Виктор Долонько (dolonyko) wrote,
Виктор Долонько
dolonyko

Зачем современному государству нужны театры?

Полтора месяца назад, с того момента, как я закончил изучение проекта «Концепции долгосрочного развития театрального дела в Самарской области на период до 2020 года», возникло желание высказаться, но околотеатральная возня давала информационные поводы чуть ли не ежедневно. Так хотелось дождаться хоть каких-то «предварительных итогов»! Но на прошлой неделе единственная из ежедневных газет, которую я регулярно читаю от корки до корки, опубликовала обширную статью о современном положении самарских театров. Статью, довольно развязную по тону, автор которой и не пытается скрывать то, что довольно поверхностно знаком с предметом своих исследований. Статью, которая, в силу «простоты» формулировок и весомости издательского бренда, способна увести общественное мнение в сторону от действительных проблем, связанных с современным театром, и – хуже того! – навредить реальным, «живым», людям, жизнь которых многие годы связана с искусством. Тут не до «итогов».

 

Перелистаем проект Концепции. Она, на первый взгляд, пустышка, стопка бумажек, которым никто никогда не следует. Но она есть отражение взглядов тех чиновников, кто от имени государства контролирует текущие театральные процессы (те, кто действительно принимает решения, концепцию, думаю, и в глаза не видели).

Раздел первый – «Общие положения» – настораживает, но не более: ни одного слова собственно о предмете. «Экономике жизненно необходим переход к инновационному типу развития. <…> Наличие театра – один из значимых факторов для инвестиционных и промышленных компаний при принятии ими решения об открытии нового бизнес-проекта. <…> Вклад театра в формирование человеческого капитала <…> позволяет считать социальными инвестициями расходы государства на поддержку театрального искусства».

Да простят меня наши читатели, привыкшие к изысканному стилю, но мне это напоминает начало дискуссии о том, следует ли пайщикам молочной фермы раскошеливаться на Dolby Stereo, или эти затраты существенно на удои не повлияют.

Ни слова о воспитании чувств, ни намека на роль театра в формировании нравственных и эстетических ценностей. Лишь в одном месте, в проброс, об интеллекте.

Раздел второй – «Характеристика театрального дела в Самарской области» – самый забавный. Не место подробно останавливаться на его начале. Если краеведы попросят – я в индивидуальном порядке ознакомлю их с оригиналом.

Если это «характеристика» – от первой труппы Стрелкова, то критики она не выдерживает. Тут и то, что Средневолжский краевой театр оперы и балета, возникший в 31-м году, преемствовал – без временного промежутка – оперной труппе Д. Х. Южина. И то, что в «чичаговский теремок» драма переехала из дома Лебедева (так текст устроен!). И случайный, точнее, оскорбительно неполный набор имен, с которыми связана «история театрального искусства в Самарской области».

Если авторы описывали современное состояние театрального дела, то удивляет, почему 95% текста – о материально-технической базе. Но положение дел в театре – это, в первую очередь, спектакли. Продукция, которую театры выпускают, а в тексте таких только два – «Борис Годунов» М. Мусоргского в опере и «Невероятные приключения Юли и Наташи» Г. Грекова и Ю. Муравицкого на экспериментальной сцене драмы.

Эти очень спорные творческие достижения в контексте документа приобретают какой-то зловещий характер. Даже если «современное состояние» охватывает 2–3–4 последних года, планка, предложенная авторами Концепции, свидетельствует о глубоких проблемах в их эстетическом воспитании: не упомянуто ни одного балета, ни одной работы, получившей «Театральную музу», ни одного спектакля для детей, с которыми, как они утверждают, у нас «положительная динамика».

«Посещаемость мероприятий, проводимых театрами для детей, – на своей площадке увеличилась на 71% и на 45% в пределах Самарской области (по сравнению с 2008 годом)». Я лет сорок внимательно наблюдаю за развитием театрального дела в области, а четверть века делаю это еще и пристрастно. Не было всплесков в прокате детских спектаклей. Схема – суббота, воскресенье утром во взрослых театрах плюс СамАрт и куклы сохраняется десятилетиями. Так этот 71% – результат изменения формы отчетности, может быть? И итог развития – не только эта спорная цифра, а международные фестивали, в которых лауреатствуют СамАрт и куклы, «Репка», рост числа детских театральных студий…

Остальные приводимые в разделе показатели – столь же спорны. «Развитие театрального дела в Самарской области характеризуется положительной динамикой. Количество мероприятий, проведенных театрами на своих площадках, увеличилось по сравнению с 2008 годом на 41%. <…> В среднем каждым театром было показано 205 мероприятий, что выше среднестатистического значения на 12%». Что считали то? Если «валовое» увеличение, то оно получилось за счет открытия после ремонта оперного театра и увеличения числа муниципальных театров. Но если фантастический рост числа мероприятий позволил лишь на чуть-чуть повысить «среднестатистическое значение» (видимо, по России), то как в таком случае следует охарактеризовать состояние театрального дела в 2008 году? И чего с чем складывали и делили – СамАрт с самарским муниципальным театром «Витражи» без собственной сценической площадки?

Далее. «Посещаемость мероприятий, проводимых театрами на своей площадке, возросла на 47% (по сравнению с 2008 годом)». Позвольте, но норматив наполняемости залов, закладываемый во все договоры театров с государством, никак не меньше 70%. И в 2008-м победные реляции были слышны и внятны. Показатель чего тогда 47%?

Цель моего возмущения – не состоит в том, чтобы подвергнуть сомнению состояние театрального дела. Но концепциями и стратегиями должны заниматься ученые, практики, а не чиновники.

Наконец, третий раздел – «Цель и задачи Концепции». Цель – «определение путей и способов сохранения достижений отечественного сценического искусства, а в долгосрочной перспективе – обеспечение динамичного развития театрального дела в Самарской области в традиционных для России формах с использованием инновационных подходов и мирового опыта в этой сфере».

Инновационные подходы в традиционных формах! Авторы, заимствуя цель в российской концепции развития театрального дела, умудрились превратить ее в фельетон. В оригинале прописано: «КАК в традиционных для России формах, ТАК И с использованием инновационных подходов, АДАПТАЦИИ мирового опыта в этой сфере». Не в одном флаконе – в разных!

Но дело не в этой описке, дело в том, что в «Мерах по реализации Концепции» – четвертом, завершающем разделе документа, – мер-то этих и нет. Есть совершенствование, улучшение и развитие до еще более совершенного, улучшенного и развитого качества. А мер, учитывающих специфику Самарской области, реальные проблемы наших театров – нет.

Тот, кто предполагает, что сейчас речь пойдет о «Колесе» и Академической драме, – ошибается: положение дел в этих театрах – тема очень отдельного разговора. Я – о вещах чуть более общих. Меня можно обвинять в идеализации процессов происходящих в театре, в сгущении красок, когда я рассуждаю о взаимоотношении Власти и Художника, но я так думаю.

Вот проект, связанный с введением в драматических театрах должности генерального директора. Я говорю: проект, потому что новация эта коснулась пока только одного театра, и введение её обусловлено планирующеёся масштабной реконструкцией театра. Реконструкция, как и любое иное стихийное бедствие, конечно, требует чрезвычайных мер, связанных с управлением «объекта», но публичных разъяснений на этот счет не было, и считаю себя вправе чуть подтолкнуть участников процесса к публичному диалогу.

Генеральный директор – в структуре любой сложности – должность, возникающая вследствие необходимости постоянно решать проблемы между подразделениями с изначальным конфликтом интересов. В театральном деле это театры оперы и балета, где невозможно изначально придумать правила, позволившие бы четырем почти равноправным творческим цехам – солистам, балету, оркестру и хору – действовать по инструкции. Но зачем генеральный в драме, где такой цех один?

Чтобы формально уравнять административную и художественную должности. Не «развести» обязанности, а именно уравнять и дать «право первой подписи», то есть принятия окончательного решения директору.

Абсурд? Нет. Не абсурд, если задача театра – приносить государству доход. Тогда директор, «отвечающий за доход», ставит худруку задачу: доход обеспечить! И тот озадачивается поиском репертуара, который обеспечил бы этот доход.

Что тогда будет в одичавшей стране, где российский интеллигент – честь, гордость и совесть нации – без всякого стеснения пишет о своем отношении к оперному искусству: «Тут мы ожидали новогодних подарков под «Доктора Айболита» в 1-м классе, скучали на «Лебедином озере» в 4-м, оттачивали остроумие в 9-м, притворялись знатоками искусств на 1-м курсе». И далее, о ближайших планах: «Посетим премьеру «Баядерки». Уточним в «Википедии», балет это или опера. Начистим башмаки, отутюжим брюки, обновим парк вечерних платьев и удачно подберем сумку-клатч к парадным туфлям. Вооружимся биноклем, программкой, торопливо прочтем либретто и, поднимая рюмку коньяка в театральном буфете, скажем с улыбкой: «Ну, за искусство!»

И это не самоирония, не грусть по прослойке «образованцев». Это признание факта, за которое не испытываешь неловкости. Можно не любить театр – это не преступление, но нельзя гордиться этим – это «шариковщина».

Вы, уважаемый читатель, понимаете, какой репертуар должен разыскивать худрук, чтобы удовлетворить вкусы зрителей, не имеющих навыков к анализу театрального текста, без зрительского опыта, не желающих искать смыслы?

Во имя чего? Во имя финансового плана? Но кто сказал, что главная задача театров – восполнение бреши в ВВП, возникшей из-за стагнации промышленности и сельского хозяйства? А если не так, то в драме главный – художник! Назовите его хоть худруком, хоть главным режиссером. Если задача содержательная, главный – он!

А директор – менеджер, задача которого помочь Художнику реализовать его художественные задачи.

Да, Художник не должен быть казначеем и прорабом, но он не должен быть и в помощниках у казначеев и прорабов.

Забавно в этой связи выглядят откровения «театрального критика и менеджера, доцента ГИТИСа Павла Руднева», опубликованные на страницах крупной областной газеты. Получается, что опубликованные в поддержку менеджерских «новаций». Он пишет об Анатолии Васильеве, создателе уникальной «Школы драматического искусства»: «Как худрук «Школы драматического искусства» Васильев действовал изумительно чисто, ответственно, создав уникальный театр экспериментального направления, а как директор своего театра – нет: не развивались другие эстетики, другие режиссерские направления»!

Оказывается, «Школа драматического искусства» – гордость российского искусства – должна была заниматься развитием «других направлений», и главная задача государства, как следует из слов Руднева, состоит не в том, чтобы холить и лелеять театральный феномен. А в чем? Наприглашать медийных режиссеров, которые заняли бы медийных актеров в спектаклях, доступных пониманию такой фигуре речи как «массовый зритель»?

 «Люди искусства зачастую невоздержанны и импульсивны, подвержены последствиям творческих кризисов, а власть, как известно, не понимает метафор, стилизаций и иронии, знает язык цифр и циркуляров, – комментирует доцент ГИТИСа. – В театре должен быть хотя бы один человек со здравой головой, им обязан стать директор, человек с портфелем».

Позвольте, если власть всего этого не понимает, то есть не понимает специфики управления субъектами культурных практик, – нужно не генерального директора ставить управлять худруком, а задуматься о компетенции такой власти!

***

Хорошо, что всё это пока проекты. Пока Концепция – проект, пока готовятся новые уставы и кадровые решения есть возможность ещё раз обсудить содержательную часть проблемы с участием людей театра, ученых и представителей власти. Буквально на днях министр культуры Ольга Рыбакова подтвердила свою заинтересованность в такого рода диалоге. «Культура. Свежая газета» берет на себя инициативу проведения в январе круглого стола, на котором будут рассмотрены насущные театральные проблемы. Круглого стола с участием общественности и средств массовой информации.

Разговор только начинается.

 

* Статья опубликована в издании "Культура. Свежая газета" №27 от 6 декабря 2012 года

 

Tags: Культура Самарской области, Театр
Subscribe

  • Из новейшего бестиария

    Михаил ПЕРЕПЕЛКИН * ЕГЭбля – животное из разряда хищных и ползучих. Родилось на свет в головах и коридорах чиновников от образования,…

  • Завтра была война

    Михаил ПЕРЕПЕЛКИН * * Доктор филологических наук, профессор Самарского университета, старший научный сотрудник Самарского литературного музея…

  • Самара просвещенная

    Был сегодня в альма матери. У входа в главный корпус некогда Самарского государственного университета – табличка: «Самарский…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments