должность – проректора по художественно-творческой деятельности и воспитательной работе, кстати, не так давно упразднили, а самого Дятлова отправили в докторантуру. И оттого дальнейшее существование зала, для меня лично, – под большим вопросом. Доказано: незаменимые есть. Но это завтра, а сегодня «Консерватория» – восхитительна.

Второй адрес – «ГРАНЬ». Любительский новокуйбышевский театр-студия, отметивший 20-летие и весьма интересно работавший и в эпоху его основательницы Э. Дульщиковой, после прихода Дениса Бокурадзе с первого же поставленного им спектакля заставил говорить о себе в одном ряду с профессионалами из Самары и Тольятти.

В город-спутник потянулись завзятые театралы из областной столицы, многие – не по разу. Ажиотаж подстегивает не только яркая режиссура и убедительная актерская игра «Фрёкен Жюли», но и столичные гастроли, и внушительная вязанка призов с весьма креативных фестивалей, уже и без снисходительной добавки «малых городов России».

Пока «Грань» – это чудо, но все в ожидании второго «взрослого» спектакля Дениса: чудо или всё-таки явление?

Третий адрес – самарский театр кукол «ЛУКОМОРЬЕ». Он только что получил статус «муниципального», ещё кипит ремонт в будущем театральном здании, зрители смогли увидеть считаное число спектаклей в Музее модерна, но я знаю руководителя «Лукоморья» Леву Митрофанова более 30 лет и с удивлением, радостью и надеждой могу сказать, что теперь областному театру кукол нужно будет сотворить невозможное: Лева в одиночку сильнее их всех.

С надеждой – потому, что это творческое соперничество может обернуться для зрителей яркими впечатлениями. С радостью – потому, что прошло 33 года, как я увидел его с Ириной Петровой щемяще-трогательный спектакль «Два пуделя», и теперь, похоже, Мастеру создали условия для работы, а значит, он ещё всем нам покажет. И с удивлением – как раз потому, что эти условия ему создали: было немалое число попыток организации негосударственных театров кукол, но все они погибли в коридорах домов пионеров и пенсионеров.

Четвертый адрес – галерея «ВИКТОРИЯ». Она существует уже почти десять лет, примерно столько же я знаком с её директором Людмилой Патрати. Но столько пройдено дорог и столько сделано ошибок разнообразными командами, работающими в стенах этого уютного выставочного зала, что я в какой-то момент стал не очень внимательно следить за происходящим на Некрасовском спуске.

А когда очнулся, обнаружил, что «Виктория» – лидер. И в многоборье, и в отдельных упражнениях. Лучшая ретроспективная выставка года – «Искусство. Власть. Любовь. Советское искусство 20-30-х годов из собрания Русского музея». Лучшая выставка современных художников – «Наталья Нестерова. На все времена» (она завершилась в 2013-м году, поэтому имею полное право на этот аргумент).

Если присовокупить к этому активность галереи в области Contemporary Art`a, создание школы современного искусства, поддержку проектов молодых самарских художников и мемориальные выставки поволжских классиков, литературные диспуты и концерты камерной музыки – «гнездо» бесспорно!

Пятый адрес – «САМАРСКИЙ ЛИТЕРАТУРНЫЙ МУЗЕЙ». Людмила Савченко – не новичок. И, как создавать информационные поводы, – не нам её учить. Но в этом году случилось чудо: эмоциональная и бескомпромиссная Людмила Михайловна сумела собрать команду, совместив интересы тех, кто считает, что без фестивальных буйств зритель в литературный музей не пойдет; и тех, кто полагает, что пропагандировать любовь к литературе следует посредством выставок, конференций и исследовательской работы.

Не знаю, как долго сохранится равновесие интересов, но и литературные машины, и «Неизвестный Горький», и «Левановка», и всероссийские музейные конференции были в центре внимания самарских интеллектуалов.

Свежие идеи

Под первой цифрой – авторы маркетинговой схемы «АНТИКАФЕ». Весьма успешная попытка совместить финансовые возможности самарской богемы (в настоящем смысле этого слова, а не в гламурно-«виповском» его эрзац-варианте) с её желанием проводить свободное время творчески и не раздражая сотрудников общепита.

Модификация студенческих клубов-кафе «голодных» застойных лет, которая может стать весьма плодотворной, если антикафе перестанут быть похожими друг на друга, как однояйцевые близнецы. Но для этого амбициозным организаторам нужны экспертные советы, а к такому развитию событий они пока не очень готовы.

