Виктор Долонько (dolonyko) wrote,
Виктор Долонько
dolonyko

Дорожная кинокарта в Самаре

Вырастить «квалифицированного зрителя», или Как дорожная карта привела союз кинематографистов в Самару?

31 октября в Самаре под эгидой Союза Кинематографистов, при участии управляющего партнера Romir Movie Research и при участии региональных чиновников неожиданно объявилась и прошла конференция по вопросам кинообразования, центральной темой которой стало... тадам! предложение Никиты Михалкова о введении в школах уроков кино. Обсудили и судьбу фестивалей, вопрос господдержки муниципальных кинотеатров и грядущий закон о кино. Что ждет в будущем? Что может дать очередное обсуждение проблем киноиндустрии? Тезисы доклада Олега Иванова, предложения и мнения региональных чиновников и кинодеятелей, ЗА и ПРОТИВ от очевидцев — в эксклюзивном репортаже КиноБизона, продолжающего следить за осуществлением реформы «Дорожной карты». И еще пара новостей на праздники — так и быть.

Круг тем самарского круглого стола определялся следующим образом: «проблемы и механизмы регулирования и господдержки отечественной кинематографии и кинообразования населения, инициативы Минкультуры России и Фонда кино о введении тематического и жанрового планирования кинопроизводства, а также инициатива Председателя Союза кинематографистов РФ Н.С.Михалкова о введении факультативного курса «100 лучших фильмов».
Печальная ирония отечественных кинематографических реалий состоит в том, что сам Михалков не смог приехать на приволжскую конференцию, потому что снимает Волгу... на Женевском озере. Там идут съемки его нового фильма (СОЛНЕЧНЫЙ УДАР по Бунину) — по сюжету Михалкову требуется колесный пароход, а на Волге, где должно происходить действие, таких нет.

ДОКЛАД ОЛЕГА ИВАНОВА

Отправной точкой для круглого стола стал доклад Олега Иванова. Для тех, кто находится «в теме», Иванов не рассказал практически ничего нового. Но его выступление может быть полезно как срез по всем актуальным и обсуждаемым темам последнего времени — от госзаказа до квотирования. К тому же, как один из активных разработчиков «дорожной карты» реформы киноотрасли с одной стороны, как представитель прогосударственного Союза кинематографистов с другой и как активный консультант Фонда кино Олег Иванов, вероятно, озвучивает позицию, наиболее близкую к официальной линии Минкульта и министра.

Первым делом Иванов представил данные по прокату — впрочем, не за текущий, а за прошлый, 2011-й год. Быстро пробегаемся по названным цифрам: российские сборы 2011 года составили 35 млрд рублей, Россия заняла по бокс-офису 9 место в мире и 4 в Европе. Доля отечественного кино составила 16%, в деньгах — 5,6 млрд рублей. Кинотеатров в России чуть меньше тысячи, средняя цена за билет в 2011 году равнялась 207 рублей, в прокат тогда вышло 70 отечественных и 300 зарубежных картин. В кино более менее регулярно у нас ходит 4 млн человек. Средний возраст зрителя — 26 лет, хотя основная аудитория кинотеатров находится в возрастном диапазоне от 17-25 лет (а статистическое 26 получается потому, что старшее поколение тоже ходит в кино, за счет чего поднимается среднее значение).

КЛЮЧЕВЫЕ ПРОБЛЕМЫ ОТРАСЛИ И ИХ РЕШЕНИЯ (ПО ВЕРСИИ ИВАНОВА)

— Мало кинотеатров. В России на 100 тыс зрителей приходится порядка 2 залов. В Европе этот показатель в несколько раз выше. Еще в 1985 году у нас насчитывалось 3.5 тысяч только городских кинотетаров, теперь их меньше тысячи. Что делать: увеличивать количество кинотеатров, довести в результате до 6 тысяч, по мнению Иванова.

— Дорогие билеты. Цена российского билета в среднем около 7$. Это близко к США (8$) и Европе( 9$), хотя уровень жизни и заработка в России несопоставим. Что делать: Тимур Бекмамбетов предложил на одном из советов по кинематографии дотировать билеты на отечественные фильмы. Предложение сейчас рассматривается.

— В кинотеатрах сплошь западное кино. Российским фильмам сложно конкурировать с блокбастерами, которые снимаются за сотни миллионов, а у нас средний бюджет 2.5 млн. Чувствуете к чему все идет? Что делать (цитируем Олега Иванова): вводить протекционистские антимонопольные меры. По словам Иванова, те или иные протекционистские меры используются во всей Европе. Иванов напомнил, что Владимир Мединский предложил ввести жесткое квотирование по числу сеансов. Было упомянуто, что в Минкульте параллельно рассматривается несколько других вариантов — например, отмена для кинотеатров льгот по НДС на зарубежные фильмы (по нашим сведениям, вопрос уже решен в пользу квотирования, и проект находится в Минэкономразвития).

— Мало отечественных фильмов. В 2011 году лишь 11 из 70 отечественных картин собрали больше 1 млн зрителей. Больше половины из этих 70 картин посмотрело меньше 100 тысяч людей. По словам Иванова, недавно выступившего с текстом мессаджа «снимайте больше фильмов» на Finam.ru, получается, что режиссеры работают для себя, и, возможно, не целесообразно выпускать фильмы, которые не доходят до кинозалов. Что делать: увеличивать количество зрительского массового кино как минимум до 20 картин в год, чтобы хотя бы раз в две недели выходил зрительский фильм.

— Зрители уходят в интернет, где процветает пиратство. Что делать: создать механизмы защиты интеллектуальной собственности, а также расширить возможности легального просмотра фильмов — то есть необходимо оказывать помощь легальным сервисам. Сейчас рассматривается предложение ввести в федеральный закон о поддержке кинематографии такое понятие, как интрнет-кинотеатр.

Летом Министерство культуры заказало так называемую Дорожную карту реформы киноотрасли, в разработке которой участвует Romir Movie Research. О том, что включает в себя Дорожная карта, Иванов подробно рассказывал на недавней конференции «Кино России 2020» в рамках Кино Экспо. На Самарской конференции он повторил, что это комплекс предполагаемых мер по развитию киноотрасли, работа будет идти еще 2-3 месяца.

Отдельно Иванов остановился на недавно прошедшей конференции в Благовещенске. Вот что на ней обсуждали:

— инвентаризацию всех демонстраторов на территории России (включая сельские кинотеатры), чтобы подготовить решения о государственной финансовой поддержке или партнерстве с кинотеатрами.

— цифровизацию: сегодня цифрой оснащены 54% залов, до 100% этот показатель планируется довести к 2020 году.
— прозрачность: на середину текущего года всего 25% кинотеатров зарегистрировано в единой системе сведений о показах, в связи с чем были усилены меры ответственности по непредоставлению информации ЕАИС, а Минкульту была передана чункция надзора за нарушениями.

— доступность кинотеатров: уже упоминавшееся увеличение количества залов (за «норматив» предлагается принять цифру 4 зала на 100 тысяч),

— долю отечественного кино: этот показатель предлагается довести до 25% .

На Самарской конференции Иванов предложил поговорить об отсутствии жанрового разнообразия в российском кино (впрочем, практически никто из спикеров эту тему не вспоминал). Данный вопрос Иванов поднимает уже не в первый раз.

И снова цифры: из 70 выпущенных в 2011 году фильмов 32 — по жанру комедии. Именно они собрали почти 4 млрд рублей из собранных российскими фильмами 5.6 млрд рублей. Кроме того, в тот год вышло 23 драмы, 14 мелодрам, 4 анимационных фильмов. По мнению Иванова, очевиден недостаток внимания к детскому, историческому, военному, музыкальному, спортивному и детективному кино. По подсчетам управляющего партнера Romir Movie Research в 2011 году вышел один детский фильм (ЗОЛОТАЯ РЫБКА В ГОРОДЕ N), один музыкальный фильм (БЕЗДЕЛЬНИКИ), один исторический (ЖИЛА-БЫЛА ОДНА БАБА), один — да и то с натяжкой — спортивный (ВЫКРУТАСЫ), пара военно-исторических (УТОМЛЕННЫЕ СОЛНЦЕМ: ЦИТАДЕЛЬ, ТИХАЯ ЗАСТАВА).

Таким образом Иванов незаметно подвел аудиторию к теме госзаказа. Вопрос о том, что государству, возможно, следовало бы регулировать вопрос жанровости фильмов, был озвучен министром на заседании комитета по кинематографии 18 сентября. Нашего мнения, кажется, никто не спрашивает: на днях Мединский пообещал отдавать приоритет патриотическому и духовному кино, сказав, что народу в его лице нужен фильм про Бородино, а не режиссерские терзания (сегодня, впрочем, оправдался).

Было предложено особо привечать игровые фильмы на следующие темы (это еще не готовый список, но в том или ином виде он, судя по всему, будет принят как ориентир для оказания господдержки):

— семья, брак, любовь, верность, рождение детей
— военно-историческая тема, история отечества
— межнациональные отношения, толератность в обществе
— противодействие экстремизму, терроризму, преступности
— поиск профессии и рода занятий молодых людей
— научная деятельность как путь к прогрессу
— социально-нравственные проблемы в обществе — алкоголь, наркотики и т.д.
— социальная интеграция людей с ограниченными способностями
— экранизации литературных произведений

Для неигрового кино к вышеперечисленным темам добавляются «культура, искусство, религия, спорт, здоровый образ жизни, коренные малочисленные народы, медицина, юбилейные даты, здравоохранение, экология, природа».

Для анимации — «сказки, история отечества, военно-историческая тематика, научно-познавательные темы, изучение мира, природа, окружающая среда, экология, экранизация литературных произведений, семья, брак».

В завершение выступления Иванов обратился к михалковской инициативе о 100 лучших фильмах для школьного просмотра. В Минкульт, по словам Иванова, поступило 6 разных списков — в том числе, от Союза кинематографистов и Института культурологии. Теперь Минкульт ждет ответа Министерства образования о том, какие шаги по разработке и внедрению программы следует предпринимать дальше.

УРОКИ КИНО

Озвученное еще летом на заседании в Союзе Кинематографистов, предложение Михалкова о составлении списка из 100 фильмов, которые нужно показывать в школах, сразу понравилась министру культуры Владимиру Мединскому, который поручил начать реализацию программы. В дискуссиях о михалковском предложении было сломано немало копий — слышались опасения, что классика, которую отберут для школьников, будет для них скучна и привьет не любовь, а ненависть к отечественному кино. Самые смелые — предлагали собственные списки обязательных к просмотру фильмов. У чиновников тоже имеются соображения по поводу киноуроков — многие на самарской конференции приводили в качестве схожего кейса введение в школах «Основ православной культуры».

Виктор Долонько, культуролог, член Союза Кинематографистов:

Проблема в том, что зритель сегодня не знает ни языка кино, ни зачем он ходит в кинотеатр. Какие-либо запретительные меры невозможны, пока нет созидательной программы. Кинообразование необходимо определить как главную цель государственной политики в сфере кино, а все остальные усилия (в том числе, по прокату и фестивалям) должны помогать реализовывать эту цель. Понятно, что у Минкульта нет ресурсов, чтобы заниматься этим в одиночку. Предложение Михалкова исходит из российских реалий и возможностей: педагогов, которые бы могли вести полноценные уроки кино ,– нет, но школьные кинопоказы организовать вполне реально.
Лидия Саурова, директор «Ульяновск кинофонд»:

Хотя вести уроки кино действительно некому, эту проблему можно решить, если профессиональные кинематографисты запишут к каждому фильму видео-пояснения. (Кстати, заметим, что именно такую модель предлагает Польский институт киноискусства. Диски с польскими фильмами, которые может получить по запросу каждая школа, снабжены видео-материалами с комментариями киноведов — прим. КиноБизон).

