November 15th, 2021

Над селением Кошки уже брезжит рассвет...

Ольга ГОРОДЕЦКАЯ

Вся эта история заверчена-закручена вокруг Кошек: именно так, с тюркским корнем Кош – бивуак, временный лагерь – было названо село, ставшее волостным, а позднее – районным центром.

В каждом уважающем себя старинном селе есть своя легенда, свой человек-бренд. Есть такой и в Кошках – купец Бичин. Самый богатый был, самый удачливый – мельница Бичина, магазин Бичина. Они и сейчас стоят себе, постаивают. И если мельницей в 90-е перестали пользоваться, то магазин Бичина и сегодня – центральная торговая точка села Кошки.
Но не только своим богатством и таровитостью вошел в историю Бичин. Памятен он своим землякам и тем, что в годы Гражданской войны у белых выкупал от расстрела своих красных односельчан, а потом и у новой власти выручал за какой-нибудь ощутимый профит друзей детства. Сам он держал нейтралитет, насколько это было возможно. Да, выпивал и закусывал и с белыми, и с красными. Чтобы мельница зерно молола, а магазин товаром был полон. Время было такое...
Так уж сложилось, что в местном краеведческом музее отдельной экспозиции, посвященной купцу Бичину, нет. Зато сам музей, вернее, его здание, в истории потомков семейства Бичиных сыграл серьезную роль. Судите сами...

Евстолия Бичина

[Spoiler (click to open)]
Таровитый купец наследников не имел. Потому и приветил у себя родного племянника Александра, сына брата Семена. Племянник был образованный и стал у купца всеми счетами ведать. И невеста ему отыскалась здесь же, в Кошках, – из хорошей семьи. Отец Иван Николаевич Городецкий был лесничим, человеком уважаемым, его дед Стефан Городецкий переехал в Кошки из польских краев в середине XIX века. А мать, Юлия Петровна, в девичестве Софийская, происходила из старинного священнического рода, который до 1784 года прослеживается. Уж куда как лучше для Кошек...

Семья Ивана и Юлии Городецких

Единственное – приданым все дочери семейства Городецких были небогаты. Работал в семье один Иван Николаевич, а дочки рождались одна за другой... Зато все красавицы – в мать. Старшая, Надежда, вышла замуж за Александра Бичина. Здесь же, в Кошках, у них и дочь родилась, как оказалось, единственная. Евстолией нарекли. Батюшка местный был строг: раз по святцам в этот день Евстолия, значит, так тому и быть. В переводе с греческого имя означает «хорошо одетая».

Свадебная фотография Надежды Городецкой и Александра Бичина

Ее мать Надежда Бичина, имея свободное время, стала обшивать всю семью, а после революции, когда и купцу Бичину, и его племяннику Александру туговато пришлось, вообще стала заправской модисткой. Была она со своей швейной машинкой «Зингер» на все Кошки единственным кутюрье. Шили у нее все, кому было из чего и на что шить. Оплату за работу брала всем, чем придется: и продуктами, и вещами... Время такое было. Но это уже после 1917-го.
Евстолия родилась во время Первой мировой войны. Для России это было тяжкое испытание. А для маленькой Евстолии это историческое событие спасением обернулось... Заболела она во младенчестве, а чем, что болит, ребенок сказать не может. Педиатрия в Кошках, как вы понимаете, была не на передовом уровне. Перепробовали всё: и фельдшер старался, и бабки, да ничего не помогало. Велели приготовиться к самому худшему и молиться.
И тут в село на постой военных расквартировали. И была среди них женщина-врач. Единственная. Вот ее на квартиру к Надежде Бичиной и определили. Дом просторный, чистый. Только грустные все... Врач и спроси: что случилось? Ей и сказали про младенца Евстолию. Осмотрела она ее и тут же велела срочно ехать в город и купить нужное лекарство. Чтобы запас был. А на первое время у нее нужный порошок нашелся. Так Евстолия была спасена благодаря историческим событиям 1914 года. И, как оказалось, совсем не напрасно спасена!
А что же Кошкинский музей, вернее, его здание? После революции в этом добротном деревянном доме устроили почту и телеграф. И Евстолия Бичина стала после специальных курсов работать здесь телеграфисткой. От капиталов Бичиных давно ничего не осталось...
Евстолии уже 20 исполнилось, девушка она была видная, да только женихов подходящих всё не было. На работе она часто передавала телеграммы за подписью «Виктор Стрелков» – тот отправлял их из Кошек в свою центральную организацию «Заготзерно». А Евстолия, принимая их по телефону, подтверждала: «Приняла Бичина».
И однажды зимним вечером на пороге телеграфа в клубах морозного пара возник высокий молодой человек – статный брюнет с синими глазами. «А кто здесь Бичина?» – спросил брюнет. «Это я», – робея, но не тушуясь, ответила Евстолия. «А зовут вас как?» – «Тося». – «А меня Виктор. Я приехал посмотреть, кто же у меня телеграммы принимает».

Виктор Стрелков

Так они и познакомились. И очень быстро поженились. Была здесь, правда, одна небольшая хитрость со стороны жениха. Евстолия была девушка серьезная и не хотела выйти замуж за человека моложе себя. «Виктор, а вы какого года?» – храбро спросила она суженого. «А вы какого?» – не растерялся соискатель руки и сердца хорошенькой телеграфистки. «Я с 1914», – честно ответила Евстолия. «И я с 1914-го», – уверенно ответил Виктор. Хотя был с 1916-го, на два года моложе.
Но вся их последующая жизнь доказала, что Виктор Стрелков был прав, пойдя на эту маленькую хитрость. Они вырастили вместе восемь детей. Среди них оказалась и женщина-врач, кандидат медицинских наук, кардиолог. И женщина – старший баллист ЦСКБ «Прогресс», которая рассчитывала траектории полета наших ракет. И женщина – старший научный сотрудник Музея-усадьбы Алексея Толстого. И женщина – инженер оборонного предприятия. И три сына – нефтяники. И уже следующее поколение потомков Бичиных и Стрелковых слушает семейную историю, начавшуюся в Кошках. Пишет на эту тему научные исследования с архивными изысканиями. И читает стихи-буриме, которые бабушка Евстолия написала как-то вечером за 10 минут, сидя на крылечке в саду:
Над селением Кошки уже брезжит рассвет,
В приоткрытом окошке показался букет,
За букетом головка и глазок голубой,
И нужна лишь сноровка,
И я буду с тобой.
Я пришёл до рассвета с чемоданом в руках.
Я готов ждать все лето,
Но вот так, на ногах,
Мне чуть-чуть неудобно,
Мне бы стул раскладной,
Да лепешек бы сдобных,
Да судак заливной...
Испекся б я на солнце,
Может, сжалилась б ты,
Приоткрыла оконце,
Отодвинув цветы...

Опубликовано в «Свежей газете. Культуре» от 11 ноября 2021 года, № 21 (218)

Самара в их жизни. Николай Александрович (1843–1865)

Александр ЗАВАЛЬНЫЙ *

Выдающийся правовед Борис Николаевич Чичерин говорил, что Николай Александрович мог стать самым образованным и либеральным монархом не только в русской истории, но и во всем мире. Сын Александра II, Николай с детства отличался живым и пытливым умом. В одиннадцать лет, после восшествия отца на трон, Николай стал наследником российского престола. В 1863 году цесаревич совершил ознакомительную поездку по стране. Сопровождавшие его профессор И. К. Бабст и будущий обер-прокурор Синода К. П. Победоносцев публиковали в «Московских ведомостях» письма о путешествии, которые вскоре были изданы отдельной книгой.
15 июля Николай Александрович со свитой прибыл на пароходе в Самару. На берегу Волги и около сооруженных по случаю визита триумфальных ворот скопилась масса народу. С большим трудом гостям удалось проехать в собор, а после службы наследник отправился в предоставленный ему Дом дворянского собрания, осмотрев по пути отряд оренбургских казаков.

Утром следующего дня подул горячий ветер, превратившийся к обеду в ураган. Когда он стих, в вокзале Струковского сада в честь цесаревича был дан торжественный обед. Аллеи и дорожки сада заполнила любопытствующая публика, неудержимо кричавшая «ура!». Пообедав, Николай Александрович посетил кумысные заведения Н. В. Постникова и Е. Н. Аннаева, а еще успел посмотреть троечную езду запряженных в арбу верблюдов.
17 июля центральным пунктом программы стало посещение устроенной в 10 верстах выставки, на которой были представлены образцы почв из разных мест губернии, пшеница, ячмень, овес, рожь, горох, различные травы и растения. Отдельная экспозиция включала уголь, серу, соль, нефть, лечебную воду. Внимание гостей привлекли макаронные изделия, три сорта муки, крахмал, пиво, сало, воск, табак, сигары. А еще были ковры и сукна крестьянской работы, кушаки, лен, холст, ножи, женские головные уборы.
В этот же день Николай Александрович посетил фотографию прусского подданного А. Баха, тогда единственную в Самаре, где сфотографировался со своей свитой. Цесаревичу был преподнесен специально изготовленный фотоальбом со снимками представителей всех этносов, проживавших на территории Самарской губернии.
В 1864 году во время заграничного турне цесаревич в свой день рождения был помолвлен с дочерью короля Дании принцессой Дагмар. В Италии Николай Александрович неожиданно заболел. Долгое время врачи не могли поставить диагноз, а потом уже было поздно. Он скончался от туберкулезного менингита. Тело на фрегате «Александр Невский» отправили на родину. Его любимый брат, ставший императором Александром III, женился на Дагмар. А своего сына и наследника назвал Николаем. Хотя, может быть, не надо было этого делать. Уж слишком страшная и тоже преждевременная смерть была ему уготована.

* Краевед, главный библиограф Самарской областной универсальной научной библиотеки, заслуженный работник культуры России.

Опубликовано в «Свежей газете. Культуре» от 11 ноября 2021 года, № 21 (218)