November 19th, 2021

Авось, авоська и другие

Рубрика: О языке

Татьяна РОМАНОВА *

В русском языке практически нет исконных слов, начинающихся на А. Почти все, что на А, – заимствованные. Некоторые слова очень давно пришли к нам с церковными книгами (ангел, ад, аминь), хотя вполне освоились в бытовом языке, образовав множество мудрых речений: «В людях ангел, а дома – черт»; «Лучше с умным в аду жить, чем с дураком в раю»; «Пусти душу в ад, будешь богат»; «Не скажешь аминь, так и выпить не дадим».
Много слов заимствовано от восточных соседей: алый, амбар, арбуз; еще больше – от западных: адрес, аллея, ажур, акварель, актер, армия, аллигатор, автор, академия, анекдот, апогей, арифметика, администрация, агитация, адвокат.
Тем интереснее те немногие слова, которые считаются чисто русскими по происхождению. Это, прежде всего, междометия, частицы и звукоподражательные слова: агу, ага, ай, ам, ау, аукать(ся): Как аукнется, так и откликнется.

Междометие ах способно выражать целую гамму чувств. От него образовались глаголы и существительные, особенно интересные в поговорках: «Ахи да охи, да бабьи вздохи»; «Ахал бы дядя, на себя глядя»; «Одна ахает, другая подахивает»; «На каждого баяльщика по семи ахальщиков».
Устаревшее междометие ась означало «что?», аськать – «повторять ась по привычке, без толку». Те, кто аськал, назывались аська, аськала. Так можно было называть и мужчину, и женщину, но специально для мужчин было еще слово асечник, а для женщин – асечница. В начале XXI в. в разговорной речи появляется абсолютно созвучное, но совершенно не родственное слово – популярная сетевая аська (ICQ от англ. «я ищу тебя»).
Непереводимое слово авось в многочисленных русских поговорках может быть и частицей, и существительным: «Авось живы будем, не помрем»; «Русак на авось и взрос»; «Авось – вся надежда наша»; «Авось до добра не доведет»; «Авось не бог, а полбога есть». В XVII в. слово имело форму авося: «авося да будет так, да свершится». В. Даль объясняет его происхождение сращением устаревшей фразы а-во-се «а вот сейчас». Присказка авось подразумевала Бог даст.
Авоська м. р. – «будущий желанный случай, счастье, удача»: «Вывезет и авоська, да не знать куда»; «Держался авоська за небоську, да оба упали»; «Авось с небосем водились, да оба в яму ввалились»; «Кто авосьничает, тот и постничает» (голодает); «Поавоськаем; авось, до чего-нибудь доавоськаемся».
Выражение русский авось появилось у Пушкина в «Сказке о попе и работнике его Балде», в которой поп «понадеялся на русский авось».
В советское время было популярно просторечное слово авоська – «плетеная или вязаная сумочка (сетка) под продукты питания или иные нетяжелые предметы, которую берут с собой на всякий случай, на авось».
Концепт авось отражает характерную черту русской ментальности – надежду на то, что все само собой устроится. Он часто употребляется в «русском тексте» с глаголами в форме будущего времени: «Авось, аренды забывая, / Ханжа запрется в монастырь, / Авось по манью Николая / Семействам возвратит Сибирь… / Авось дороги нам исправят…» (Пушкин. Евгений Онегин).

* Кандидат филологических наук, доцент Самарского университета.

Опубликовано в «Свежей газете. Культуре» от 11 ноября 2021 года, № 21 (218)

Она изучала Самару…

Дмитрий СТАШЕНКОВ *

29 сентября исполнилось 75 лет со дня рождения Руфины Миннуровны КЛЮЧНИКОВОЙ (Юнусовой) – археолога, музейного работника, заслуженного работника культуры Российской Федерации.

Она родилась в с. Дюртюли Башкирской АССР. Сейчас это город с населением более 30 тыс. жителей, центр Дюртюлинского района Республики Башкортостан, а сразу после войны это было большое село на берегу реки Белой, в котором проживали 4 500 человек. В селе имелись речная пристань, маслодельный завод, элеватор, мельницы, две средние школы. После начала разработки в 1957 году Манчаровского нефтяного месторождения село начало быстро развиваться и в 1964-м получило статус рабочего поселка.

[Spoiler (click to open)]
Окончив среднюю школу, Руфина Миннуровна устроилась на работу в библиотеку 8-летней школы в Николо-Березовке, находящейся в 100 км к северу от с. Дюртюли. Теперь она оказалась в крупном рабочем поселке городского типа на самом берегу Камы...
В 1966-м Руфина поступила на исторический факультет Башкирского государственного университета. Среди преподавателей университета была Галина Ивановна Матвеева, которая так сумела заинтересовать свою студентку археологией, что она посвятила этой науке не только свое первое студенческое лето, приняв участие в археологической экспедиции, но и значительную часть своей взрослой жизни.
Галина Ивановна ценила свою ученицу. Не случайно ее фамилия (студентки второго-четвертого курсов) значилась на титульном листе «Отчетов об археологических экспедициях Башкирского государственного университета» в 1967-м и 1969-м. Более того, когда Галина Ивановна в 1969-м переехала в Куйбышев, поступив на работу в только что открывшийся Куйбышевский государственный университет, она продолжала помогать Руфине. Именно по ее рекомендации в августе 1971 г. вчерашнюю выпускницу Башкирского университета принимают на работу в Куйбышевский областной краеведческий музей. Приехав в Куйбышев, совершенно чужой для нее город, первые годы Руфина жила у Галины Ивановны (как и несколько других ее иногородних учеников).
В Куйбышевском областном краеведческом музее Руфина Миннуровна проработала почти 30 лет: экскурсоводом, затем научным сотрудником и заведующей отделом. Руфина Миннуровна сумела сродниться с Самарой/Куйбышевом, стала своей для города и его жителей. Она кропотливо изучала историю края, и люди, которые обращались к ней за помощью в подборе краеведческих материалов, не задумывались о том, что живет она в городе сравнительно недавно. И хотя по долгу службы она занималась преимущественно самарской историей рубежа XIX–XX вв., ее любимым занятием была археология.
Самый активный период ее занятий археологией пришелся на первую половину 1970- х. Она принимала участие в экспедициях Г. И. Матвеевой, организовывала собственные экспедиции. Свое внимание она сосредоточила на памятниках именьковской культуры, которая тогда была одной из наименее изученных археологических культур Поволжья. Сама Галина Ивановна вплотную займется именьковскими памятниками в начале 1980-х годов, а пока Руфина Миннуровна самостоятельно проводила раскопки Муромского, Выползовского селищ на Самарской Луке, Водозаборного селища недалеко от Тольятти. По результатам раскопок она готовила публикации, выступала с докладами на научных конференциях в Москве, Уфе, Куйбышеве.
Археологией Руфина Миннуровна хотела заниматься серьезно. В 1974 г. она даже сдала кандидатские минимумы. Но после замужества и рождения сына от активной археологической деятельности она отошла. Зато к археологии в музее благодаря ее активности вновь стали относиться серьезно. Всего за пять лет Руфина Миннуровна сумела поставить на учет 35 археологических коллекций, многие тысячи предметов. Во многом благодаря этому значительному увеличению фондов музей смог получить вторую категорию, от чего зависели и статус самого музея, и зарплата сотрудников. Впоследствии, хотя должность заведующей отделом истории прошлого требовала уделять внимание различным вопросам музейной деятельности, Руфина Миннуровна продолжала ездить в экспедиции, занималась комплектованием археологических фондов.
К сожалению, Р. М. Ключниковой принадлежит совсем немного публикаций по истории и археологии Самарского края. Возможно, она слишком требовательно относилась к себе и старалась достичь на бумаге идеального раскрытия интересовавшей ее темы. Наверное, она надеялась заняться научными статьями позднее. Не получилось. Но она смогла высказаться и иным способом – через создание музейных выставок и экспозиций. Главная из них – созданная под ее руководством в особняке А. Г. Курлина экспозиция по истории Самарского края с основания Самарской крепости до событий 1918 года, с которой познакомились десятки тысяч самарцев и гостей города. Именно она сформировала отношение к дому Курлиной как к музейному комплексу.
Руфине Миннуровне была свойственна увлеченность тем делом, которым она занималась, способность добираться до сути вопроса. Она была эрудированным человеком, прекрасным рассказчиком. Рассказывая об истории Самары, она иногда так увлекалась, что забывала о времени, и вместе с ней забывали о времени и посетители музея. Ее отличали принципиальность, целеустремленность, сила духа, требовательность к себе, забота о людях и внимание к ним.
Наверное, через два десятилетия после ее ухода о Руфине Миннуровне в современном музее напоминает уже немногое... Однако светлая память о ней остается в сердцах тех, кто близко ее знал. Остались собранные ею коллекции. Вещи... Экспонаты... Память...
***
В Самарском областном историко-краеведческом музее им. П. В. Алабина стараются помнить о людях, которые внесли свой вклад в становление и развитие музея. Скоро выйдет из печати отдельное музейное издание, посвященное Руфине Миннуровне Ключниковой **. Материалы о ней представлены и на новой выставке «135 лет музея имени П. В. Алабина в фокусе археологии». Значит, вспомнить или узнать о Р. М. Ключниковой смогут многие самарцы, в том числе и совсем юные. Ей было бы приятно, что ее вспоминают добрым словом…

* Кандидат исторических наук, ученый секретарь Самарского областного историко-краеведческого музея имени П. В. Алабина.
** Сташенков Д., Кочкина А., Васильева И., Кузнецова Л., Салугина Н. Страницы истории Самарской археологии: к юбилею Р. М. Ключниковой. – Самара: СОИКМ им. П. В. Алабина, 2021. – 48 с., илл.

Опубликовано в «Свежей газете. Культуре» от 11 ноября 2021 года, № 21 (218)

Что бы это такое почитать…

Рубрика: Habent sua fata libelli *

Герман ДЬЯКОНОВ **

Был когда-то такой девиз: «Больше книг хороших и разных». Великое детище ХХ века, Интернет, очень способствует решению проблемы. Подумайте только, что было бы, если издать всё написанное за последние недели хотя бы тиражом в десять экземпляров. Древесины не останется даже на зубочистку. Читать всё – дело безнадежное, пробежимся хотя бы по верхам.

Название книги – это первое, что видит потенциальный читатель. Известно, что яхта поплывет точно так, как вы ее назовете. Только Пушкин и другие классики могли называть свои произведения «Евгений Онегин» или «Анна Каренина». В наши дни подобное вольнодумство не прокатит. Например, лидер в череде вообще всех авторов, по версии приложения «Книжная лавка» для моего смартфона, Елена Звёздная посвятила свое творчество потусторонней жизни. Литсериал про Академию проклятий состоит из книг с тем же названием, снабженных номером. Среди прочих шедевров нового классика (Стивен Кинг – на шестом месте, Акунин – на девятом, даже великая Донцова – на четвертом) есть серии книг «Город драконов» и «Долина драконов», «Мертвые игры», «Темная империя» и куча других. Да что я говорю, вы все прекрасно знакомы с творчеством этой великой беллетристки, на 13 мест опередившей Агату Кристи.
В наши дни мужчины почему-то манкируют литературкой. Только Пелевин еще на плаву, да еще пара-тройка лиц сильного пола. Зато тетеньки вроде как бы даже ушли из большого секса в великую литературу, ибо при такой плодовитости (увы, увы, только в переносном смысле) сочинительство должно отнимать 28 час/сутки. Донцова, Устинова, Александрова, Шитова, Калинина, Ольховская – и это только спецы в жанре иронического детектива!
Этот жанр предполагает, что как только вы встречаете на его страницах очередную жертву, вас охватывает такой смех, что порой назвать его неописуемым грешно (не всегда успеваем добежать до туалета, что уж скрывать). Под стать и заглавия книг этого жанра: «Львиная доля серой мышки», «Муж и другие мелочи жизни», «Вредная привычка жить». Какие там «Бедные Лизы» или «Тарасы Бульбы» – что мы, маркетинговые курсы не окончили, что ли?! Причем литературные качества творений скучающих дамочек весьма своеобразны. Кажется, поздняя Донцова беллетризует телефонные справочники разных организаций, так много у нее персонажей.
Не отстают в плодовитости так называемые попаданцы, всем своим творчеством опровергающие утверждение, что в исторических книгах отсутствует сослагательное наклонение. Сидит человек дома на диване, вдруг – хрясть, он уже в прошлом, где спасает невинно убиеннаго царевича Димитрия и возводит его на трон. Или маленького Володю Ульянова склоняет к блуду и прочим излишествам нехорошим. Да мало ли что. И уж совсем-совсем избаловали нас авторы жанра фэнтези. Это дожившие до наших дней Поприщин и его соболезники из Толстого и Лу Синя решили продолжить свои «Записки». Так что книг сейчас непристойно много, спасает лишь их виртуальность. А вот по поводу их «хорошести» есть у меня весьма огромные сомнения. Ну, да ладно, у каждого свой вкус. На прощанье поделюсь шуткой. «Я смотрю, у тебя электронная книга? Что, пытаешься бросить читать?»

* Книги имеют свою судьбу.
** Специалист по теории информатики.

Опубликовано в «Свежей газете. Культуре» от 11 ноября 2021 года, № 21 (218)