Вторая цифра – «ФРАНЦУЗСКАЯ» ВЫСТАВКА хозяйки галереи «Вавилон» Аллы Шахматовой и дочери Юрия Каминского Анны. Равноправное co-production в галерейном бизнесе: три экспонента – французы, трое – россияне. Причем участники проекта не имеют никакого отношения ни к Contemporary, ни к политике (я имею в виду политическую политику). И ведь высказывание может быть интересно и без всех этих «родимых пятен» отечественного искусства – и в Париже, и в Самаре! И не в контексте дружбы народов: «миру – мир, нет – войне», а в художественном.

Почему это – идея? Потому, что я не помню ни одного аналога, а для программного продолжения требуется серьезная ресурсная поддержка, в том числе административная.

Третья цифра – сайт «БОЛЬШАЯ ДЕРЕВНЯ». Это единственный на сегодняшний день сайт, представляющий собой виртуальную интерпретацию мира интеллектуалов «Кому 30+».

Сайт – замечательная коммуникационная площадка, но вполне пригоден и для более взрослой аудитории, которая, к сожалению, так и не осознала в полной мере, почему они, «правильные» хиппи эпохи застоя, не могут принять современных прагматиков, корнями уходящих в левацкую философию.

Пока это – идея, так как качество текстов значительно уступает культурологической компоненте.

Четвертая цифра – ПРОСВЕТИТЕЛЬСКАЯ ПРОГРАММА «РАКУРСА». Вроде всё пето-перепето: образовательная функция кино, воспитательная, информационная; но в ситуации, когда за федеральными реляциями об особом государственном внимании прокату не следуют практически никакие действия; когда несколько поколений зрителей воспринимают кино исключительно как аттракцион, а не вид искусства; – любая осмысленная программа научения аудитории языку кино не может не приветствоваться.

«Ракурс» решил отказаться от клубной замкнутости и вышел к широким народным массам. В арт-клубе «Корица» (не самом удобном и не самом гостеприимном) Куперберг со товарищи запустил «Азбуку кино». В ее рамках те, оставшиеся, для которых кино – важнейший интерпретатор смыслов, – ведут свои диалоги с аудиторией.

Но боюсь, и этот сигнал останется для властей неуслышанным/неувиденным.

Пятая цифра – ТЕАТРАЛЬНЫЙ ФАКУЛЬТЕТ В АКАДЕМИИ НАЯНОВОЙ. Впервые за 80 лет театралы – и «академики», и СамАрт, – столкнувшись с неповоротливостью профильных учебных заведений, которые не смогли соответствовать «вызовам времени», «подбили» лёгкую на подъем Марину Наянову, и в итоге учебные спектакли регулярно становятся репертуарными в государственных театрах, а студенты получают идеальную практику, выходя на «большую сцену» практически каждую неделю.

Уникальный для наших палестин пример подготовки творческих работников: когда студент заранее знает, что, если будет учиться, а не шалберничать, то получит стабильную работу и весьма приличное ускорение на старте.

Самые яркие впечатления

Рискну назвать свои наиболее яркие впечатления уходящего года. Впечатления от завершенного продукта, а не от задумки, которая в определенных условиях, может быть, и могла бы стать интересной.

Подобная номинация всегда отдает вкусовщиной, и я в данном случае – не исключение.

Это «ГАМЛЕТ» Анатолия Праудина в СамАрте – спектакль со всей его запредельной искренностью, свойственной разве что участникам Страшного суда. При всех цитатах (А кто скажет, что в эпоху постпостмодерна цитата – грех?) и издержках провинциальной сцены. Главное: не для «Маски» делали, не напоказ – для себя. И, похоже, спектакль вытянул театр из трясины творческого кризиса.

Это КОНЦЕРТ ИЗ СОЧИНЕНИЙ ВСЕВОЛОДА ПЕТРОВИЧА ЗАДЕРАЦКОГО, состоявшийся в зале «Консерватория». По сути, мировая премьера (если иметь в виду уникальную программу концерта как гипертекст), случившаяся благодаря совместным усилиям музыкантов из Академии культуры и искусств и Академического театра оперы и балета. Действительно, всё реже высочайшему уровню музыкального текста вполне соответствует уровень исполнителей.

Это ПОЭТИЧЕСКАЯ СЕРИЯ «ЦИРКА ОЛИМП» + TV», в которой вполне гармонично соседствуют сборники самарских авторов и российских поэтов (столичных и провинциальных), которых судьба тем или иным образом свела с философско-литературным кружком Сергея Лейбграда, Виталия Лехциера и Ирины Саморуковой. Редкий случай, когда литературе не хочется присваивать ругательное определение «самарская».

Это миниатюры Валерия Бондаренко из цикла «ПОЭТЫ И МУЗЫ СЕРЕБРЯНОГО ВЕКА», идущего на телеканале «Губерния». Автор парадоксальным образом сумел сделать монологи на интеллектуальную тематику частью нашего повседневного быта - вплоть до корпоративных праздников и вечеров в самарских арт-кафе. Он почти до совершенства отшлифовал жанр и в условиях жесткого телевизионного лимита превратил свои еженедельные эфиры в настоящие жемчужины формы и смыслов.

Архитектор и философ, вернее – архитектор-философ, Сергей Малахов с единомышленниками выпустил при поддержке министерства культуры книгу «ПОЭТИКА ГОРОДСКОГО ПРОСТРАНСТВА САМАРЫ». И это – тоже мой выбор. Полная ностальгии поэма в прозе о разоряемой малой родине. Пока не прочитаете – не поверите, насколько щемящим может быть чтение монографии по архитектуре.

Надежды

В этой номинации представлены кандидаты в «Свежие впечатления» грядущих лет. Конечно, нам не занимать умения превратить любые надежды в пыль, но надежды умирают даже позже их носителей.

Надежда номер раз – ГУБЕРНСКИЙ ФЕСТИВАЛЬ САМОДЕЯТЕЛЬНОГО НАРОДНОГО ТВОРЧЕСТВА. Спустя четверть века вспомнили наконец, что каждый человек (даже сельский житель) имеет право рассчитывать, что и его услышат, а если повезет – услышат и увидят с открытыми сердцем, глазами и ушами, и в результате может явиться жизни множество оригинальных талантов. Настоящих. Против которых нынешние народные голоса и пятки – «ряженые», не боле.

Надежда номер два – ФАБРИКА-КУХНЯ. С гордостью пишу, потому что не было бы никакой надежды, если б пять – теперь уже почти – лет тому Виталий Стадников не пришел в отчаянии к автору этих строк с просьбой изучить и обнародовать материал о развалинах «объекта мирового культурного значения», а Оксана Тихомирова – редактор «Самарской газеты» – не рискнула опубликовать статью «Молотом по серпу».

Но прошли годы, и «молодые да рьяные» довели дело до преддверия победы. Теперь там будет музей. Почти наверняка будет. Жаль, что не авангарда, а современного искусства – но пусть будет он. Лишь бы не автостоянка и заасфальтированный пустырь.

Надежда номер три – ДОМ МАШТАКОВА как символ народной культурной политики. Жителям – в лице редакции Интернет-портала «Парк Гагарина» – надоело наблюдать за тем, как профессионалы «экспериментируют» с обликом несчастного города, и они взялись возрождать дом самостоятельно. А тут и власти спохватились. Может быть, они правда не верят, что народу осточертели строительные упражнения во имя максимизации стоимости одного квадратного метра «исторического поселения»?

Но «не было ни гроша, а вдруг» – мир, согласие, «частно-государственное партнерство» вокруг спасения маленького шедевра русского деревянного зодчества. Чем не пример для подражания? Лишь бы только власть не превратила «низовую» инициативу в какое-нибудь «тимуровское» движение.

Надежда номер четыре – МАСТЕР-КЛАССЫ РУССКОГО ПЕРЕДВИЖНИЧЕСТВА. Концертный проект довольно успешно превратился в фестивальный со всеми необходимыми его составляющими: демонстрацией высочайшего уровня мастерства профессионалами, в нём участвующими; открытием новых имен; и вот теперь – мастер-классами для самарских музыкантов. Блестящий пример того, как бюджетные средства вкладываются не в одноразовое событие, а в мощный ресурс, способствующий качественному росту музыкальной культуры не очень музыкальной Самары.

Надежда номер пять – публичное объявление о намерениях открыть в Самаре ФИЛИАЛ РУССКОГО МУЗЕЯ. Вариант, когда «сеть» не может колонизировать местных музейщиков как в силу несопоставимости масштабов, так и потому, что в культуре экономические законы, выведенные для товарного производства, не действуют. Филиал крупнейшего собрания отечественного искусства наверняка покажет коллегам, что масштабы провинциального города – совсем не преграда для успешной деятельности по собиранию и пропаганде произведений традиционной культуры.

Tags: Культура Самарской области
Subscribe

  • Завтра была война

    Михаил ПЕРЕПЕЛКИН * * Доктор филологических наук, профессор Самарского университета, старший научный сотрудник Самарского литературного музея…

  • Праздник непослушания

    Зоя КОБОЗЕВА * Мишка, мишка, как не стыдно! Вылезай из-под комода! Ты меня не любишь, видно. Это что еще за мода! Как ты смел…

  • «65+». Последние карты в пасьянсе

    Зоя КОБОЗЕВА * Как ни бесилося злоречье, Как ни трудилося над ней, Но этих глаз чистосердечье – Оно всех демонов сильней.…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments