July 16th, 2021

Прекрасный союз единомышленников

Валентина ЧЕРНОВА *
Фото предоставлены галереей «Новое пространство»

В Центре культуры и творчества «Новое пространство» областной универсальной научной библиотеки состоялось открытие выставки «ТОЛЬЯТТИНСКИЕ КЛАССИКИ». Несмотря на жаркий день, пришли многие ценители искусства, художники, вокруг царила по-настоящему теплая задушевная атмосфера.

[Spoiler (click to open)]

Экспозиция, в которой представлено около ста произведений, посвящена 30-летию Тольяттинского отделения Союза художников России, объединяющего 38 художников, работающих в различных видах, жанрах и техниках изобразительного искусства.
Первый же осмотр залов галереи подтвердил приверженность тольяттинцев реализму. Мастера из Автограда своими работами показали стремление к разнообразию композиций и стремление к развитию возможностей этого стилевого направления. Они стремятся к вдумчивому отображению и интерпретации увиденной действительности, ее авторской трактовке. Каждый по-своему решает художественные задачи, обращаясь к собственному языку символов и метафор, экспериментируя с материалами и техниками.
Основной костяк художников, с работами которых зритель ознакомился в «Новом пространстве», в Тольятти называют «классиками» – за приверженность классическому направлению в живописи. Когда в 90-е годы в Тольятти стали появляться сообщества приверженцев совриска, представители союза остались верны своей эстетике, хотя терпимы и к коллегам, работающим в авангардных направлениях.
Возглавляет Союз тольяттинских художников заслуженный художник России скульптор Алексей Кузнецов – автор известных в городе монументальных работ, также он создал ряд глубоких и пластически выразительных композиций, представленных на различных региональных и всероссийских выставках. На выставке он представил не только вдохновленную поэзией фигуру Александра Пушкина, но и барельефную композицию, посвященную Валентину Пурыгину, где невольно запоминается подвижное лицо нашего прославленного пейзажиста в берете.

К старшему поколению творческого объединения из Автограда принадлежат заслуженный художник России Валерий Филиппов, Виктор Петров, Николай Чекмарев, Владимир Шевченко, Кетдус Гайнуллин.
Запомнилась живопись Николая Зубкова «В Луна-парке» (2002), «Золото осени» (2019). «Пленэр в Лазаревском» (2017) скорее можно отнести к бытовому жанру. Зубков любит живописать множество фигур в городской среде, в пейзаже, в интерьере, наполняя жизнь людей в стилизованной среде гармонией и теплом.
Глядя на работы мастеров, представляющих на выставке тематическую картину, понимаешь, что в станковой живописи присутствуют как минимум три пространства: двухмерное пространство изобразительной плоскости, воображаемое пространство «за» материальной плоскостью картины и иллюзорное пространство перед ней. Третий вид пространства возникает в процессе коммуникации между живописной плоскостью картины и взглядом художника или зрителя.

Экспозиция выставки благородная, точно выверенная, нет тесноты, у каждой работы вокруг много свободного пространства. Выделяются работы выпускников Российской академии художеств, а ныне – профессоров кафедры «Живопись и художественное образование» Тольяттинского государственного университета Игоря Панова и Владимира Ротмистрова. Они играют заметную роль в художественной жизни своего города, в наполнении его культурного пространства активной творческой деятельностью.
Выставка лауреата национальной премии «Русская галерея – XXI век» Игоря Панова не так давно была представлена в Самарском художественном музее. Игорь – художник, который умеет создать образ в первую очередь с помощью тонального колорита, где цвет собирает композицию и задает настроение. Он – один из немногих мастеров, кто в наше время занимается жанровой реалистической картиной.
Все мы понимаем, что творчество – индивидуальный, во многом интуитивный процесс, в котором находят свое отражение эстетические, морально-этические и духовные качества Художника. В то же время понимание закономерностей организации изобразительного пространства, логики композиционного мышления расширяет возможности художника, создает условия успешной творческой работы, полета фантазии, без которого искусство мертво. Эти черты присущи искусству Игоря Панова.
Основой успешной творческой работы является композиционное мышление художника. Композиционное мышление является одной из главных составляющих творческого процесса, его движущей силой в ходе создания произведения искусства. Оно определяет общую структуру картины, ее сюжетную, эмоциональную, эстетическую и мировоззренческую направленность. Потому так хороши его композиции «Ожидание» (2005), «Первый снег» (2010), «Летние дни. Тарзанка» (2014).
У Панова интересны и натюрморты, наполненные воспоминаниями, символами, аллюзиями: «Ушедший мир» (2010), «Праздничное чаепитие» (2012), «Вспоминая Китай» (2016). В реалистическом искусстве значимым является не только сюжет, но и то, с помощью каких изобразительных средств он облекается в художественную форму – ту изобразительную оболочку духовного наполнения, с помощью которой художник создает художественный образ произведения – главную цель своей работы. Что и делает успешно этот мастер.
Также интересны работы Владимира Ротмистрова, который в своем творчестве не только обращается к жанру реалистического пейзажа («Сгоревший лес», 2016), но и использует образы славянской мифологии («В ночь на Ивана Купала», 2016), «Степная охота» (2017) и христианские мотивы. Создание композиции в искусстве – это не математический расчет, где все понятно. Творчество очень индивидуально. Здесь много личного как в форме и стилистике изображения, так и в вопросах философии творчества. Каждый художник по-своему рассматривает эти проблемы, имеет свой взгляд на многие вопросы, возникающие в процессе творческой жизни. Отсюда такой жанровый разброс в творчестве Владимира Ротмистрова.
В отделении союза работает молодежная секция. Это в большинстве своем выпускники факультета изобразительного и декоративно-прикладного искусства Тольяттинского государственного университета: Алексей Зуев, Евгений Уткин, Дмитрий Анчуков, Юлия Маслова, Денис Елисеенко, Асия Петрова...
Графика выделена отдельным пространством. Замечательны листы из серий «ВАЗ», «Лето», «Акробаты Тольятти», «Миражи Жигулей» Владислава Пашко, прозрачны акварели Нины Надеиной, величественна графика Элеоноры Григорьевой, представляющая суровый Север.
На выставке сразу же обратила на себя внимание графика Алексея Зуева. Он в 2008 году вступил в Союз художников России, лауреат премии имени Репина «за актуальность в академическом искусстве».
В одном из интервью художник так высказался о своем творчестве: «Для себя важным в творчестве я считаю свободу выбора. Свободу в выборе сюжета будущих картин, в выборе материала и техники для наилучшего раскрытия образа, в выборе того, отдавать ли картину на суд зрителя или оставить только «для себя». Зависимость от обстоятельств угнетает все ростки чего-то прекрасного и по-настоящему нового».
На выставке привлекли внимание его работы, сделанные после поездки на Север в 2020-м: «Карелия», «Карельский иван-чай», но особенно заворожили рисунки тушью: «Острова. Ладога», «Облака. Ладога», «Камень. Ладога».
В целом выставка стала своеобразным отчетом о творческой работе за тридцать лет. Она показывает, что тольяттинская школа – это, прежде всего, школа тематической картины, а не волжского пейзажа, как в Самаре. Эта школа более активно отображает нашу современность, ее реалии и устремления. Верится, что и в дальнейшем она будет усиливать и развивать свои позиции.

* Член Ассоциации искусствоведов России, член Союза художников России, главный научный сотрудник Самарского художественного музея.

Опубликовано в «Свежей газете. Культуре» от 8 июля 2021 года, № 14 (211)

Мастер книги

Сегодня – день рождения художника Сергея Цедилова! С днем рождения, Сергей Георгиевич!
Публикуемая статья – из «Свежей газеты» 2018 года.

Валентина ЧЕРНОВА *
Фото Антона СЕНЬКО

В выставочном зале Союза художников открылась персональная выставка произведений графики Сергея Георгиевича ЦЕДИЛОВА. Это его седьмая выставка, и она приурочена к 40-летию творческой деятельности.


[Spoiler (click to open)]
Хорошо, что персональная – седьмая: нет предательского страха дебютанта «а вдруг не понравится зрителю», зато есть прекрасный повод для показа новых работ. На выставке представлены иллюстрации к классическим произведениям, к сказкам разных народов, сделанные в последнее десятилетие, а также станковые листы графики на тему трансформации форм и интерпретации мифологем.
Экспозиция отмечена четкой конструктивностью. Она разделена на две части: книжная иллюстрация и оригинальные рисунки. Информации предоставлено более чем достаточно, но возникло настойчивое желание встретиться с автором и поговорить.

С Сергеем Цедиловым мы знакомы почти сорок лет, но не сказать, что коротко. Он обладает располагающей улыбкой и дружелюбной внешностью. Только недавно выяснилось, что художник – летний человек, родился летом, наверное, потому полно летних тем в его иллюстрациях.
Мы встретились во второй половине дня в помещении выставочного зала Союза художников и начали разговор, перебивая друг друга; вот что значит – из одного поколения. Вспоминали всё-всё. Начали беседовать о родителях, оказалось, они – участники войны (мама – лейтенант артиллерии), соответственно, он – сын победителей. После Победы обосновались в Куйбышеве, на Безымянке. В семье родилось трое детей, а поскольку его мама по профессии детский педагог, все дети стали читающими людьми.
«Читать я научился в пять лет, потом родные записали в нашу районную библиотеку. Там зимой топилась печь, и мне до сих пор не забыть непередаваемый аромат прогорающих дров, смешанный с запахом старых и новых книг».
Все те, кто живет на Безымянке, центр называют – Город. И существует выражение: поехать в Город. Когда Сергею было десять лет, отец взял его в Город, там на улице Ленинградской мальчик увидел магазин «Букинист» и развалы книг. Это настолько поразило, что приобретение книг стало насущной потребностью, страстью.
«У меня старший брат играл в футбол, а я постоянно рисовал. Мама спросила: «Хочешь учиться?» Я сказал: «Хочу». Знакомый родителей художник Анатолий Песигин посоветовал отдать в меня изостудию на улице Революционной, которой руководил Евгений Петрович Иванов, майор авиации. Он поставил передо мной куб, конус, цилиндр и молоток. Я старательно все нарисовал, но карандаш был чересчур мягкий – получилось неряшливо. А руководитель сказал: «Все сделал правильно». Меня так пронзило, это было осознание, что я обучаем».
Три года он проучился в изостудии, а потом поступил в Первую детскую художественную школу. Поскольку в изостудии и в школе все дети работали гуашью, акварелью, так надолго и осталась привязанность к графическим техникам. Его группа была первым выпуском у Вениамина Михайловича Клецеля, который очень ответственно и заботливо опекал детей и учил любить бубнововалетную живопись Петра Кончаловского.
Общее чувство неравнодушного единения проявляло само время. Сергей Георгиевич с теплом вспоминал свой двухэтажный дом на Безымянке, который построили пленные немцы, общий двор, где все семьи отмечали праздники, и дни рождения, и проводы в армию. С особым трепетом – 9 мая 1965 года, когда впервые торжественно страна отметила День Победы.
После Детской художественной школы, которую в начале 60-х годов основал морской офицер Григорий Ефимович Зингер, наступил черед Сергею Цедилову учиться в художественном училище, которое в 1973 году стараниями того же Зингера распахнуло двери в Куйбышеве. Сейчас это художественное училище имени К. С. Петрова-Водкина.
«Училище только открыли. Нашему, первому, выпуску в этом году исполнилось 45 лет. Педагоги были замечательные, отзывчивые люди. Но не хватало даже реквизита для натурных постановок натюрморта, где могли, мы собирали сами и приносили в классы. Не было методичек и какой-то установившейся программы. В большей степени учились друг у друга».
И всегда, где бы ни находился студент Сергей Цедилов, в том числе на занятиях по истории искусства, он рисовал книжные иллюстрации. Однокурсники помнят его как мальчика с книжкой в руках – неотъемлемая черта облика. Книги в большом количестве заполняют его дом, книги – отдельный предмет для разговора.
Жизнь сложилась так, что после окончания училища он работал много лет в производственных мастерских Художественного фонда.
В 2001 году художник уехал в Москву и пять лет работал главным художником издательства «Академкнига/учебник». На выставке представлены форзацы к учебнику Натальи Александровны Чураковой «Литературное чтение» (2001) в карандашной технике. Интересно было узнать, что наша коллега, в прошлом сотрудница Самарского художественного музея, написала школьный учебник. Об этом периоде художник говорит как о замечательной возможности работать с авторами, методистами.
После возвращения из Москвы он был в свободном поиске. Позднее узнал о наборе в Самарский государственный институт культуры, поступил и в 2014 году с отличием окончил факультет современного искусства и художественных коммуникаций.
***
Еще мы беседовали с художником о мечтах. Обнаружилось, что он мечтал быть художником-мультипликатором, даже пробовал поступать в институт кинематографии. Оказалось, оба наперечет знаем шедевры анимации Хаяо Миядзаки, любим «Ходячий замок» и очень ценим российских художников – мастеров анимации.
Знаменитый мультфильм «Заколдованный мальчик» по сказочной повести Сельмы Лагерлеф «Чудесное путешествие Нильса с дикими гусями» спровоцировал Сергея на создание иллюстраций к замечательной книге. Они четко выделяются на выставке, почти монохромны, помимо красочной обложки, выдержаны в серовато-голубой тональности, как гризайль.
Нельзя сказать, что художник тяготеет к неярким цветам. Белорусские сказки «Два глупых котенка», «Лиса и лапоть», еврейская сказка «Мудрый мальчик» насыщены яркими красками, полны солнечных бликов и жизнерадостного настроения. А вот иллюстрации к книге «Огородная сказка» Валентина Брагина в силу скудных возможностей того времени не отличаются красочностью, но нисколько не теряют выразительности.
Вторая часть выставки – фантасмагорическая. Большие листы заполнили формы, преобразующие пространство листа и восприятие зрителя. Символы и знаки, архаика, мифология и этнография, все переплетенное и завязанное в один единый узел, все выглядит в высшей степени экспрессивно и абсурдистски. Органическое и неорганическое, все исполнено с использованием угля, белил и карандаша, реальное и нереальное, сюрреалистическое, все хорошо ложится на тексты современного литературного абсурда.

В беседе с автором мы вспомнили произведения Дмитрия Липскерова. Я читала только «Последний сон разума», а он прочел все его романы. Потом он посоветовал почитать книгу Донны Тарт «Щегол» (буду дочитывать) и посетовал, что не с кем обсуждать прочитанные книги. Быстро обменялись новостями в книжной сфере и именами открытых писателей.
Времени для беседы, в которой бы обсуждались судьбы книжной графики, не хватило. А было бы интересно. Повсюду увеличивается ассортимент книг, идет борьба за тиражи, но все это ведет к обеднению художественности в издательском деле. Книга стала продуктом потребления. Для большинства изданий оформление книги свелось к созданию завлекательной и многозначительной обложки. А ведь книга не только литература, но и зрелищный театр, который помогает восприятию текста.
Искусствовед Александр Каменский образно отметил: «Книга, прекраснейший цветок человеческой культуры, сочетает в себе многие творческие начала. Текст – ее душа. Но есть тело книги, материя зрительного воплощения».
Воплощение книги в изобразительном пространстве – соотношение шрифта, цвета, формата – это очень тонкое искусство. Оно требует души, руки и глаз художника. Книга Михаила Куншта «Сказы о Руси» потребовала зрительные композиции, отвечающие колориту произведения. Сергей Георгиевич Цедилов в 2011 году сделал красочные иллюстрации к ней, он с юных лет понимал, что книгу не только читают, но еще и смотрят, даже когда она раскрыта и просто лежит в комнате. Мы оба вспомнили, как в детстве любили картинки из книг серии «Библиотека приключений». Мало кто отдает отчет, что эмоциональное воздействие на человека производит не только чтение, но и внешний облик, декоративная основа.
Уместно ли говорить, что в современном мире стандартизации книжная иллюстрация потихоньку угасает? Она уходит из книги для взрослых, только в детской литературе художники продолжают создавать зрительные образы, параллельные тексту. Важно помнить, что иллюстратор ищет какие-то привязки в своем личном опыте – без них даже неуемная фантазия не пробьет дорогу к литературному образу – и опирается на наследие отечественной школы книжной графики. Таков художник Сергей Цедилов.
Персональная выставка Сергея Георгиевича Цедилова наполненной экспозицией вызывает чувство удовлетворения: видно, что в период, когда книгу отдают во власть рыночного конвейера и рыночного шаблона, сохраняется и развивается одна из важнейших традиций мировой культуры.

* Член Ассоциации искусствоведов России, член Союза художников России.

Опубликовано в «Свежей газете. Культуре» от 19 апреля 2018 года, № 5 (135)