September 5th, 2021

Путь архитектора Дмитрия Вернера

Сегодня – день рождения градозащитника, журналиста, члена совета Самарского регионального отделения ВООПИиК Арменака АРУТЮНОВА. Долгих лет, Армен! Легкого пера и исполинского здоровья. А нам с вами – статья Армена из последнего номера «Свежей газеты».

Армен АРУТЮНОВ
Фото автора

Многие годы исследователи гадали, как сложилась судьба архитектора Дмитрия Вернера в Сибири. Благодаря самарскому исследователю и экскурсоводу Нине Алымовой удалось определить точную дату кончины зодчего – 10 мая 1925 года.

Самара – Санкт-Петербург – Нижний Новгород

Родился будущий архитектор в 1873 году. Один из исследователей творчества Дмитрия Вернера, реставратор Наталья Басс, называет местом его рождения город Орел (версия Самары, которая часто тиражируется в различных источниках, многократно опровергалась). В Самару Вернеры переехали в 1877-м, жили на нынешней улице Фрунзе, в городской усадьбе, которую реконструировали и расширили. Сегодня она известна как Музей-усадьба Алексея Толстого (в 1898 году отец архитектора Александр Вернер продал участок с постройками отчиму будущего писателя Александру Бострому).


Особняк братьев Матвеевых

[Spoiler (click to open)]
Образование Вернер получил сначала в Самарском реальном училище, а затем в Санкт-Петербургском институте гражданских инженеров. После завершения учебы уехал в Нижний Новгород, где создал первые свои крупные работы и впервые обратился к стилю модерн.
К нижегородскому периоду относятся такие работы зодчего, как здание Городской общественной библиотеки, церковь Иоанна Богослова при Детском приюте имени графини Кутайсовой (утрачена), ресторан братьев Розановых, а также особняк самого Вернера.

Городской архитектор Самары

В конце 1900-х Вернер возвращается в Самару и вскоре занимает должность городского архитектора. Первой его работой этого периода стало здание Новотроицкого торгового корпуса (позже – универмаг «Юность» на улице Молодогвардейской, 57).

Новотроицкий торговый корпус

Строительство городских торговых рядов в Самаре задумывали еще в конце XIX века, но губернские власти эту инициативу не поддержали. К задумке вернулись лишь в 1908-м. Городской архитектор Федор Черноморченко спроектировал здание в стиле построенных им же особняков на противоположной стороне улицы Соборной (Молодогвардейской). Этот проект сочли громоздким, кроме того, он нарушал существующие регламенты. В 1910-м Черноморченко был со скандалом смещен с должности, а занявший его место архитектор Вернер представил собственный проект торговых корпусов.
Вернер уменьшил объемы здания. На первом этаже разместились 12 магазинов с отдельными входами, в подвале – складские помещения, а второй этаж предназначался для контор. Архитектура Новотроицкого торгового корпуса строга и лаконична. В отделке фасада использованы белые глазурованные кирпичи и керамическая плитка «кабанчик».
Крупные витрины подчеркивают функциональное назначение первого этажа и обеспечивают хорошее освещение торговых помещений. Ризалит главного входа имеет в верхнем этаже балкон с большим окном, на аттике размещался выполненный из цемента герб Самары. Кованое ограждение балкона выполнено по рисункам Вернера. Над входами, ведущими в конторские помещения второго этажа, висели металлические козырьки.
Дмитрий Вернер работал в должности городского архитектора четыре года. Помимо служебных обязанностей, он выполнял частные заказы, в том числе за пределами Самары. Деловые отношения связывали его, например, с Бузулуком.
В 1912 году Вернер спроектировал в Самаре на улице Соборной (Молодогвардейская, 69) особняк для бузулукских братьев Петра и Ивана Матвеевых. Трехэтажный дом построен в духе бельгийского модерна. Причем с Европой его связывает не только стилистическое сходство, но и планировка. За узким, в четыре окна, фасадом скрывается длинное здание, уходящее вглубь квартала.
Асимметричный фасад разделен на две части. На третьем этаже центрального блока располагается широкое трехчастное окно с расстекловкой в стиле модерн. Кованое ограждение балкона с лавровыми венками, характерными для европейского модерна, выполнено по эскизу Вернера. В замковом камне над дверью размещается лепное изображение крылатого колеса, символ покровителя дорог и торговли Меркурия, а на аттике – обрамленная цветами монограмма хозяев особняка братьев Матвеевых «Бр. М.».
Особняк отделан керамической плиткой двух цветов: кабанчиком зеленоватого оттенка и поясом болотного цвета майолики между окном третьего этажа и карнизом. Отделка фасада керамикой – излюбленный прием Вернера, а цветовая гамма особняка Матвеевых подобрана таким образом, чтобы сочетаться с соседним Торговым домом Щетинкина.
Через год недалеко от особняка Матвеевых Вернер проектирует доходный дом Егорова-Андреева (улица Некрасовская, 61). Архитектура здания отражает тенденции того времени – поворот от модерна к неоклассицизму. Чувствуется и влияние работ петербургского архитектора Федора Лидваля (пояс медальонов с женским изображением на доме Егорова-Андреева отсылает к декору Азовско-Донского банка в Северной столице). Несмотря на симметричную в целом неоклассическую композицию фасада, Вернер активно использует излюбленные модерновые приемы в отделке: кованые ограждения балконов с характерными венками, майолику болотного цвета, рельефы.
К числу общественных зданий, выполненных по проекту Вернера, относятся несколько учебных заведений (например, четырехклассные училища на улице Чапаевской, 227, и улице Неверова, 87), городской ломбард на улице Арцыбушевской, 145, а также здание Общественного собрания на углу улиц Куйбышева и Шостаковича, построенное в 1911–1914 годах.
Собрание служащих казенных и общественных учреждений было основано в Самаре в начале 1910-х. Его целью было «доставить своим членам и их семействам возможность проводить время с удобством, приятностью и пользой». Для этого на углу улиц Дворянской (Куйбышева) и Почтовой (Шостаковича) было построено отдельное здание.

Здание Общественного собрания

Общественное собрание являлось своего рода клубом. Внутри располагались большой зал для мероприятий, библиотека и читальня, бильярдная, комнаты для карточных игр (преферанса, винта, экарте), буфет и столовая, помещения для персонала.
Вернер выполнил проект здания в стиле модерн. Дом имеет три фасада, плавно переходящих один в другой. С улицы Куйбышева выделяются большие окна актового зала с длинным балконом и кованым козырьком на цепях, в угловой части находится входная группа, а фасад по улице Шостаковича завершается декоративным фризом и навершием. Остекленный купол над зданием просматривается со всех сторон, делая Общественное собрание архитектурной и градостроительной доминантой как улицы Куйбышева, так и площади Чапаева.
Специальная комиссия, рассматривая проект Вернера, отмечала, что архитектура здания сравнительно проста, но в то же время изящна. Цокольный этаж дома отделан рустом. Аналогичный прием Вернер использовал в 1905 году при строительстве Публичной библиотеки в Нижнем Новгороде. Фасады Общественного собрания покрыты желтой керамической плиткой «кабанчик» и зеленой майоликой. Решетки на окнах полуподвального этажа и ограждения балконов с замысловатыми растительными формами выполнены по эскизам Вернера, а декор фриза по улице Шостаковича решен в виде металлической аппликации.
В 1914 году рядом с Общественным собранием Вернер построил особняк для Владимира фон Вакано – старшего сына основателя Жигулевского пивоваренного завода и директора предприятия с 1905 года. Трехэтажное здание с мансардой выполнено в духе немецкого югендстиля. В отличие от других самарских работ Вернера, экстерьер особняка фон Вакано практически лишен декора, первый этаж отделан грубым камнем, а в центре фасада располагается эркер-мезонин со смотровой площадкой.

Особняк Владимира фон Вакано

Иващенково – Омск

Особняк фон Вакано – последняя самарская работа Вернера. Вскоре он уехал в Иващенково (ныне город Чапаевск) главным архитектором строившегося Сергиевского самарского завода взрывчатых веществ. Здесь он преимущественно проектировал гражданские здания, в том числе народный дом и храм во имя Преподобного Сергия Радонежского.

Главный вход в храм Преподобного Сергия Радонежского в Чапаевске

Строительство храма началось в 1916 году. По своему декоративному убранству эта работа Вернера по праву может считаться самым ярким архитектурным произведением, построенным в Самарской области до революции. В отделке использовались мозаичные майоликовые панно, глазурованный кирпич и кабанчик разных цветов, декоративные вставки из плиток с самыми разными изображениями, от цветов до павлинов и герба семьи Романовых. Здесь встречается керамика разных производителей, в том числе произведенная Абрамцевскими мастерскими, выполненная по эскизам Михаила Врубеля.
Вернер служил на заводе до осени 1918-го, после чего уехал в Омск. Там он работал сначала в правительстве Колчака, а затем, при советской власти, был губернским архитектором, преподавал. Ему принадлежит проект города-сада в Омске.
Все это было известно исследователям, за исключением даты смерти архитектора. Исследователю и экскурсоводу Нине Алымовой удалось устранить этот пробел в биографии зодчего благодаря помощи Омского музея Кондратия Белова, Омского музея имени М. Врубеля, Государственного архива Омской области и самарского архивиста Андрея Удинцева. В архивном фонде Омского губернского отдела ЗАГС была выявлена актовая запись о смерти Дмитрия Александровича Вернера – 10 мая 1925 года. Похоронили зодчего на городском Казачьем кладбище.

Опубликовано в «Свежей газете. Культуре» от 26 августа 2021 года, № 15–16 (212–213)

Бунт или послушание? Русский вопрос

Герман ДЬЯКОНОВ *

Рассмотрим название рубрики сей колонки: «Законы и порядок». Попробуем подобрать однокоренные слова. Это «законность» и «порядочность». Но очень различны расстояния между компонентами этих пар. Там, где есть закон, царит законность, но порядочность нигде и никогда не царила и не царит. Это штучное качество штучного человека.

Кажется, порядочность – благо. Но разве чуждо понятие порядочности воровской среде, так обогатившей нашу жизнь всевозможными мелочами типа приглашения «присаживайтесь»? Порядочность кента из братвы и порядочность офицера – не одно и то же.
Поднимите руку те, кто всем доволен. Как любят говорить наши звезды, «я не вижу ваших рук». И в самом деле, у нас почти все недовольные. Одним пензия маненька, другие вакцинироваться не хотят, третьим мерещится всеобщее чипирование. И чем бездарнее и бесполезнее человек, тем он больше опасается, что им начнут управлять. Ты, дескать, на «Губернский» не ходи, ты иди на «Троицкий».
Не стану утверждать, что внедрение в человека микроэлектронных устройств, теперь уже даже способных пролезть в канал иглы для инъекций, идея абсолютно бредовая, но края-то надо видеть. И всем этим ворчунам до такой степени задолжало государство вообще и Путин в особенности, что хочется заранее попросить у них в долг пару миллиардов.
А как, стесняюсь спросить, эти люди исполняют свой долг перед страной? В подавляющем большинстве никак. Это так называемые маленькие люди.
Делюсь воспоминанием. Лет сорок назад был я членом профкома политеха. Однажды случилось нам распределять одно место в гаражном кооперативе. Претендовали очередник и новичок вуза, перспективный ученый, принесший пакет хоздоговоров на большие суммы. Член профкома высказала справедливую мысль, что у нас в стране все равны. И тогда председатель профкома сказал: «Почему-то у нас в стране все равны, когда надо что-нибудь получить, а как надо сделать, то один не может, другой не умеет, третий вообще не способен».
На мой взгляд, блестящая мысль. Нельзя, как младенчик, всю жизнь сюсюкать «дай-дай-дай». Но бывает и явная несправедливость. А для чего же иначе служат законы и законность, если не для борьбы с нею? Так давайте еще раз посмотрим, что для нас важнее: законность или порядочность? Выходит, что соблюдение законов в приоритете. Я вовсе не предлагаю идти дорогой Ганди и Льва Толстого. Я предлагаю признать превосходство законов и законности перед порядочностью и справедливостью, ибо два последних понятия субъективны и кодификации не поддаются. Что касается призывов к русскому майдану, то по этому поводу вспоминается один афоризм из книги Ф. Ницше «Так говорил Заратустра», помещенный в главе «О войне и воинах»: «Восстание – доблесть раба. Да будет повиновение вашей доблестью!»
Вопросы для самопроверки. 1. Судья получает взятку за то, чтобы он вынес оправдательный приговор порядочному человеку. 2. Порядочный человек в спешке бежит на красный, из-за этого автомобилист сбивает непорядочного человека, который стоял в стороне. Кто прав в этих случаях?
Ну, и что дальше, маленький человек?

* Специалист по теории информатики.

Опубликовано в «Свежей газете. Культуре» от 26 августа 2021 года, № 15–16 (212–213)