Виктор Долонько (dolonyko) wrote,
Виктор Долонько
dolonyko

Нищие духом на дороге к святому источнику*

Чувство, испытываемое при открытии для себя в начале XXI века самобытного кинематографа, представляющего территорию размером с «пять Франций», наверное, сродни тому, что ощущал мореплаватель, лицом к лицу столкнувшийся с неизвестной цивилизацией в эпоху великих географических открытий.

Действительно, у Якутии в русском языке только два синонима – «золото» и «алмазы». Ещё мамонты. А искусство? Конечно, кто из театралов не знает самобытного театра, собранного в «стране вечного холода» Андреем Борисовым; ну, кто-то видел «Тайны Чингис Хаана» тамошнего производства. Но чтобы в стране, в которой региональный кинематограф вымер как представители семейства дронтовых, в «субъекте федерации» с населением в миллион человек местная киностудия снимала по 2-3 полнометражных художественных фильма и ещё 10-12 короткометражных игровых (!) – такого теперь нет ни в Екатеринбурге, ни в Ростове, ни в Новосибирске. А в Якутске есть.

И не просто есть, а фильмы эти показывают в кинотеатрах, и фильмы эти оказываются способными составить конкуренцию стандартным голливудским пакетам, решая, таким образом, не только идеологические, но и экономические задачи. Игровые – подчеркиваю! Документальные у них по телевизионному ведомству или как выполнение чьего-то корпоративного заказа.

Я оказался там, как говорится, «по поводу» – на I Международном якутском кинофестивале. По сути, это кочующий кинофестиваль северных стран, до того проводившийся в Санкт-Петербурге, Мурманске, ещё где-то, а теперь получивший, похоже, постоянное место и провозгласивший политику расширения географических границ. Полные залы в кинотеатрах, толпы зрителей на площадях, заинтересованное внимание властей (приемы у Президента, участие в рядовых событиях форума вице-президента), мастер-классы и семинары, проведение которых затягивалось безмерно по причине фантастической активности местных кинематографистов и студентов, – всё тому свидетельство.

Плюс, конечно, ресурсная состоятельность принимающей стороны. Опишу только десять главных призов, в основе идеи для которых стали национальные «снежные очки». Это две огромные пластины, закрывающие треть даже моего, немелкого, лица с дужками и перемычкой. По центру каждой из сторон пластины разрезают тонкие линии, чуть не доходящие до края. Образующий крест позволяет ориентироваться в пространстве даже в самую снежную из всех бурь.

Так вот, призы представляли собой эти самые очки в натуральную величину, только пластинки из золота (вернее, пять пар – из золота, пять – из серебра), «оправа» инкрустирована алмазами, и бриллиант в качестве перемычки. Пройдет время, и всё это обрастет легендами, но, поверьте, у якутов – всё натуральное. И золото, и омуль, и «строганина», и бриллианты.

На фестивале были представлены фильмы из США, Канады, Финляндии, Исландии, Франции, Болгарии, Чехии, Литвы, Эстонии, Кыргызстана, России, Бурятии и Якутии. Добрый десяток фильмов – якутские. Подавляющее большинство из них снято непрофессионалами, то есть людьми, не имеющими специального кинематографического образования. Причем истории появления картин – самые фантастические.

Короткометражку «Деревянная лошадка» представляет автор, Прокопий Новогицын. Школьный учитель, но за его плечами более десятка игровых лент, одно-, двух- и даже четырехчастевок. «Этот фильм, – говорит режиссер, – появился благодаря тому, что к нам в школу приехал президент Борисов. Увидел он, что недостаточно у нас наглядных пособий, рассказывающих о национальных традициях, научающих вести межпоколенческий диалог (это я перевожу, конечно), прививающих любовь к труду. И подарил школе 3D-студию. Поэтому фильм вы увидите не в авторском – нет в этом зале соответствующей аппаратуры, – а в обычном варианте».

Вот так, 3D в рядовой средней школе. Это Якутия!

Авторы фильмов понимают, что им не хватает знаний, они побаиваются, безусловно, после продолжительного периода вновь садиться за учебники, но без учебы ростки самобытного культурного явления зачахнут. А они есть. Современный якутский кинематограф – это такой своеобразный коллективный Параджанов: поэтическое кино, переполненное национальной символикой, образами из народного эпоса, бережным, любовным отношением к родной природе.

Шаг в сторону, как с лентой «Дорога» Михаила Лукачевского – научно-фантастическим опусом, демонстративно дистанцирующимся от какой-либо связи с национальной спецификой, – и всё очарование пропадает, а в остатке – маловысокохудожественная самоделка.

Якутское кино чересчур многословно. С местной режиссерской братией трудно спорить: они лучше знают своего зрителя и уверены, что происходящее на экране требует подробного словесного пояснения. Может быть, но «чужаку», не знакомому, прямо скажем, с «Олонхо», единожды вблизи наблюдавшему за театрализованным шаманским обрядом и относящемуся к горловому пению как к экзотике, этих слов не нужно. Якутская мифология – часть всемирной культуры. Аналоги очевидны, тематика – общая, а «шум» отвлекает.

В основном конкурсе победил бурятский фильм «Булаг. Святой источник» Солбона Лыгденова, большую часть своей кинематографической жизни занимавшегося раскадровкой и проработкой трюков у Бекмамбетова, Бондарчука и прочая. Бурятская культура – сестра якутской. Не знаю – младшая, старшая – родная. Фильм – художественное исследование причин беспробудного пьянства в современной деревне: герой проходит все круги ада пока возвращение к истокам народной жизни, к семейным ценностям не исцеляют этого доброго и отзывчивого человека.

Очень напоминает «Беду» Динары Асановой. Только там герой Алексея Петренко реалистично проигрывает по всем статьям, а его бурятский кинематографический родственник одерживает убедительную, окрашенную в романтические цвета победу. Напоминает сюжетно, стилистически же – «Белая птица с черной отметиной». Я ищу аналоги, чтобы не сбиться на пересказ, хотя не пробьется «Булаг» на российский экран, не взирая ни на связи своего создателя, ни на грандиозный успех на экранах Восточной Сибири.

«Коси коса» Эдуарда Хомуса – обладатель гран-при в конкурсе короткометражек. Короткометражка в Якутии – понятие относительное: всё, что меньше часа. Такой «средний» метр. «Коси коса» – гимн труженику, испытывающему подлинное вдохновение в процессе труда на природе, не загаженной современными технологиями: деду, который отправился с внуками косить траву, невестка дарит электрокосилку, по производительности превосходящую всех их вместе взятых, но становящуюся причиной раздора. Кому на ней работать, кому – вручную. И дед топит «игрушку» в реке, восстанавливая гармонию в семейном коллективе.

И не ищите в этом пересказе иронии: фильмы не усложнены, не перегружены философскими сентенциями, но они предельно искренни и, что подкупает, авторы – законченные оптимисты, существующие в прекрасном мире без политической грязи, конкурентной подлости и совершенно убежденные в том, что уныние – грех, а беды – преодолимы. И искренность эта совсем не инфантильная. Может быть, это действительно счастье – жить на расстоянии семи часов перелета от Европы, да и то – рейсы постоянно откладывают?

Но наибольшее впечатление произвела канадская лента «Блаженны нищие духом». Ее представила наша соотечественница по эсэсэсэру Анита Дорон. Она родилась в Закарпатье, а в процессе распада страны эмигрировала. Редко на наши экраны попадает столь жесткая и правдивая лента о подростках. «Чернухи» у нас хватает, ужасов – немерено, вот только выхода нет. Я с уважением отношусь к стремлению авторов продемонстрировать свою растерянность перед сложностями бытия, но порой так хочется за вереницей сколовшихся, спившихся, погрязших в бесконечном потоке грехов подростков увидеть хоть кого-нибудь, кто прервал бы истерику (или стёб, или глумление) по поводу отсутствия выхода и показал бы вариант своей «дороги к храму».

Анита сделала такую попытку. Нужно сказать, что, наполняя персонажами школьный класс маленького городка на севере Канады, она вслед за автором литературного первоисточника Ричардом ван Кэмпом темных красок не пожалела. Предмет всеобщего обожания – потаскушка, харизматический лидер подростков – садист. Главный же герой сжег в раннем детстве своего отца, избивавшего мать и во время запоев пытавшегося изнасиловать собственного сына; стал виновником гибели щенка, которого подарил ему друг. И всё это на густом фоне из юношеских предательств, измен, дыме от марихуаны, растворов разнообразных «колес» и плотских утехах.

Но вот что удивительно, сублимируя все эти страхи и вовсе не пытаясь романтизировать происходящее, Дорон умудряется показать нам «правду жизни», вполне обходясь без натуралистических подробностей и развивая сюжет по варианту, в котором есть «победный» исход. Победный в данном случае – это когда героиня готовится в любви воспитывать ранний плод, «садист» уходит «на малолетку», готовый пройти все справедливо отмерянные испытания, и главный герой получает шанс найти себя не путем очередной смены места жительства, а через единение с близкими, через прощение мелких обид и сострадание к бедам мира, в котором он живет.

Пересказал без угрызений совести – фильм всё равно не увидите. А жаль. Как жаль то, что фестиваль остался в истории только якутской культуры и что местная кинематография так и останется ещё на годы вещью в себе. Но раз я старался в процессе написания текста оставаться оптимистом, попробую не сойти с этой извилистой тропы до конца.

Результатом фестиваля стало принятие Концепции развития якутского кинематографа, в доработке которой теперь примет участие Союз кинематографистов России и федеральное министерство культуры; подписание протоколов о намерениях создать несколько совместных с ведущими столичными мастерами фильмов и заверение якутского президента, что первый фестиваль – не последний.

Так почему я не якут? И чем мы тут, «в Европе», так прогневали Вс-вышнего?!

* В заголовке использованы названия фильмов якутского кинофестиваля. Исключительно

Текст опубликован в издании «Культура. Свежая газета» №12 за 2013 год.

Tags: Кино
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments