Виктор Долонько (dolonyko) wrote,
Виктор Долонько
dolonyko

Синдром курортного города

С раннего детства, с тех славных времен, когда родители вывозили меня на месяц-другой в Ялту, «оздоравливаться», я точно знаю, что мир делится на две непримиримые части. В одной – люди ходят на работу, совершают трудовые и боевые подвиги, отдают долги Родине и прочее, а в другой – живут, просто живут и радуются тому, что им предоставили такую возможность.

Со временем, приглядевшись к ялтинским аборигенам, я получил безусловное подтверждение своему выводу: жителям курортного города Бог разрешил пребывать в постоянном наслаждении – солнце, море, сладко-терпкое вино, фрукты – и на всё это никаких ограничений. И аборигены, похоже, смирились со своей участью – быть счастливыми по факту своего рождения в данном месте и в данное время.

Я называю это синдромом курортного города. Зачем? Природа и рацион питания – нужно быть законченным мазохистом, чтобы не исповедовать культ богатырского здоровья! Наличие самой завалященькой клетушки позволяет за 5-6 месяцев курортного сезона иметь доход, достаточный для того, чтобы построить клетушку побольше, потом – еще и еще побольше, чтобы, в конечном счете, стать обеспеченным аборигеном – с правами на излишества.

Сама ситуация эта не предполагает появления мотива получать достойное образование, стремиться трудиться и загружать себя излишними философиями.

Россия сегодня – это такой большой приморский город с той лишь разницей, что вместо моря у нее – океан нефти и газа. Зачем трудиться? Можно нанять рабов, простите, гастарбайтеров – у нас нет рабов! – нефть и газ они будут добывать и обслуживать сервисы, без наличия которых добыча эта невозможна. Один из таких сервисов – делать вид, что страна развивается, что у нее есть интересы в сферах науки, искусства, образования.

Мне можно возразить: а как же здоровье! Какое здоровье рядом с высокооктановыми испарениями? Ведь международное право ушло так далеко вперед, что развитого сервиса «охрана собственности» достаточно для наблюдения за процессом добычи дистанционно.

Можно, скажите, взращивать собственных инженеров, чтобы добыча стала еще более эффективной? Это ошибка. Рост знаний населения может привести разве что к росту протестных настроений, а эффективные технологии можно купить там, где рост этих настроений для нашей внутренней обстановки совершенно безопасен.

Ну и ответьте, кому в этой ситуации требуются учителя? Время учителей – обладателей эксклюзивной информации – кануло. Расцвет Сети похоронил эксклюзивность. Учителя – это те, кого в окружающем мире называют tutors – тьютеры, наставники, не информирующие, а ведущие своих учеников по бескрайнему морю сведений, данных, фактов, выплыть в котором в одиночку дано единицам.

Казалось бы, ученик постоянно нуждается в совете, в корректировке маршрута следования от невежества к знанию. Но парадокс в том, что ученик не движется к знанию, он движется к документу, бумажке, подтверждающей то, что он отсидел за партой, на студенческой скамье установленное законодателем время. Ученик знает, что его успешность, уровень его дохода, степень уважения в широких общественных слоях не зависят от уровня его образованности.

Пётр Алексеевич Великий не довел свои реформы до логического конца. В России по-прежнему важно, что «Не так сидим!» Лычки, степени, ранги, приобретение которых в большей степени результат демонстративной покорности, смиренности, «умения играть в команде», а также родовитости или ее допустимой замене – финансовой состоятельности.

Единственный, не встраивающийся в эту систему мотив – служба в доблестной армии – также нельзя считать весомым в силу доступности монетизации услуги по «откосу» от нее.

Итак, системе Учитель не нужен, ученику – тоже. Остается – он нужен самому себе. Как ни обидно, но факт. Ничего парадоксального в этом нет: писатель нужен писателю, художник – художнику. Конечно, им нужны и «свободные умы»*, но по возможности, а становятся они учителями, писателями, художниками, потому что по-другому не могут жить, и это, по большому счету, не зависит от степени деградации общества. От него зависит только количество писателей, художников, учителей, которое оно может вынести.

Если много – значит, рефлекс самосохранения присутствует, и дела системы не так уж и плохи. Мало – тогда высока вероятность того, что взят курс на самоликвидацию. И детей тогда можно обучать Там, чтобы приспособить к существованию после краха.

Это не конспирология и похоже на правду не потому, что кто-то злобный всё так точно рассчитал и продумал. Как раз наоборот – потому что об этом никто вовсе не задумывается. «Авось!»

Более того, немало признаков свидетельствует о том, что существуют те, кто придумывает способы улучшения образовательных технологий, образовательной системы при этом не меняя. Они-то самые опасные. Потому, что можно либо изменить цель образования, либо ускорить процесс разрушения системы.

Что сейчас цель формально? Подготовка кадров для… Хозяйства, управления, науки, культуры… То есть человек – дополнение, требуемое для улучшения всего того, что я перечислил (и всего того, что оставил в многоточии). И человек должен. Должен системе. Это тупик. Целью образования должно стать научение человека получать знания, думать и чувствовать. И тогда, если образование правильно устроено, человек будет сам сознательно и добровольно укреплять систему. Из благодарности; из детолюбия; в силу того, что он созидатель, а стремление к разрушению – не более чем дефект системы.

А если не менять цель? Оставить всё как есть, используя при этом самые эффективные образовательные приемы? Ну, например, метод «вахтового» Учителя. Сколько их сейчас ездит, возглавляя творческие и педагогические коллективы.

Что в этом плохого, вправе спросить вы? Люди с опытом, знаниями, навыками – где взять их на целую страну, а так – «эффективный менеджмент».

Большинство из них – действительно мастера. Героев песни Майка Науменко:

Здрасьте! Я родом из Бобруйска.

Я – гуру, по-вашему это будет «учитель».

Я щас вам расскажу о смысле жизни.

Я, в натуре, профессионал, а не любитель, –

всё меньше и меньше.

Но что делает мастер? Приезжает, показывает-рассказывает, очаровывает – и едет дальше. Что делает ученик: смотрит-слушает, очаровывается, пытается повторить-продолжить – и… посоветоваться не с кем. Мастер не ставит перед собой задачи создать во всех местах своего пребывания школы, воспитать последователей. Он отчитал-отпоказывал – совесть чиста. Более того, у него есть задача создать школу – там, откуда он приехал, и он вербует на местах себе гвардию, разрушая существующие структуры, и без того висящие на ниточках.

И это еще лучший вариант, потому что те, кого он не взял, начинают пить или уходят в управдомы. Потому что нет ничего хуже, чем останавливаться на полдороге без компаса, фонаря и запаса продуктов.

В чем ошибка того, кто приглашает мастера? В отсутствии понимания, что есть конечный результат такого приезда-приглашения, что будет после отъезда мастера. Тьютеров-наставников нет. Цели мастера и местных учителей не совпадают. Результат образовательного процесса можно наблюдать через десятилетия, а это убийственный срок для управленца-«однодневки». Потому и отличиться-то он может только яркой акцией. Фейерверком! Горит красиво, а что сгорело при этом – не столь важно.

Бывают талантливые управленцы. Бывают даже те, кому объясняешь: маркетинг – это совсем не наука, это вид искусства, а любое Дело лежит на границе искусства и науки, потому что везде и всегда выигрывает не тот, кто знает теорию, а кто сможет сконструировать нечто, в нее не вписывающееся, – и они тебя понимают. Но таких мало.

Вот это настоящий парадокс. Мало талантливых управленцев. У них все преференции, достойные зарплаты, социальные пакеты и в сравнении с другими – обеспеченная старость, а талантливых меньше, чем среди педагогов.

Я не в состоянии понять природу этого явления. Как в нашем вещном мире могли остаться люди, готовые испытывать лишения, только бы не сталкиваться с необходимостью постоянно идти на компромиссы во имя сиюминутного успеха? Или с талантом человеку сообщается некое знание, после чего он готов сохранить душу во имя чего-то важного, что ждет его после? После биологической жизни. Но это не может быть результатом знания и не может быть результатом слепой веры. Тогда чего?

И еще один парадокс. Если учитель талантлив, то мерилом его таланта должна стать талантливость его учеников. Он – один, а учеников – много, но число талантливых людей не растет. Должно вроде бы расти, а не растет. Или есть некий фильтр, который делает невозможным передачу способностей людям с «мобильными» нравственными установками?

Наверное, есть. Если действительно есть, то и первый – управленческий – парадокс объясним.

Парадокс объясним. А дальше? Ведь «управленцы» не могут допустить отступления от занятых высот. Посмотрите страницы школьных учебников истории. Почти целиком они отданы политической истории, а не истории науки, культуры. Спросите любого ребенка, как он думает: политики выполняют свою работу ради обеспечения условий для творческой деятельности или творцы (в меру сил, конечно) помогают политикам заниматься развитием страны. И любой ребенок вам ответит: политики – самая важная и нужная человеческая профессия.

Возьмите любую «общественно-политическую» газету. Кто на первой-второй-третьей-четвертой-пятой полосах – политики и топ-менеджеры, которые тоже политики. Пока этот стереотип поддерживается и воспроизводится, пока жизнь будет начинаться с политики и заканчиваться спортом, минуя собственно творцов-созидателей, разговоры об Учителе беспредметны.

А поскольку природные запасы на территории России неисчерпаемы, то и участь наша безрадостна.

* «Так, однажды, когда мне это было нужно, я изобрел для себя и «свободные умы»; <…> таких «свободных умов» нет и не было; <…> они были мне нужны, как бравые товарищи…»

Статья опубликована в издании "Культура. Свежая газета" №5 (33) за 2013 год.

Tags: Образование
Subscribe

  • Магическое пространство звуков

    Ольга КРИШТАЛЮК * Текст иллюстрирован «Композицией VIII » Василия Кандинского «Жизнь числа во времени» –…

  • Русский квадрат

    72 года назад родилась Наталья Анатольевна Эскина. Светлая ей память. Рубрика: Наталья Эскина. Неопубликованное Наталья ЭСКИНА Зачем он…

  • «Над тобой только цветы…»

    Дмитрий ДЯТЛОВ * Первая встреча с человеком часто определяет наше отношение к нему в дальнейшем. Как говорит пословица, «встречают…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments