Виктор Долонько (dolonyko) wrote,
Виктор Долонько
dolonyko

А если попробовать не ловко лгать, а крепко думать?


В четверг в Самаре произошло событие, если и не историческое, то поистине знаковое. Впервые Комитет по культуре высшего законодательного губернского собрания, согласившись с выводами Общественной комиссии по культуре при думе, признал работу подотчетного ему исполнительного органа власти – Министерства культуры Самарской области – неудовлетворительной. За то, что «непродуманные» решения и непрофессиональная работа чиновников фактически уничтожили областной фонд киноматериалов.

То, о чем уже около года пишут газеты – от Лондона до Тольятти, твердит общественность и предупреждают профессионалы, наконец, стало очевидно и депутатам.

Теперь все заинтересованные стороны ждут второго действия: как отреагирует на это решение Совет думы. Варианта два – проигнорирует либо вынесет вопрос о неудовлетворительной работе Министерства на пленарное заседание думы.

Ну, а чтобы членам Совета лучше думалось – еще одна сказочка. И если неугомонные защитники и адвокаты министра Рыбаковой в случае с кинопрокатом твердят о том, что это «новое» (?!) направление для министерства, то сегодняшний сюжет касается направления древнейшего – музеев.

Я опять выехал из Самары – в Жигулёвск. В местный краеведческий музей, гордо именуемый «Самарской Лукою». Адрес поездки легко объясним: из девяти с небольшим тысяч экспонатов самарских музеев, числящихся в декабре 2009 года как утерянные, на это учреждение культуры приходится более двух тысяч. Это при том, что весь фонд музея – 12 тысяч. То есть комиссией не был обнаружен каждый шестой. А в феврале тысячу четыреста внезапно нашли.

Вот на все множащиеся «почему» мы с той же общественной комиссией губернской думы и должны были попытаться найти ответы.

В начале всё, как обычно – ордена и медали, драгоценные металлы содержащие, хранятся в не опечатанных витринах без специальной сигнализации. Об оружии, числящемся за музеем, органы правопорядка – ни сном, ни духом. Картины живописные висят в помещениях хорошо протопленных, без дополнительной вентиляции и влажностного контроля. Фондовые журналы содержат исчерпывающие полнотой записи: «монета», «значок», «находка на территории Муромского городка».

Дальше интереснее: хранитель о дробях в фондовых записях слыхом не слыхивал, и числятся в музее под одним номером до 15 экспонатов, что пропажам в большой мере способствует.

При первой же попытке сверить находящиеся в музее экспонаты с числящимися по книге, оказалось, что, например, орден Великой Отечественной войны II степени – хранители, кстати, не ведают, что «без номера» таких орденов не бывают – записанный в книге, принадлежит ветерану войны Иванову, а лежащий в витрине – совсем другому человеку. Это означает, что музей принесли два ордена. Приход одного из них нигде не зафиксировали, а поскольку в наличие имеется только один, то второй – либо утеряли, либо украли, но в отчетности об этом – ни-ни.

Начали сверять значки – они по размерам не совпадает с записями. Монеты – даже годы чеканки не бьют.

Еще дальше: к археологическим экспонатам, видимо, специалисты не прикасались никогда, и информации о них – не более, чем знание о месте, где их нашли. Но в комиссии, которая приезжала в рамках повальной проверки сохранности экспонатов, затеянной федеральным министерством культуры – и главный музейный специалист областного министерства Попова, и директор областного художественного музея Рябчук, и хранители обоих областных музеев Ратнер и Максимова? Чего же они смотрели, сколько дней у них ушло на выверку? Какие замечания сделали?

Выяснилось, что на руки ни руководству музея, ни начальнику городского департамента культуры подписанный акт проверки не выдавался. Что приезжала комиссия на несколько часов. Что количество утерянных экспонатов сотрудники музея им позже выслали электронной почтой. А на повторную сверку, по поводу найденных тысячи четырехсот экспонатов, вообще никто не приезжал. Вновь удовольствовались электронкой.

Таким образом, в федеральное министерство переслали фиктивную бумагу, если и совпадающую с реальной действительностью, то только по законам теории вероятности. То, что находится в залах и то, что записано в журналах, – это две изредка совпадающие коллекции.

А это, господа хорошие, элементарный должностной подлог и пренебрежение президентскими требованиями улучшить работу по сохранности общенародного культурного наследие.

Абсолютное же отсутствие со стороны министерства методического и организационного руководства находящимися на территории музеями, отсутствие у них внятных стратегий развития и каких бы то ни было перспектив на будущее – это так, мелочи.

Текстовая версия телепрограммы "Горькие сказочки" на канале ГИС (Самара) от 15 марта 2010 года


Tags: Культура, Музей, Наследие, Рыбакова Ольга, Самара
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment