September 8th, 2021

Месье Легран. Париж. Джаз

Игорь ВОЩИНИН *

Джаз в Европу пришел из-за океана достаточно быстро. Регтаймы здесь зазвучали уже в 1905-м, а в 1917-м сюда регулярно стали приезжать американские джазовые гастролеры. Некоторые из них – Сидней Беше, Кенни Кларк, Бен Уэбстер, Коулмен Хокинс, Бенни Картер – надолго задерживались в Лондоне или Париже. С 1917-го европейский рынок стал заполняться американскими джазовыми грампластинками, а к концу 20-х европейцы уже пытались сами пробовать свои силы в новой музыке.

Герман Гессе в романе «Степной волк» (1927) писал о джазе: «Эта музыка имела преимущество большой откровенности, простодушно-милого негритянства, ребяческой веселости. В ней было что-то от негра и что-то от американца, что у нас, европейцев, оставляет впечатление юношеской свежести, ребячливости. Станет ли Европа тоже такой? Идет ли она уже к этому?»
Герой романа мучительно пытается понять, как совместить идущую из Америки музыку с высокими эстетическими идеалами Гете и Баха. Но, как выяснилось, Старый Свет воспринял джаз с большим энтузиазмом, и эстетические идеалы остались на прежней высоте. Европейскими центрами джаза были Париж и Лондон, в 50-х к ним добавились Варшава, Прага и Берлин.
Так, во Франции среди имен первых музыкантов мирового уровня можно вспомнить великолепного гитариста Джанго Рейнхардта и скрипача Стефана Граппелли, которые в 1932-м в Париже собрали первую неамериканскую группу, способную конкурировать с музыкантами из Штатов. Они же играли в первом в Европе джаз-клубе Hot Club de France.
***
А в 50-х годах руководителем лучшего французского джазового оркестра был молодой музыкант и композитор Мишель Жан ЛЕГРАН. В Советском Союзе он стал первым из ведущих западных исполнителей джазовой и эстрадной музыки, представивших у нас свое искусство живьем. Произошло это в 1957-м на Всемирном фестивале молодежи и студентов в Москве. На фестиваль приехало 34 000 иностранцев из 131 страны. До этого в строящем социализм Советском Союзе их видели разве что в кино и на страницах газет, да в виде жутких карикатур в журнале «Крокодил».

Мишель Легран

[Spoiler (click to open)]
Легран со своим оркестром приплыл из Гавра в Ленинград, где был очень тепло принят зрителями, а затем музыканты играли в Москве. Успех концертов был грандиозным. Более того, приезд в Союз для Мишеля стал судьбоносным в личном плане: здесь он познакомился со своей будущей женой, она была топ-моделью одного из французских Домов моды, с которым тоже приезжала в Москву.
Отечественным меломанам Мишель Легран знаком больше как эстрадный композитор, автор мелодий кино: Легран написал музыку для двух сотен кинофильмов, 15 лет работал в Голливуде. Во многих фильмах его песни звучали в исполнении таких звезд, как Сара Воан, Тони Беннетт, Лайза Минелли, Шарль Азнавур, Морис Шевалье, Жюльетт Греко, Фрэнк Синатра. А ряд кинокартин именно благодаря музыке побил все рекорды по количеству просмотров: «Девушки из Рошфора», «Леди поет блюз», «Лето 42-го», «Иентл», «Счастливый конец».
Совершенно отдельный разговор о фильме 1964 года «Шербурские зонтики». По мнению авторитетных критиков, он стал лучшим европейским мюзиклом за всю историю жанра, получил в разных музыкальных номинациях три премии «Оскар», а сыгравшая в нем главную роль Катрин Денёв именно после этой ленты получила мировую славу. Кстати, в пении ее дублировала сестра Мишеля Леграна – Кристин, профессиональная певица, солистка знаменитого вокально-джазового ансамбля Swingle Singers.
А оскароносная «Осенняя грусть» стала, по заключению Союза защиты авторских прав, второй среди французских композиций по распространению в мире, после «Болеро» Мориса Равеля. Эта мелодия – подлинная визитная карточка Мишеля Леграна – была исполнена и записана в десятках тысяч версий: от инструментальных с пронзительно лиричными соло саксофона до оркестровых и хоровых. На выступлениях самого композитора она всегда открывала программы концертов. Именно к ней, наверное, прежде всего относятся собственные слова Леграна: «Есть музыка разума и музыка сердца. Я слышу музыку в тишине, а пишу ее сердцем и для тишины».
У нас в стране «Осенняя грусть» моментально стала популярнейшей, и, наверное, этому способствовало и то, что Советский Союз вскоре после парижской премьеры первым в мире закупил лицензию на демонстрацию «Шербурских зонтиков». Тогда у Леграна было всего 25 готовых копий, а Советский Союз заказал сразу 2 000.
Таланты Мишеля Леграна многочисленны, его творческая универсальность просто поражает. Он увлекался живописью, и его картины выставлялись на персональных вернисажах, его перу принадлежит несколько достойных литературных сочинений. Он был мастером игры в шахматы и, будучи в Москве, ухитрился сыграть вничью с чемпионом мира Анатолием Карповым.
***
Мишель родился в Париже. Его отец Раймон Легран, окончив в США джазовую школу Пола Уайтмена, стал в Париже руководителем известного эстрадного оркестра и композитором, написавшим в 30–50-х годах музыку ко многим кинофильмам. Мать, пианистка Айкануш Марсель Тер-Микаэлян, принадлежала к знатной армянской фамилии. Дед Саркис со всей семьей, спасаясь от геноцида, почти пешком ушел из находящейся под Османской империей Армении во Францию.
Кстати, Мишель Легран вместе с другом, тоже французским армянином Шарлем Азнавуром, в 2006-м, в Год Армении в России, приезжал в Москву и Ереван. На родине предков Мишель сумел найти членов своей многочисленной семьи и пообщаться с кузенами.
Первый музыкальный опыт Мишель получил дома за роялем, а уже в 11 лет талантливый мальчик был принят в Парижскую консерваторию, где изучал композицию, дирижирование и игру на разных инструментах. Одним из его педагогов была Надя Буланже. После окончания обучения в 1952-м Мишель работал аккомпаниатором у великого Мориса Шевалье и начал сочинять музыку.
Еще будучи студентом, Легран увлекся джазом. В 1947-м он услышал великого Диззи Гиллеспи, с которым позже ему довелось делать совместные звукозаписи. Как джазовый пианист Легран начинал с мелодий Джанго Рейнхардта и Бикса Бейдербека и затем ухитрился пройти все существующие джазовые стили и направления – от диксиленда до многих разновидностей модерна. Начиная с 1958 г. Легран записывался с такими гигантами, как Джон Колтрейн, Бен Уэбстер, Дональд Бирд, Фил Вудс, Билл Эванс, Херби Мэнн, Арт Фармер. В свою очередь, собственные композиции Леграна пользовались огромным успехом, исполнялись на сцене и звучали на дисках многих великих мастеров джаза, включая Эллу Фитцджеральд, Лену Хорн и Перри Комо.
Мишель Легран разрушил сложившееся мнение, что американские музыканты были и есть монополисты в мировом джазе. Позже он признавал: «Джаз стал частью моей жизни, потому что я вырос среди его мелодий. Мне кажется, что этот жанр стал самым мощным направлением в музыке ХХ века. Он оказался и частью моего сознания. Я не просто играю, я веду диалог с миром. Импровизация позволила мне держать себя в форме и занимает мой ум. Я чувствую себя молодым и полным сил».

Мишель Легран и оперная дива Натали Дессей

Легран превосходно работал и в других жанрах: в академической, эстрадной и киномузыке, в песне, шансоне и мюзикле.
Среди кумиров Леграна в музыке – Равель и Дебюсси, но одновременно он восхищался творчеством Дюка Эллингтона и Майлза Дэвиса, с которым работал в студиях с 1958-го. Тогда они с Майлзом и стали близкими друзьями. И так случилось, что первая собственная звукозапись Мишеля вышла именно с Майлзом, а последний прижизненный диск Дэвиса оказался совместным с Леграном.
В песенном жанре Легран сотрудничал с замечательной Барброй Стрейзанд, и что-то было написано им для нее специально, а великолепный лирический хит The Windmills of Your Mind («Мельницы моей души») кроме диска Стрейзанд сохранился в бесчисленных звукозаписях самых разных исполнительских версий. Причем Мишель в дуэте с выдающейся певицей даже очень мило пел и сам. А в 1965 г. Легран сделал аранжировку и записал со Стрейзанд и своим оркестром мелодию «Меня зовут Барбра», которая в репертуаре певицы стала лучшей.
***
Мишель Легран неоднократно бывал в России. Кто-то из отечественных музыковедов сравнил первое выступление Леграна в Советском Союзе в 1957 г. со взрывом музыкальной атомной бомбы. Это естественно, ведь первым из ведущих американских биг-бэндов в Москву приехал оркестр Бенни Гудмена только в 1962-м, то есть через пять лет.
Меломанам Самары, можно считать, крупно повезло. В феврале 2012-го 80-летний Легран в рамках юбилейного тура побывал и у нас в городе. На сцену оперного театра он вышел с Катрин Мишель и ансамблем «Виртуозы Москвы» Владимира Спивакова. Аншлаговый полуторачасовой концерт был принят самарцами с восторгом.

Мишель Легран и «Виртуозы Москвы» в Самаре. Февраль 2012. Фото Владимира Котмишева («Волжская коммуна»)

В 2017-м Мишель Легран приезжал в Москву с юбилейной программой, а в 2018-м вновь играл в России с «Виртуозами Москвы» и с биг-бэндом Игоря Бутмана. Тогда ему был вручен почетный знак «За большой вклад в российскую культуру». Легран стал и первым иностранцем, удостоенным российской кинопремии «Золотой орел». Композитор рассказывал, что в один из приездов он встретился с президентом Горбачевым и побеседовал с ним о музыке.
Но самым эффектным было появление Мишеля Леграна в России в 1991-м. Тогда он прилетел в Петербург за штурвалом своего спортивного самолета, причем приземлился на Пулковском аэродроме глубокой ночью. Удивлению отечественных авиационных профессионалов не было границ: одномоторный самолет, прилетевший из-за границы ночью, с сидевшим за штурвалом всемирно известным композитором, – такого никто из них не мог себе даже представить. Этот факт я привел в дополнение к упомянутым выше разносторонним талантам Мишеля Леграна.

* Член Гильдии джазовых критиков и Союза журналистов России.

Опубликовано в «Свежей газете. Культуре» от 26 августа 2021 года, № 15–16 (212–213)

Эрна Сэт: «Без музыки и театра не представляю своей жизни…»

Анна ЛАЗАНЧИНА *

В конце июля отметила свой юбилей Эрна Карловна СЭТ – кандидат педагогических наук, почетный работник высшего профессионального образования, театральный критик, член Союза театральных деятелей России, ученый, преподаватель и просветитель, внесший значительный вклад в развитие музыкально-хоровой культуры Самары. Ее многочисленные статьи, рецензии и монографии, связанные с Самарским театром оперы и балета, положили начало изучению его истории. Недаром А. И. Каган метко расшифровала фамилию Сэт: «Самарская энциклопедия театра».


[Spoiler (click to open)]
В судьбе Эрны Карловны многое связано со словом «первый». Она стала первой выпускницей Куйбышевского государственного педагогического института – преподавателем молодого музыкально-педагогического факультета, первым кандидатом наук на своем факультете, организатором любительского хора английской песни на факультете иностранных языков.
Круг ее интересов, определенный многогранным талантом, чрезвычайно разнообразен. Природная музыкальность поначалу проявилась в занятиях хореографией. Во Дворец пионеров маленькую девочку привел случай: гуляющих на улице подружек привлекла музыка, доносившаяся из окон; они зашли и записались в танцевальную студию.
На одном из концертов ее заметил Александр Павлович Нерославский и пригласил в студию балета при театре оперы и балета. Так она попала в театр, который полюбила сразу и навсегда. Серьезные занятия не отпугнули ее, а развили ценные качества: старательность, самодисциплину, ответственность. А уж целеустремленности ей было не занимать. Параллельно с классической хореографией она дополнительно обучалась игре на фортепиано.
Высокую девочку стали занимать и в балетных, и в оперных спектаклях. Она танцевала в марше из «Щелкунчика», позже – в сегидилье из «Дон Кихота», исполняла роли в мимансе. Цепкая детская память прочно запечатлела любимые образы, сцены и целые спектакли тех лет. Потому рассказы Эрны Карловны и ее статьи о солистах и артистах куйбышевского театра не только достоверны и информативны, но и наполнены личными впечатлениями.

Склонность к языкам привела ее после школы в педагогический институт. Новые знания и здесь давались ей легко, она уверенно шла на красный диплом. И вдруг – поворот судьбы. Она попала на занятия студенческого хора, которым руководил Николай Кузьмич Куранов. В один из вечеров хормейстер заметил девушку, скромно сидевшую в зале, и пригласил ее дополнить группу альтов. Петь в хоре ей очень понравилось: музыка не просто обволакивала или увлекала в горние дали, мелодия рождалась в ней и лилась, усиленная звучанием множества голосов.
Несколько месяцев занятий – и вот дирижер уже доверят ей разучить партии с новичками. Еще несколько месяцев – и он зовет ее поступать в музыкальное училище на дирижерско-хоровое отделение, к себе в класс. Теперь жизнь студентки несется в темпе Allegro: утром занятия в училище, затем в педагогическом институте, вечером – спектакль в театре или концерт в филармонии, которые невозможно пропустить. Сейчас это кажется невероятным, но она все успевала. Оба учебных заведения были окончены с красными дипломами. Дальнейший профессиональный путь определился ясно: ее ждала консерватория.

Училась Эрна Карловна много и с большим желанием. Годы в Горьковской консерватории и аспирантуре при Московской консерватории, наполненные яркими событиями, пролетели быстро. Они подарили радость общения с такими мастерами, как М. А. Саморукова, Е. Н. Горкунов, О. А. Апраксина, и многими другими.
А затем началась преподавательская деятельность. Трудно назвать число учеников класса Эрны Карловны Сэт – их, вероятно, гораздо более ста. Конечно, не все стали музыкантами, но думается, что каждый вспоминает ее уроки с благодарностью. Яркая, статная, эффектная, она привлекала студентов мощным педагогическим темпераментом, внутренней энергетикой, как бы сейчас сказали, харизмой. Своей фанатичной влюбленностью в музыку и театр она не просто щедро делилась, а буквально заряжала окружающих.
Освоение дирижерского ремесла в ее классе базировалось на методе погружения. Детально изучалась не только сама партитура, но и ее контекст: история создания произведения, его поэтический источник, творческий облик и стиль композитора, разнообразные исполнительские прочтения. Развитие профессиональных навыков на ее занятиях являлось лишь частью более важного процесса вовлечения молодого человека в активное самообразование, эти уроки способствовали воспитанию личности. Не случайно она сама очень тепло отзывается о своих студентах: «У меня были очень хорошие ученики, все по-разному. Одни в одном превосходили, другие – в ином. Со многими сложились прекрасные отношения, по-человечески близкие. Ирина Лаврентьева, Светлана Зоголь, Надежда Ануфрикова – всех не перечислить».
Она организовала студенческие хоры на факультете иностранных языков педагогического института и в медицинском институте, под ее руководством эти коллективы принимали участие в фестивалях и конкурсах, выступали в концертах и на городских мероприятиях.
Работа в вузе побудила заняться научной деятельностью. Способность к аналитическому мышлению и склонность к четкой систематизации информации нашли отражение в диссертации на тему «Формирование творческой активности студентов в классе хорового дирижирования». Эта работа Э. К. Сэт дала путевку в жизнь научным инициативам многих преподавателей и выпускников музыкально-педагогического факультета.
Все коллеги Эрны Карловны, с которыми мне удалось пообщаться в процессе подготовки этой статьи, отмечали высочайший уровень ее профессионализма и потрясающую энциклопедичность знаний, заинтересованность и дружелюбие по отношению ко всему новому, связанному с музыкальным творчеством и развитием хорового исполнительства в нашем городе. Вот только некоторые из огромного количества отзывов.
«В течение моей творческой жизни Эрна Карловна остается для меня одним из самых авторитетных критиков, чье мнение всегда профессионально, обоснованно и честно» (Наталья Герасимова).
«Эрна Карловна – открытый для общения человек, самоотверженный преподаватель и просветитель, принципиальный в профессиональном отношении» (Ирина Горбунцова).
«Прекрасный знаток хоровой литературы, добрый и мудрый наставник, для нашего хора «Апрель» она дорогой друг, пристрастный слушатель и счастливый талисман» (Марина Платонова).
Главной сферой творчества Эрны Карловны, вобравшей в себя все виды ее деятельности – просветительскую, научную, журналистскую и педагогическую, – является музыкальное краеведение. В журналах и газетах ею опубликовано огромное количество статей, посвященных истории Самарского академического театра оперы и балета, рецензий на его спектакли; более 10 очерков – в монументальном двухтомном издании «История в портретах». Ее учебно-методическое пособие «Пушкиниана на оперной сцене: история и современность» получило гриф УМО министерства образования РФ, а книга «Синяя птица Александра Дольского» – единственное издание об этом замечательном певце. Она автор и ведущая передач на радио и телевидении, посвященных артистам нашего оперного театра. Отзывы, рецензии и исторические статьи Эрны Карловны о самарском театре проникнуты искренней и бескорыстной любовью, глубоким знанием оперного искусства. В них ярко выражена нравственная позиция автора, осуждающего режиссерский произвол и выступающего за главенство музыки в оперном театре.

Говорят, что голос отражает характер и состояние души человека. Недаром итальянцы раньше вписывали эту характеристику в паспорт. Голос у Эрны Карловны по-прежнему молодой, чуть подрагивающий, когда она говорит на волнующие, близкие и важные для нее темы: «Так получилось, что меня попросили – и я стала писать о театре. Это я люблю. Я бы еще много могла написать».
Скоро начнется новый сезон, и вы обязательно встретите Эрну Карловну в оперном театре или в зале филармонии. Увидите и прочитаете ее статьи в газетах, услышите на радио – и попадете в ауру ее магического воздействия, почувствуете ее неповторимую интонацию и ритм речи. Пожелаем же ей здоровья, сил и долгие лета!

* Музыковед, кандидат искусствоведения, доцент СГИК.

Опубликовано в «Свежей газете. Культуре» от 26 августа 2021 года, № 15–16 (212–213)

В четверг выходит в свет номер «Свежей газеты. Культуры»

Пожалуй, первый раз рассказы о том, что произойдет в Самаре в самое ближайшее, занимают в газете столь значимое место. Даже традиционные «Самарские премьеры» не уместились на одной полосе и заняли целый разворот с плюсом: День города, книжный фестиваль, джаз на склоне, осенние театральные премьеры…

[Spoiler (click to open)]
И 26-й международный фестиваль «Кино – детям», Об этом беседа Юлии АВДЕЕВОЙ с президентом фестиваля, председателем Самарского отделения Союза кинематографистов России Ниной Шумковой («Решения о развитии детского кино есть –фильмов нет»).
И второй парафестиваль «Театр – территория равных возможностей», и выставка к 95-летию Валентина Пурыгина («Самарские мистерии Валентина Пурыгина» Светланы ШАТУНОВОЙ), и продолжающийся роман Самарской информационно-библиотечной системы с Райнером Марией Рильке («Рильке и Бруно Шульц» Анны СИНИЦКОЙ).
И чествование самарского Дома дружбы народов в связи с 20-летием оного («Наследие, к которому нужно относиться бережно» Надежды ОСИПОВОЙ).
И, конечно, событие номер раз – фестиваль Шостаковича, которому посвящена первополосная статья ГЛАВНОГО РЕДАКТОРА, который ждет его как с удивительным для него нетерпением. Но «мяса тигру всё равно не докладывают», и от пятен не избавиться даже на солнце. А в дополнение к теме – приглашение на концерт к 80-летию самарской композиторской организации («Тише. Слышите Шостаковича звуков радугу?»), совершенно бесцеремонно и несправедливо вытесненный на обочину духоподъемного сентября.
***
Среди множества предложений по поводу того, что «следует делать в свободное от чтения «Свежей газеты» время» – любить джаз («Эрроллу Гарнеру – 100!» Игоря ВОЩИНИНА), «слушать вместе» с Дмитрием ДЯТЛОВЫМ («Патетическая симфония Александра Мелик-Пашаева»), «смотреть вместе» с Олегом ГОРЯИНОВЫМ («Цензор») и Леонидом НЕМЦЕВЫМ («Аличе Рорвахер: воскрешение естественного человека»), «читать вместе» с Константином ПОЗДНЯКОВЫМ («Много музыки из ничего»).
А кому и этого мало – в вашем распоряжении «Книжная полка» с новинками non fiction.
***
Весь этот массив материалов, безусловно, давит на довольно скромный – по числу – событий конца августа – начала сентября: интервью Маргариты ПЕТРОВОЙ с Михаилом Чириковым после творческой встречи в Литературном музее («Непростая жизнь Евгения Чирикова, рассказанная его правнуком»); репортаж Ксении ГАРАНИНОЙ с «самого не ангажированного политической повесткой» фестиваля «Назад в город», придуманного галереей «Виктория» («Попытка научить зрителей видеть современное искусство. Удалась!»; «Заметки о слете институций современного искусства» Ильи САМОРУКОВА.
***
Обзор «второй книжки» «Свежей газеты» – «О вечном» – начну с продолжения космологической темы, начатой в предыдущем номере Валерием БОНДАРЕНКО. Ее продолжает Герман ДЬЯКОНОВ – «Вычисляя ранг «Матрицы».
Сам же Валерий Вениаминович адресует читателям вопрос: «Почему мы перестали слышать Блока?» Это один из материалов, посвященных трагическому для отечественной культуры 1921 годе, о чем напоминает Сергей ГОЛУБКОВ – «Межи и водоразделы времени».
***
Персоны номера – прозаик, издатель и публицист Марк Галесник. Мы публикуем окончание его беседы со Светланой ВНУКОВОЙ «Галесник, в которого верит Бог». И директор Сызранской драмы Сергей Салмин («Тот, кто всегда за кулисами» Александра ИГНАШОВА).
Ирина САМОРУКОВА предложила нашей «Свежей газете воспоминаний» новую рубрику. Мы назвали ее «Энциклопедия самарской жизни. Год за годом». И сама Ирина Владимировна забрала себе «олимпийский» год – «Куйбышев. 1980». Следующий – Михаил Куперберг с 1987-м. Остальные пока свободны – разбирайте.
А в другой энциклопедии – «Самара в их жизни» Александра ЗАВАЛЬНОГО – очерк о маршале Василии Константиновиче Блюхере.
***
Вашему вниманию – тестовая «сказочка» Зои КОБОЗЕВОЙ – «Пчёлы Персефоны, или «Просто мир молодеет вокруг», лекция Михаила ПЕРЕПЕЛКИНА на «Факультете ненужных вещей» («Не ложися на краю»).
Новая страничка Татьяны РОМАНОВОЙ о языке – «Волга-Волга».
Газета продолжает рубрику «Наталья ЭСКИНА. Неопубликованное». В этом номере – «Устный гоблинский. Сиквел».
Лидер «культурных колумнистов» Герман ДЬЯКОНОВ рассуждает о «Науке логики и логике науки», законности и справедливости («Точность – «вежливость плюс») и возвращает нас к наследию Платона и Лукиана Самосатского («Три с половиной «Пира»).
***
Читайте «бумажную» газету: она – факт культуры, а все эти интернет-версии, по большому счету – факт «Самараэнерго». И тот – до поры, до времени.
Читайте «Свежую» и изучайте творчество Сергея САВИНА – наш художник вновь с нами.
Читайте «Свежую»: «Всегда много путей достичь цель есть».
***
С номером газеты можно вновь познакомиться в Самарской государственной филармонии, Академическом театре оперы и балета, Академическом театре драмы имени М. Горького, СамАрте, Самарском театре кукол, театре кукол «Лукоморье», театрах «Камерная сцена» и «Самарская площадь», Волжском народном хоре, Доме актера имени М. Г. Лазарева, Агентстве социокультурных технологий, Доме журналиста, Доме кино, Доме архитектора, Самарском художественном музее, Музее Алабина, Музее Модерна, Литературном музее, галереях «Виктория», «Арт-сезон» и Nostalie, Музее Эльдара Рязанова, музее «Самара Космическая», Выставочном зале Союза художников, Детской картинной галерее, художественном салоне «Арт-Портал», Грушинском клубе, Пушкинском народном доме, Областной универсальной научной библиотеке, Центральной городской библиотеке имени Н. К. Крупской, Областной юношеской библиотеке, Областной детской библиотеке, Областной библиотеке для слепых, Областном архиве, Центр социализации молодежи, Доме Дружбы народов, Дворце детского и юношеского творчества, Государственном институте культуры, Самарском университете, Академии Наяновой, Самарском музыкальном училище, Детской музыкальной школе № 3 имени М. И. Глинки, Самарском колледже культуры, Мэрии города Тольятти, Дворце культуры и Центральной городской библиотеке имени А. С. Пушкина г. о. Новокуйбышевск.
Электронную версию газеты можно найти по адресам: http://sjrs.ru/news/1898/