Виктор Долонько (dolonyko) wrote,
Виктор Долонько
dolonyko

Category:

«Следы многих преступлений ведут в будущее»

Первой премьерой сезона в Самарском академическом театре драмы стал «Макбет» У. Шекспира в интерпретации литовской постановочной группы, возглавляемой Альгирдасом Латенасом.

 

Искусная игра, затеянная постановщиками спектакля с классическим текстом, читанным-перевиденным, настолько захватывает, что избавляет меня от необходимости заниматься не своим делом – анализировать профессиональные компоненты спектакля. С меня достаточным будет поговорить о смыслах, а артистам дать возможность сыграть спектакль несколько раз, освоиться с предложенными обстоятельствами, а уже затем разворачивать на страницах газеты дискуссию о том, «что такое хорошо и что такое плохо».

Это ведь такая дурная журналистская привычка – начать сразу после премьеры предъявлять претензии к исполнителям по высшему счету. А когда ещё – вправе спросить коллеги, если для редакторов премьера – единственный из всех мыслимых мотивов вспомнить о театре? Но у нас же такая возможность есть.

Поэтому вернемся к смыслам.

Режиссер «вернул» шекспировским персонажам их истинный возраст. И Макбет (в исполнении Даниила Богомолова), и леди Макбет (Наталья Ионова) – моложе тридцати. Но каково различие между возрастами взросления в одиннадцатом (когда жил прототип – реальный король Шотландии, взошедший на трон, кстати, в тридцать пять) и двадцать первом веках? Похоже, что режиссер – плоть от плоти приверженец литовского символического театра, связанного у российских зрителей, прежде всего, с именем Эймунтаса Някрошюса, – позволил исполнителям не продираться через дебри исторической достоверности, а попробовать «прожить» свои образы, не отказываясь от психологических особенностей, присущих им, из поколения двадцати-тридцатилетних, но живущих на тысячелетие после Макбета.

Получилось завораживающе. От ужаса.

На сцене группа молодых, инфантильных до кончиков ногтей субъектов затеяла игру в борьбу за власть. Для них нет никаких правил, нет никаких табу. Есть одно желание – выиграть. Главный приз таков, что не жалко никого – ни войско, ни друзей, ни покровителей, ни себя. Впрочем, ничего и не нужно – ни денег, ни женщин, ни изысканных яств, собственно, никаких материальных результатов, которыми Власть способна наделить обладателя ею. Никаких пороков кроме одного – выиграть игру. Доказать чего-то там себе и своей супруге, к которой нет ни любви, ни нежности – одна страсть.

Страсть, которая вполне оправданно позволила «уточнить» название спектакля – «Леди Макбет» (привет дедушке Фрейду!).

Кровь и стеб правят на сцене, и по ходу исчезают с неё все, начиная с никчёмного похотливого фигляра Дункана (в блистательном исполнении Владимира Гальченко), чьё бездействие, по сути, развязало всё это реалити-шоу.

Это тоже правило игры. Правило, о котором игроки даже не подозревали, – всё живое гибнет в процессе игры. Побеждает тот, кто смог отказаться от всего человеческого.

В спектакле нет налета шекспировской мистики. И быть не может – действующие лица настолько прагматичны, настолько лишены комплексов – всех, включая главные из них – совести и веры.

Лаконичная сценография Гинтараса Макарявичуса с её центральным элементом – двумя застеклёнными прямоугольниками, складывающимися в комнату-клетку, куда попадают жертвы, – так напоминает телевизионные декорации, что визуальные параллели с «За стеклом» напрашиваются с очевидностью. И музыка Фаустаса Латенаса – гротесковая, в которую причудливо вплетены цитаты из классики и современного эстрадного «мэйнстрима»; и выразительная пластика, предложенная Арнольдасом Яляняускасом, и шаржированные костюмы Сандры Страукайте, вобравшие в себя традицию «ролевиков» и вместе с тем так отчетливо напоминающие о нездоровье тех, кому они впору…

Получилась антиутопия. Такая знакомая – выгляни в окно, выйди на улицу – вот она…

«Следы многих преступлений ведут в будущее», – говорил мудрый польский иронист Станислав Ежи Лец. Придите на этот спектакль, и вы поймете его, это будущее, чуть лучше. Только не сочтите за труд – прочитайте Шекспира. Театр предлагает «Макбет» в лучшем, на мой взгляд, переводе петербуржца Юрия Корнеева. Получите удовольствие и от сравнения его с интерпретациями Пастернака и Лозинского (почти уверен, что вы знаете трагедию по ним).

Статья опубликована в издании "Культура. Свежая газета" №19-20 от 27 сентября 2012 года.

Tags: Культура Самары, Самарский театр драмы
Subscribe

  • Потомки племени «самары»

    Рубрика: О языке Татьяна РОМАНОВА * Происхождение названия Самара до того темно и неоднозначно объясняется многочисленными…

  • Город на «Б»

    Михаил ПЕРЕПЕЛКИН * Фото автора Помните вот это: « Из города А в город Б, находящийся на расстоянии 200 км от города А, выехал…

  • Легенда о подземной церкви

    Елена ШИШКИНА Фото автора В лесах между Старой Бинарадкой и Новым Буяном и сейчас, когда все они изрезаны тропами и дорожками, можно…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment