July 8th, 2021

Камо грядеши?

Виктор ДОЛОНЬКО

Похоже, самарская культурная политика определилась с дорогой, по которой она будет идти ближайшие несколько лет: это «ориентация на развитие туризма». Ни одного дурного слова по поводу этого выбора, в принципе. Не смущает даже то, что этот выбор сделан тогда, когда рынок туристских услуг колотит на фоне пандемии. Но есть несколько вопросов, на которые я не нахожу ни ответа, ни «ответчика», который мог бы компетентно на них ответить.

[Spoiler (click to open)]
Первый вопрос – самый простой: чем в результате этого выбора прирастет собственно самарская художественная культура? На фоне развития разнообразных логистических структур и контрактов с гастролерами, которые «заехали на час», не принято, по сути, ни одного решения, способствующего выходу из глубочайшего кризиса, в котором оказались на сегодняшний день практически все театрально-концертные предприятия Самары и Самарской области. Кризиса финансового и кризиса творческого. Кризиса, обусловленного как объективными обстоятельствами (носящими, будем надеяться, кратковременный характер) и не самыми удачными кадровыми назначениями, так и системными ошибками.
Главное в системных бедах – отсутствие в регионе квалифицированного зрителя и притока квалифицированных «мастеров культуры». Говоря по-простому – в общеобразовательных, средних специальных и высших учебных заведениях отсутствуют циклы дисциплин, направленные на «воспитание чувств», а в губернии – какие бы то ни было институции, готовящие кадры для театров, филармоний и т. д., и т. п.
Без этого нет ни высокой культуры, ни низкой – никакой. И тогда второй вопрос: можно ли средства, оставляемые в Самаре туристами, аккумулировать на создание культурной атмосферы? Нет, нельзя. Их увезут с собой те акторы, которые напели, натанцевали, на канатах находили для услады гипотетических туристов. А местные – «поди-принеси» или подпой-подтанцуй, но тогда только бесплатно. Кроме узкой группы менеджеров. Позвольте, это же путь к «банановой республике», скажете вы! Но и в них не всё завершается так, как задумывалось. Почитайте историю Кубы на досуге.
И, наконец, третий вопрос, самый болезненный: почему вы считаете, что к нам кто-то будет ездить регулярно? Что у нас есть им предложить? Великую русскую реку, которая усилиями Глеба Максимилиановича Кржижановского начинает цвести уже в начале июля? Легендарное волжское гостеприимство?
Вот несколько слов о гостеприимстве. Был мундиаль. Привели город в порядок? Нет. В порядок привели гостевые маршруты, те, что напоказ, а в остальном – как жили в грязи, так и продолжаем жить. Это очень напоминает свадьбу, которую затеял Карандышев с Ларисой Огудаловой: пригласил гостей и на бутылки с дешевым пойлом наклеил этикетки дорогих вин. Гости посмотрели на это лицемерие и разошлись. Навсегда.
Гости – они очень хорошо чувствуют фальшь, когда хозяева живут двойной жизнью: одной, счастливой, – напоказ; другой, с множеством нерешенных проблем, – внутренней. Можно проблемы решить с помощью туризма? Нет. И проблемы в данном случае не столько логистические, сколько психологические.
***
Повторяю: решение есть, если, конечно, задуматься не только о «вершках и корешках». 22 года назад культурологи Франсуа Матарассо, Чарльз Лэндри написали работу «Как удержать равновесие? Двадцать одна стратегическая дилемма культурной политики». Блестящая и не потерявшая актуальности работа. Авторы ее совсем не против того, чтобы сосредоточиться на первых порах на финансировании туристического сектора для того, чтобы в дальнейшем озаботиться нуждами аборигенов.
Но нельзя вырывать из этой работы только одну дилемму. Без ответа на вопрос: что есть культура как образ жизни? Самодостаточна ли она или культура есть инструмент развития общества? Кто важнее: творческий работник или управленец? И может ли государственный чиновник без совета с экспертами, а иногда и с обществом в целом, определять, что этому обществу «интересно», а что – нет?
Вопросов много, ответов нет.

Опубликовано в «Свежей газете. Культуре» от 8 июля 2021 года, № 14 (211)

Музыка на сопках Маньчжурии

Игорь ВОЩИНИН *
Фото предоставлены департаментом культуры и молодежной политики администрации г. о. Самара

Взаимоотношения с жанром духовой музыки у каждого складываются по-своему. Детство автора проходило в Куйбышеве в коммунальной квартире в двух кварталах от старого, деревянного, но изящного речного вокзала. Именно с ним у меня и ассоциируется музыка духового оркестра.

В 40–50-х годах Волжское пассажирское пароходство было очень развитым, и летом через открытые окна квартиры я постоянно слышал громкое вокзальное радио: «Внимание! С причала № 3 отправляется пароход, следующий вниз до Астрахани (или вверх до Москвы, Ярославля)». Вслед за этим как приветствие обязательно звучала запись легендарного марша «Прощание славянки», давно ставшего символом жанра духовой музыки. И эта процедура повторялась ежедневно до десяти раз. Так что часть моего детства проходила исключительно под духовой оркестр. А рядом, на Некрасовской, в клубе швейников – ныне театре «Камерная сцена» – по выходным выставлялся фанерный щит: «Вечер танцев. Играет духовой оркестр».


[Spoiler (click to open)]
Но со временем построили новый современный комплекс речного вокзала, на месте старого на Некрасовском спуске появилась прекрасная набережная, а па-де-катр и танго «Брызги шампанского» сменили рок-энд-ролл и твист. Духовые оркестры остались разве что в штате конвойного полка и пожарной службы, хотя «Марш энтузиастов» продолжал звучать на первомайской демонстрации, а траурный марш Шопена стал воистину бессмертным кодом погребальной церемонии. Духовой оркестр продолжал жить с функциями военной маршевой музыки, но сопровождал воинские и гражданские ритуалы и торжественные церемонии.
В разные годы в духовой музыке звучали и сочинения известных композиторов-академистов. Можно вспомнить Верди, Мясковского, Стравинского, Хиндемита, Мийо, хотя для них это были всего лишь эпизоды творчества. Но духовой оркестр – это всегда ярко, радостно, красиво, и одновременно этот музыкальный жанр едва ли не самый демократичный вид музицирования. Тем не менее духовой жанр начал отходить на второй план, становиться прикладным. Спал его бум, резко уменьшилось и количество музыкальных коллективов.
Но в конце ХХ века духовая музыка стала входить в большое искусство. Вспомнили, что она имеет эмоциональную силу воздействия на человека, помогает глубже проникнуть в его мысли и чувства, а духовой оркестр обладает огромными выразительными возможностями. Появились новые высокопрофессиональные коллективы, и вполне стало можно говорить о возрождении жанра.
***
В этот благотворный процесс включилась и Самара. И нужно отметить, что в рядах активистов движения у нас в городе оказалось немало высоких профессионалов. В институте культуры благодаря стараниям профессора Анатолия Майорова была создана кафедра духовых инструментов, много сделали музыканты и организаторы Михаил Куликов, Владимир Гузиев, Геннадий Крючков, Михаил Олейников, а профессор СГИК доктор искусствоведения Дмитрий Дятлов написал книгу об истории духовой музыки в Самаре.
В 1992-м было создано бюджетное учреждение городского округа Самара «Духовой оркестр» – лидер в процессе развития и популяризации жанра. Бессменный художественный руководитель и главный дирижер оркестра – опытный музыкант, заслуженный артист Самарской области Марк Львович Коган, а оркестр находится под постоянным вниманием и заботой департамента культуры и молодежной политики Администрации городского округа Самара. Муниципальный оркестр всегда среди активных организаторов и непосредственных участников больших музыкальных праздников. Один из них – Всероссийский фестиваль духовых оркестров «НА СОПКАХ МАНЬЧЖУРИИ» – в конце июня прошел в Самаре с приглашением известных коллективов всей страны.

И это не случайно. Ведь именно в Самаре в Струковском саду 24 сентября 1908 года впервые прозвучал знаменитый вальс с таким названием. Причем его исполнением дирижировал автор, капельмейстер 214-го Мокшанского пехотного полка Илья Шатров. Вальс был посвящен памяти воинов полка, которые в ходе русско-японской войны 11 дней вели кровопролитные бои под Мукденом и почти все погибли.
В 1906 г. оставшиеся в живых вошли во вновь сформированный полк, который разместился в Самаре. Участник того сражения Илья Шатров был награжден орденом Святого Станислава с мечами и, находясь в Самаре, закончил работу над вальсом.
С установлением Советской власти вальс какое-то время трактовался как символ царизма и белогвардейщины и практически не исполнялся. Он вновь стал популярным в 1945-м, когда уже в ходе Второй мировой войны советские войска громили японскую армию, в том числе и в районе Мукдена. 66-летний Илья Шатров вновь руководил военным оркестром теперь уже танкового полка.
В историю музыки Шатров вошел как знаменитый автор одного произведения, хотя количество самых разных исполнительских версий мелодии и сделанных во всем мире ее звукозаписей подсчитать невозможно. Популярность вальса стала фантастически огромной!
***
К сожалению, в Струковском саду не состоялось намеченное на дни июньского фестиваля открытие скульптуры «На сопках Маньчжурии». Познакомиться с работой Николая Куклева и Алексея Панина жители Самары смогли пока только по фотографиям, но состоявшийся праздник духовой музыки в целом прошел успешно.
Он начался с бравурных звуков, под которые все участники прошествовали по набережной Волги от Первомайского спуска до склона площади Славы. Праздничный марш-парад прерывался персональными плац-концертами. Участниками парада стали, конечно, и очаровательные мажоретки в красивых ярких костюмах и киверах, которые с барабанами грациозно вышагивали во главе шествия. Девушки не скрывали собственного удовольствия от происходящего, хотя на фестиваль они приехали из Уфы и Сургута.

Вечером в пяти городских парках, на набережной Волги и на площади у ДК «Нефтяник» в Куйбышевском районе состоялись концерты с участием 11 оркестров, а в парке имени Гагарина – концертная программа детско-юношеских духовых оркестров области. Завершился фестиваль пятичасовым гала-концертом на сцене склона площади Славы.
Самарская область на фестивале была представлена тремя коллективами: кроме муниципального оркестра Марка Когана выступали два духовых оркестра Росгвардии – из Самары и Тольятти.
Старейшим участником фестиваля оказался созданный в 1941 году оркестр из Перми. В 2015-м он получил статус краевого автономного учреждения культуры «Пермский губернский оркестр» и сегодня успешно сотрудничает со многими другими творческими коллективами, в том числе с балетной группой, которая показала яркий номер «Антре-кабаре». Оркестр активно гастролирует в России, побывал во многих странах Европы.
Созданный в 1993-м при Саратовской филармонии концертный оркестр духовых инструментов «Волга-Бэнд» в самарском фестивале уже участвовал. В прозвучавшей новой программе после фантазии на мелодии Дунаевского к оркестру добавился аккордеон с двумя виртуозными пьесами в исполнении Марии Селезневой. А завершилось выступление легендарным аргентинским танго «Эль Чокло».
Представленные участниками фестиваля программы были разными по характеру. Неоднократно выходивший на самарскую сцену Ульяновский государственный оркестр «Держава» показал новую программу, в которой инструментальные пьесы с элементами джаза чередовались с версиями академических хитов в исполнении талантливых вокалистов.
Особый успех у зрителей выпал на долю концертного оркестра «Урал-Бэнд» из Екатеринбурга. Среди собратьев по жанру он выделяется оригинальностью программ, каждая из которых – своеобразный шоу-спектакль. Свое выступление оркестр начал с известной bossa nova Куинси Джонса, после чего все музыканты на сцене танцевали и разыгрывали шутливые сценки. Оркестр уже дважды включали в книгу рекордов Гиннесса: за исполнение футбольного гимна составом из 600 музыкантов и за марш, который игрался во время спринтерской гонки музыкантов на лыжах. Художественный руководитель «Урал-Бэнда» – наш бывший земляк Александр Павлов. Окончив Куйбышевское музучилище, он продолжил обучение в Московской консерватории. Ныне, уже в звании полковника и заслуженного деятеля искусств России, Павлов руководит известным в разных странах мира музыкальным коллективом.
Знание тонкостей жанра и умение их широко использовать продемонстрировали музыканты Нижегородского губернского оркестра под управлением профессора, заслуженного артиста России Евгения Петрова. Начав с фантазии по симфонической поэме Рихарда Штрауса «Так говорил Заратустра», нижегородцы представили большую программу, в которой прослушивались и джаз, и ретро-музыка, и музыкальные вольности парижского кабаре, и патриотические песни о России. Причем отдельные оркестровые композиции сопровождались блестящими и талантливо исполненными номерами шоу-балета, а также интересным вокалом.
Интересную программу, в которой преобладала музыка современных отечественных композиторов, представил Концертный оркестр духовых инструментов Ростовской филармонии. Отдельно хотелось бы отметить сделанные мастерски и с широким использованием богатых тембровых возможностей большого инструментального состава аранжировки исполненных композиций.
***
Гала-концерт открыл муниципальный оркестр Самары, представивший программу, выдержанную в строгих канонах и критериях жанра, а завершал праздник Образцово-показательный оркестр войск национальной гвардии Российской Федерации с главным дирижером подполковником Аркадием Шмелевым. Мощной кульминацией Всероссийского музыкального праздника стало подлинно апофеозное звучание огромного сводного оркестра из 500 музыкантов. Дирижировал наш земляк, ныне – старший концертмейстер Центрального военного оркестра министерства обороны России Константин Чуйков.
Апофеозом же музыкального фестиваля стало исполнение сводным оркестром под управлением Марка Когана вальса «На сопках Маньчжурии» и торжественного марша Семена Чернецкого «Слава Родине!» с включением под торжественный звон колоколов фрагмента композиции Михаила Глинки «Славься!». Славица была всеобщей, поскольку и амфитеатр самой площади Славы гремел восторженными аплодисментами зрителей.
В Самару приехали известные в стране мастера жанра. Формата конкурса с выявлением лауреатов и дипломантов фестиваль не имел. В описании события можно было бы, конечно, сопоставить коллективы, сравнивая их техническое мастерство, чистоту интонации, отточенность музыкальной фразировки, развитость исполнительского дыхания музыкантов-духовиков, сочность и динамическое разнообразие звучания, но думаю, что делать этого не следовало. Вне сомнения, все участники фестиваля – талантливые музыканты, мастерски владеющие непростой и своеобразной спецификой жанра. Уверен, что при всем различии исполнительских манер, индивидуальных предпочтений в выборе программ их объединяло главное: мастерство, профессионализм и искренняя любовь к избранному жанру музыки.

Наверное, именно эти качества и сделали прошедший фестиваль подлинным праздником высокого искусства и для участников, и для зрителей, которые увлеченно жили в мире замечательной музыки. Откровенно признаюсь, автор сам был в восторге: фестиваль превратил меня в горячего любителя духовой музыки, поскольку открылось, что она может быть очень разной, интересной и талантливо исполненной.

* Член Союза журналистов и Союза профессиональных литераторов России.

Опубликовано в «Свежей газете. Культуре» от 8 июля 2021 года, № 14 (211)