Владимир Классен, заминистра науки и образования Самарской области

Даже при наличии фильма к фильму, киноуроки не будут иметь смысл, потому что 90% успеха зависит от контакта с аудиторией, когда специалист общается с учениками. С помощью записей такого достичь невозможно. Если курс будут вести плохие специалисты, это возымеет ровно противоположное, нежели задумывается, действие, и внушит школьникам стойкое отвращение к предмету. Поэтому предлагается все-таки сначала создать экспериментальные базовые школы с киноуроками, а потом уже заняться распространением программы. Для этого нужно собрать специалистов и бросить их на подготовку учителей. Не надо ждать 100% охвата через 1-2 года — это долгая ювелирная работа.

Часть спикеров (директор госучреждения «Агентство социокультурных технологий» Ольга Кравченко, руководитель управления культуры и молодежной политики администрации Красноярского района Самарской области Ольга Горнодуб) вспоминали советскую практику школьных киноабонементов. Некоторые посчитали, что кино нужно смотреть не в школах, а в кинотеатрах на нормальных больших экранах, поэтому программа кинообразования должна включать сотрудничество с кинотеатрами. Кстати, в Приволжье уже была попытка ввести абонементы , однако результаты сильно разнились по областям — в одной программа имела большой успех, в другой — городском округе Самара — абонемент пошел плохо.

ФЕСТИВАЛИ

В какой-то момент встречи с самарцами Олег Иванов вдруг заявил, что необходимо пересмотреть механизмы господдержки кинофестивалей — для этого создается специальный фестивальный комитет. Фестивали предложено структурировать по задачам: 1) показ кино в рамках фестиваля 2) конкурс, то есть отбор лучших фильмов 3) деловая программа. Решено выделять господдержку на 1 международный кинофестиваль на территории России (имеется в виду, как можно догадаться, ММКФ), 1 общероссийский и 5 фестивалей по отраслевым направлениям (то есть детское кино, анимация и так далее). Все остальные фестивали смогут получать господдержку только при условии, что они получают также финансирование на региональном уровне.

Эта новость не на шутку взволновала собрание. Стали вспоминать самарский детский кинофестиваль «Кино — детям», учредителями которого являются областное отделение Союза кинематографистов и студия «Волга-фильм», а также фестиваль документальных фильмов «Соль земли». Присутствующие переживали, что волжские фестивали останутся без финансирования и просили четко прописать критерии отбора — должно быть понятно, чему нужно соответствовать, чтобы получить поддержку. Директор «Марфильмофонда» (республика Марий Эл) Анатолий Харыбин волновался, что если крупные территории смогут защитить свои фестивали, то в малых республиках у кинофестивалей совсем нет шансов.

Иванов обещал отразить в резолюции внимание к кинофестивалям в небольших республиках, а также призвал с осторожностью относиться к статусу «международного» кинофестиваля. Некоторым фестивалям может быть выгодно иметь региональный уровень, потому что от этого зависит конфигурация финансирования (на международных кинофестивалях федеральный уровень может финансировать лишь российскую программу).

Зампред Союза кинематографистов Клим Лаврентьев не согласился с инициативой по изменению схемы поддержки кинофестивалей. Его, по собственному признанию, приглашали в фестивальный совет, но он отказался участвовать в комиссии, поскольку понял, что все идет к составлению списка фестивалей-фаворитов. А ведь, по словам, Лавреньева, фестивали — это едва ли единственный в наши дни способ донести кино до зрителя.

ПРАВОВЫЕ НОРМЫ/ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО

Лидия Саурова, директор «Ульяновск кинофонд»: Можно сколько угодно говорить о воспитании зрителя, но главное все же — это закон. Необходим закон о культуре, который разрабатывается уже много лет. Нужно передалать устаревший закон о господдержке.

Олег Иванов отвечал, что кинематографистам в этом вопросе не хватает юридической подкованности. Так, представленный Владимиром Бортко закон о кино оказался не законопроектом, а позицией режиссера по некоторым кинематографическим вопросам. Иванов призвал консультироваться с юристами, выдвигая требования к закону о кино, и привел в пример предложения, поступившие от Татарстана:

1) «Детализация компетенции органа кинематографии субъекта российской федерации» — закон о кино федерального уровня не может рассматривать компетенции субъектов.

2) «Льготы производителям и прокатчикам национального фильма» — если речь идет о налогах, то имеет отношение не к закону о кино, а к налоговому законодательству, ну а если имеется в виду друая форма льготы, это нужно конкретизировать. При этом совершенствовать законы определенно надо: в законе о господдержке, например, до сих пор нет определения кинофестиваля и кинотеатра.

ГОСПОДДЕРЖКА/ГОСРЕГУЛИРОВАНИЕ

Многие из спикеров говорили о том, что следует разделять понятие коммерческого и муниципального кинотеатра — муниципальным нужно давать льготы. Также поступило предложение, чтобы фильмы, которые поддерживаются государством на уровне кинопроизводства, получали льготы в госпрокате.

Ирина Бережная, директор ГУК «Саратовский областной методологический киновидеоцентр» заметила, что муниципальные кинотеатры по факту сейчас работают с дистрибьюторами на тех же условиях, что и коммерческие кинотеатры. Более того, иногда то, что государственные кинотеатры поддерживают социальные программы, плохо влияет на статистику сборов и денежный КПД, что негативно сказывается на отношениях с дистрибьюторами. Между тем, если считать, что муниципальные кинотеатры выполняют образовательно-воспитательную роль, условия для них должны быть льготными.

Дмитрий Софьин, руководитель управления культуры администрации городского округа Новокуйбышевск, Самарская область, оценил ситуацию пессимистично. По его мнению, подведомственная ему территория достаточно благополучная с точки зрения финансов. Однако в городе подумывают о том, чтобы закрыть кинотеатр, потому что тратить на него деньги бессмысленно — нет зрителя, аудитория ушла в интернет. Основная проблема — лифта между производителем и потребителям. Российские прокатчики не заинтересованы в том, чтобы фильмы дошли до зрителя. Получается, что, поддерживая кино, государство дает деньги на реализацию продюсерских, режиссерских и актерских амбиций, но зритель фильма не получает, соответственно деньги выкидываются на ветер. Предлагается поддерживать кино не через стоимость билетов, а через поддержку дистрибьюторов, которые будут организовывать качественный маркетинг отечественным фильмам.

Виктор Шориков, министр культуры Оренбургской области заявил, что кинотеатрам «нужна поддержка и сотрудничество». В области, по его памяти, очень загорелись идеей проекта «Киноклуб» Бондарчука и Пичугина, были подписаны документы, но проект, по ощущением Шорикова, сдулся. Люди хотят смотреть кино в нормальных условиях — нужно восстанавливать кинотеатры. Частники по большей части берутся за столичные кинотеатры, а в малых городах этим приходится заниматься властям.

А вот что думает Шориков по поводу регулированию количества и качества отечественного кино: с одной стороны, необходимо снимать конкурентноспособное отечественное кино по голливудским лекалам, с другой — ограничить на телевидении показ боевиков вроде Рэмбо, которые формируют неправильную кинокультуру. Промолчим.

ИТОГИ: ЧТО ЭТО БЫЛО

Что это было, мы до сих пор теряемся в догадках. Очередной пустопорожний разговор, который ни к чему не приведет, «все решения принимаются не на круглых в столах, а в кабинетах московских чиновников, которых мало волнует, что думают региональные кинематографисты и деятели культуры» ©? Недавно до нас дошли слухи, подтвержденные независимыми и внушающими доверия источниками: несмотря на то, что формально все еще вовсю ведется бурное обсуждение будущей реформы киноотрасли и всеобщими усилиями разрабатывается дорожная карта, кое-какие важнейшие решения на самом деле уже приняты высшим руководством Минкульта без учета мнения кинематографистов. Зачем же тогда, спрашивается, нужны подобные конференции?

Все в том же пресс-релизе самарского круглого стола говорится, что итоговые документы по результатам конференции «лягут в основу разрабатываемого центральным аппаратом Союза Кинематографистов РФ проекта Государственной стратегии развития культуры Российской Федерации». Чуть более подробно о том, что это значит, КиноБизону рассказал культуролог и член Союза кинематографистов, Виктор Долонько, также разъяснивший нам цель такого рода мероприятиий. С другой стороны баррикад оказался киновед, преподаватель и руководитель самарского киноклуба «Ракурс» Михаил Куперберг. Не последний человек в приволжском кино, он почему-то не был приглашен на конференцию и пошел туда по собственной инициативе, а в итоге весьма скептически оценивает ее результаты.

МНЕНИЕ ПРОТИВ: МИХАИЛ КУПЕРБЕРГ

На мой взгляд, вся конференция — одни лишь разговоры, ни к чему не обязывающие и не приводящие в ближайшее столетие. Этих разговоров я уже слышал миллион — и пять лет назад, и десять… Поэтому, мне кажется, это формальное мероприятие и ничего более. Организаторы даже не дали возможность свободно изъявить свое мнение людям, которые там присутствовали, но не были приглашены. Я, например, не был приглашен. Не были приглашены и не были выслушаны люди, которые занимаются непосредственно киновоспитанием и кинообразованием. Были только начальники, представители кинопрокатных организаций и министр культуры области.

Поэтому это все довольно односторонне. Государство уже давно всерьез ничем не занимается в области кино, поэтому все, что связано с достижениями в кино за последние 20 лет, связано все-таки с бизнесом. Это и появление новых кинотеатров, и дистрибьюторские конторы, и выпуск фильмов — это тоже, в общем-то, бизнес, иногда с участием государства, а иногда без оного. Что касается государства, то пока из обозначенных «воспитания, образования и культуры» я не вижу ни того, ни другого, ни третьего.

МНЕНИЕ ЗА: ВИКТОР ДОЛОНЬКО

Главное — не принять или не принять закон о кино, а попытаться определить, что в государственной политике в области кинематографии является самым важным. Когда в нулевые пришло осознание, что нужно восстанавливать разрушенную в 90-е киноиндустрию, была сделала ошибка, которая часто делается при принятии всякого рода концепций. Это касается не только культуры, но и социальной сферы в целом. Определяется огромный набор задач, и все они начинают решаться одновременно. Но есть закон об оптимальном управлении: задача решается, если определена главная цель, а все остальные выведены в так называемые краевые условия. Если этого не понимать, результата не будет.
После предложения Михалкова о 100 лучших фильмах вдруг, как это ни парадоксально звучит, обозначилась та самая компонента, которая, на мой взгляд, и должна стать целью. Это не реформа ради институциональных изменений или ради определения жанровых или иных критериев государственной поддержки. Мы должны заняться подготовкой квалифицированного зрителя. Цель развития культуры — совершенствование качеств человеческого капитала. Все остальное вторично. Необходимо, чтобы каждый имел возможность к самосовершенствованию.

По результатам конференции были приняты обращения в Министерство культуры, Министерство образования, Фонд кино, правительство. Проблема, которую мы собираемся решать, межведомственная — ее невозможно решить в рамках одного только Министерства культуры. Теперь московские члены Союза кинематографистов — в первую очередь, я имею в виду секретарей СК — с одобрения высокого собрания будут дома заниматься редактурой высказанных предложений.

Когда-то давным-давно мне дали почитать книжку Толстого, там были слова: «делай, что должен, и будь, что будет». Я не то что бы фаталист, но я считаю, что то, что мы делаем, нужно делать. Безусловно, сегодняшнее собрание само по себе ничего не дало. Но существует благовещенская встреча, в феврале будет встреча в Белых Столбах, идет достаточно энергичная деятельность в направлении, связанном с российским кинематографом. У меня есть определенный скепсис по поводу действий нынешнего федерального министра культуры и его заместителя — я не очень понимаю, зачем эти две фигуры появились на горизонте, хотя и понимаю, в чем беда предыдущего состава министерства. Пока, к моему великому сожалению, нелепица на нелепице. Но это долгосрочная программа, и завтра она реализована не будет ни при каких обстоятельствах. Что касается перспектив, то либо она будет реализована, либо кинематографа в этой стране не будет вовсе. Другого пути нет.

Текст — Дарья Горячева, при участии Никиты Никитина (Самара) и Федора Корочкина (Санкт-Петербург)

http://kinobizon.ru/2012/11/02/kinoeducation-v-samare-ot-rmr/
Tags: Кино, Культурная политика
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments