November 2nd, 2021

Девонширский охотничий гобелен «Охота на лебедя и выдру»

Вячеслав СМИРНОВ *
Фото автора

Прогнозирую: новый спектакль драматического театра «Колесо» может быть подвергнут критике с разных сторон.

Одной напасти ужалось избежать самостоятельно: например, в репертуарной афише всё еще фигурирует ранняя версия названия спектакля – «Олюнидз Love», что является отсылкой к песне «Битлз» All You Need Is Love («Всё, что тебе нужно, это любовь»). Но, во-первых, ни на слух, ни визуально прежнее название не было понятно широкому зрителю, на которого рассчитан спектакль, а во-вторых, стремление приукрасить название, ввернув в него иностранное слово, да еще и написанное латиницей, – все-таки говорит о дурном вкусе.
Некоторые критики обратили бы внимание на нецелесообразность ввода в репертуар одинаковых по сути спектаклей. Понятно, что все комедии положений в чем-то повторяют друг друга, но прошлогодняя премьера «Люкс для иностранцев» смотрится рядом с нынешней «Шикарной свадьбой» если и не сестрой-близнецом, то уж точно родной сестрой.
Многие бы отметили сам факт постановки такого спектакля как шаг назад для театра: подобные комедии есть в каждом провинциальном театре, который любыми путями вынужден организовывать кассовые сборы, ставя низкопробную пошлятину для непритязательной публики.


[Spoiler (click to open)]
А еще кто-то наверняка скажет, что Наталья Дроздова, назначенная в нынешнем сезоне художественным руководителем драматического театра «Колесо», смотрится в «Шикарной свадьбе» как свадебный генерал, настолько узок данный драматургический материал для ее дарования, что отведенную народной артистке России роль смог бы сыграть любой статист, наряженный, как и ее героиня, словно новогодняя елка.
Но мы не такие, мы не пойдем по пути огульного охаивания постановки. Наша задача – увидеть все самое интересное и хорошее в спектакле.
Постановка изначально была нацелена на успех. В качестве режиссера пригласили известного человека, не чужого театру «Колесо» Игоря Касилова. Я видел по телевизору: во время выступления его дуэта с Чвановым «Матрена и Цветочек» зрители смеются в зале. Стало быть, и здесь должен звучать смех. Сложно сказать, известен ли Касилов как режиссер в театральном мире, но в Тольятти его помнят и с интересом относятся ко всем его проявлениям.
У Натальи Дроздовой роль небольшая, но яркая, попугаистая, с причудой. В конце первого акта, перед самым закрытием занавеса, ее персонаж впервые в спектакле выходит на сцену и с пафосом произносит: «А вот и я!» Полагаю, такова и была задумка режиссера: возвращение примы на сцену родного театра, куда ее нога не ступала девять лет, и должно быть претенциозным, пафосным, но в то же время ироничным, смешным. В спектакле Дроздова играет Дафни, женщину «за сорок», очень эмоциональную мать невесты. В сюжете присутствует ее муж и, соответственно, отец невесты – о нем говорят, персонажи реагируют на его поступки, но он не появляется на сцене, и даже его голос не звучит из-за кулис. У Дафни такая же декоративная функция, но ради Дроздовой этот персонаж сделали видимым и осязаемым. Хоть и откровенно немногословным.
В пьесе жених Билли (Глеб Баканов) охарактеризован как человек, редко владеющий ситуацией. С этим персонаж справляется на все сто: комедия положений и строится на том, что каждый поступок героя лишь делает ситуацию все хуже и хуже. Хэппи энд заканчивается незапланированной романтической историей, но в это не очень веришь, наблюдая череду действий Билли. Отправь такого в магазин за хлебом – он деньги потеряет и сам заблудится.
Его друг и шафер на свадьбе Том (Антон Иванов) характеризуется как человек серьезный и надежный. Так и должно быть, по идее, ведь на него возложена организация свадьбы, решение всех вопросов. Но случается нечто, о чем зритель узнает в первую секунду спектакля, и характеристика героя начинает противоречить установкам автора. Теперь это неуправляемый, непредсказуемый, агрессивный человек. Не скажу, что на его месте так поступил бы каждый. Но героя понять можно.
В отличие от всех предыдущих персонажей, невеста Рэйчел (Екатерина Егорова) всегда владеет ситуацией. Причем владеет настолько, что иногда это приводит в замешательство ее жениха Билли. Даже не в замешательство – в испуг: он и сам признается, что до момента свадьбы не замечал подобных качеств за своей возлюбленной. Зритель сразу смекает: ага, браку не бывать!
У Александры Баушевой, исполнившей роль Джуди – камень преткновения всей этой истории, – персонаж получился нежным и беззащитным. И в то же время способным принимать решения, которые меняют не только ее жизнь, но и жизнь окружающих.
Наконец, во всех комедиях положений есть некий буфер между конфликтующими или погрязшими в недоразумениях сторонами – это какой-нибудь дворецкий, кельнер, стюард. В нашем случае – горничная Джули (Вера Зиновьева). В первую очередь обратил внимание на хорошую физическую форму актрисы. Нет, она не выполняла трюки, это не подразумевалось ролью. Она выглядела как тренированный человек. Вспомнилось ее участие в самостоятельной работе «Недетские сказки», которая была показана нынешним летом в рамках фестиваля «Премьера одной репетиции», тогда тоже все в первую очередь обратили внимание на хорошую физическую форму актрис. Рассматривалась идея включить «Недетские сказки» в репертуар «Колеса», но одна из актрис, составлявшая дуэт в данной работе, уволилась из театра. Чего уж теперь горевать о несбывшемся, вернемся к сегодняшней премьере. Дело в том, что роль Веры Зиновьевой – лучшее, что есть в спектакле «Шикарная свадьба». Горничная здесь яркая, самодостаточная, не подверженная чужому влиянию, имеющая собственное мнение. Я пишу какую-то ерунду – просто не знаю, как аккуратней изложить словосочетание «баба-огонь». Пожалуй, надо вспомнить и пересмотреть другие прежние работы актрисы. Хотя, когда выделяешь кого-то из общего ряда – люди начинают обижаться. Ну, извините.
Первая премьера сезона в изобилии присутствует в октябрьской и ноябрьской афише. Ничего удивительного, ведь спектакль и был рассчитан на массовое привлечение зрителя. Публику будоражат сюжеты «резкие, как понос», когда события происходят в считанные секунды, меняясь, переворачиваясь с ног на голову.
Кстати, на заднике сцены публика весь спектакль разглядывала репродукцию девонширского охотничьего гобелена «Охота на лебедя и выдру». Не стесняйтесь заглянуть в поисковик – о чем идет речь: услужливый Интернет тут же выдаст картинку размером 9152х3005, чтобы вы могли разглядеть все детали масштабного покрывала. Какой божественный месседж кроется в этом послании? Большая загадка.

Драматический театр «Колесо» имени Г. Б. Дроздова (Тольятти)
Роберт Хоудон
Шикарная свадьба
Любвеобильная комедия
Режиссер-постановщик – Игорь Касилов
Художник-сценограф – Сергей Дулесов
Художник по костюмам – Елена Бабкина

* Член Ассоциации театральных критиков (Тольятти).

Опубликовано в «Свежей газете. Культуре» от 21 октября 2021 года, № 20 (217)

Деревенский детектив: цикл песен

США, 2021
Режиссер Билл Моррисон

Рубрика: Смотрим вместе

Олег ГОРЯИНОВ *

«24 июля 2016 года я получил письмо от друга, исландского композитора Йохана Йоханнсона. Он сообщил о том, что один моряк выловил катушки с пленкой, которые были переданы в местный киноархив. Он предположил, что, возможно, меня это заинтересует».
Титрами такого содержания, наложенными поверх кадров воды и медленно погружающегося на дно ящика с пленками, открывается новый фильм американского документалиста Билла Моррисона. Находка, которая выступила поводом для этого фильма, оказалась далека от уникальности. Вместо редких кадров, требующих расшифровки специалистами, на бобинах – подпорченных десятилетиями под водой, но частично сохранивших изображение, – оказался фильм Ивана Лукинского «Деревенский детектив» (1969).

Казалось бы, заурядное послание в бутылке из морских глубин, не представляющее ни исследовательского, ни зрительского интереса. Однако встреча с фильмом для Моррисона оказалась событийной в силу одного обстоятельства: этот случай впервые сообщил ему об актере Михаиле Жарове, который был известен каждому в СССР, но о котором не слышали даже такие увлеченные кино люди, как американский режиссер.
Достаточно слегка копнуть биографию Жарова, чтобы синефильский интерес не позволил пройти мимо. Дебютировавший в 15-летнем возрасте в роли охранника царя в «Иване Грозном» (1915), Жаров не только причудливым образом вернулся к этому сюжету в роли Малюты Скуратова в «Иване Грозном» Эйзенштейна, но и проложил уникальный путь через историю кино ХХ века. Он сыграл в первом звуковом фильме и был первым, кто запел в советском кино. Он был исполнителем ролей противников большевиков и лауреатом трех Сталинских премий. Его путь в кино – путь пролетария «важнейшего из искусств», так как до всесоюзной известности и принесшей бессмертие роли Анискина ему предстояло сыграть бесчисленное количество ролей в 20–30-е годы (не говоря уже о не менее продуктивной работе в театре).
Увлекшись биографией Жарова, Моррисон создает его портрет, но делает это характерным для себя образом. Вместо обычного документального фильма – многослойная композиция, в которой детали биографии актера выполняют отнюдь не центральную роль. Пленочный фетишист Моррисон значительную часть времени отдает кадрам, найденным исландским моряком: испещренное временем и водой изображение превращает культовый советский фильм в видео-арт, сопровождаемый гипнотическим саундтреком, интонации которого вызывают в памяти In every dream home a heartache группы Roxy Music.
Порой глазу сложно продраться через эффекты-дефекты пленки и распознать на экране фигуры, но образ в картине Моррисона обрамлен рамкой киноведческого исследования: в результате (квази)авангардистское изображение обретает дополнительное измерение. Добавив к этому детали исторического масштаба (от архивных кадров с Лениным до фрагментов утраченного американского фильма 1917 года о падении дома Романовых), а также рассказ-комментарий Петра Багрова (на тот момент – 2016 год – куратора Госфильмофонда), Моррисон за 80 минут экранного времени успевает не только сообщить множество любопытных исторических деталей, но и создать визуально оригинальное произведение.
Такой подход в очередной раз проявляет парадокс found footage фильмов (т. е. фильмов, сделанных из найденных материалов): чтобы создать новое, иной раз следует не напрягать фантазию, а лишь ищущим взглядом всмотреться в прошлое.

* Киновед, философ, кандидат юридических наук, главный научный сотрудник Музея Рязанова.

Опубликовано в «Свежей газете. Культуре» от 7 октября 2021 года, № 19 (216)