Виктор Долонько (dolonyko) wrote,
Виктор Долонько
dolonyko

Под прессом круглых дат


Юбилей – это не только, когда много цветов, но и когда юбиляр еще жив

  

Пожалуй, только в культуре индейцев дельты Амазонки понятия «знак», «знамение», «символ» могут соперничать с российскими о них представлениями. Мы лишний раз не позволим себе улыбнуться, если утром не узнаем, что сегодня День смеха, мы будем бросать окурки мимо урны, если не объявлен общегородской субботник, мы будем чревоугодничать до отрыжки, если день не приходится на пост. И в то же время будем до исступления вести себя с точностью до наоборот, если дата на календаре – «красная».

В Ярославле – «миллениум» регионального  масштаба. 1000 лет городу, о котором мы точно знаем, что он есть средоточие русской культуры – веры, образования, книжности.

Город находится под присмотром ЮНЕСКО как объект всемирного наследия. Время и большевики в целом его пощадили, но вот Успенскому собору не повезло. Храм стоял на стрелке Волги и Которосли с начала XIII века, пережил пожары и Смуту, несколько раз существенным образом перестраивался, пока в 1937 году не был взорван, а возникшая таким образом площадка не стала городским сквером. Для восстановления собора понадобились покаяние государства перед церковью и указ от 2003 года о канонизации легенды об основании города в 1010 году.

Получив эти знаки, московский строительный магнат Виктор Тырышкин, расширявший сферу своих бизнес-интересов в Центральном федеральном округе, объявил, что все расходы по воссозданию собора берет на себя. Однако подвела синонимическая близость понятий «красивое» и «большое». В нарушение архитектурной логики в конкурсе победил не тот проект, в соответствии с которым предполагалось точное повторение утраченного храма, а тот, что по высоте превосходил прежний более, чем на 10 м, а по кубатуре – почти вдвое.

Сторонников у «большого» собора оказалось куда меньше, чем противников, но аргументы тех, кто полагал, что «новое здание по своим габаритам чуждо исторической панораме города, сохранившего масштаб застройки XVIII века», оказались слабее соображений о том, что поднявшийся уровень Волги есть «как основание для изменения объемно-пространственных характеристик сооружения».

Решающим стало молчаливое одобрение руководителей государства, посчитавших, что моральная поддержка патриотического порыва предпринимателя-благотворителя важнее возможных санкций ЮНЕСКО. К тому же вряд ли изменение параметров даже не реставрируемого, а нового объекта станет предметом спора между международной организации и страны-члена, поступления от которой составляют основную часть её бюджета.

Поэтому, полагаю, «округлость» даты преодолеет возражение любых критиков. Но строительство Успенского собора в Ярославле – прецедент недопустимо вольного обращения с объектом наследия. Прецедент опасный и для Самары. Напомню, если усилия самарских историков по легитимации карты братьев Пицигани в ближайшие два года не вспыхнут с новой силой, то следующий год по всем канонам – юбилейный. 425 лет Самаре.

Власть не сможет преодолеть искушение получить у федералов – «под дату» – дополнительный кусочек бюджетного пирога и подвергнуть сомнению факт, что строительство князем Засекиным крепости и есть начало городской истории. Логичнее отпраздновать, а затем «правильно» ввести в оборот новое летоисчисление. Глядишь, и еще один, более весомый юбилей, незаметно подкрадётся.

Чем это нам грозит? Прежде всего, потерей центральной площади города. Столкновение интересов столичного бизнеса, который лоббируют областные власти и который грезит о повторении Манежной площади в Москве с подземными паркингами, шопингами и «развлекатенгами», с местными экономическими элитами, для которых сакральное значение площади всё же превалирует над мечтами о доходе, не сулит горожанам ничего хорошего.

Первый вариант, сопровождаемый переносом памятника в расположенный рядом сквер, неизбежно приведет к возникновению «чрева Самары» со всеми аналогиями с его парижским пращуром, при первой возможности уничтоженной, кстати, тамошней мэрией.

Второй вариант с воссозданием в том или ином виде снесенного Храма Христа Спасителя на пересечении улиц Шостаковича и Чапаевской уничтожит сложившийся архитектурный ансамбль эпохи позднего конструктивизма, а заодно и оставит без здания многострадальный театр оперы и балета. Так что при всем человекоподобии средств на реализацию проекта потребуется куда больше, чем на близящуюся к завершению реконструкцию. Стоит ли?

А вот ответ на последний вопрос, к сожалению, висит в воздухе и будет висеть до тех пор пока власти не ответят на вопрос, что есть цель, задачи культурного строительства в Самарской области и на какие ресурсы при этом можно рассчитывать хотя бы в недалёком будущем.

 


Авторская версия публикации в журнале "Эксперт-Волга" №15-17 от 26 апреля 2010 года
Tags: Культура, Наследие, Самара
Subscribe

  • Как в Самару приезжала КГБ и что из этого вышло

    Рубрика: Наталья Эскина. Неопубликованное Наталья ЭСКИНА Фото из архива Сергея ОСЬМАЧКИНА «Докатилась Наталья Анатольевна! –…

  • След кровавый

    Михаил ПЕРЕПЕЛКИН * Чувствовать себя внутри художественного произведения прикольно и весело. Даже если оно, это произведение, обогнало тебя…

  • Всё и сразу

    Ксения ГАРАНИНА * Фото Алёны АБРОСЬКИНОЙ С 7 по 20 июня на 2-й очереди самарской набережной прошел самый масштабный…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments