June 27th, 2021

Нью-Васюки и компания

Рубрика: О языке

Татьяна РОМАНОВА *

Выражение «Нью-Васюки» вошло в русский язык как ироническое обозначение неосуществимых фантастических планов, однако его придумали не Ильф и Петров. В «Двенадцати стульях» Остап Бендер, пытаясь заработать на обед, успешно продает васюковцам план брендирования их уездного городишки с перспективой превращения его в «элегантнейший центр Европы, а скоро и всего мира», в результате чего «Васюки переименовываются в Нью-Москву, а Москва – в Старые Васюки». Нью-Васюки появляются в фильме Л. Гайдая (1971) как название космодрома. Это уже насмешка над провинциальным снобизмом.

Чувствуете разницу? Новоявленный брендмейкер использует название, построенное по калькированной модели, типа Нью-Йорк, а у Гайдая получается ироническая номинация за счет слишком большой стилистической разницы компонентов.
Смешение «французского с нижегородским» характерно также и для многих современных названий. Можно сказать, что это болезнь нашего времени, при этом довольно застарелая. Заимствование культурных традиций, начавшееся в XVIII в., на русской почве дает неожиданные плоды, что нередко приводит к возникновению дикой и странной смеси языков. Нередко гибридные номинации вызывают нежелательные ассоциации: «Ля труселя», «ВкусВилл», «Дикий сток», «Мирохенд».
Иногда, правда, смешение вполне оправдано целью создания иронии, как, например, в составе фразеологизма, характеризующего немецкий взгляд на российский способ ведения хозяйства: Дас ист раздолбайство!
В настоящее время лидирующие позиции в социально-стилистической иерархии языков занимает английский. Использование графики, лексики и синтаксических конструкций, характерных для английского языка, неизбежно отражается на очень многих сферах функционирования русского языка. Создаются и входят в повседневную речь различные чисто русские окказионализмы, которые могут быть даже непонятны носителям английского языка, например, шоп-тур, шоппингуй.
Широко используется латиница, обладающая социальной престижностью. Как результат, в номинациях фирм появляется транслитерация: магазин верхней одежды «VETRA NET»; игры со шрифтом: молодежный форум «iВолга», магазин «Хлебушек & макарошки», центр фотографии «Мастер & Маргарита»; смешение морфем: интернет-магазин «VSEXSHOP», «Воок’ля. Книги. Канцтовары. Игрушки».
При создании «гибридных» наименований целенаправленно сталкиваются принципиально разные национально-культурные пласты, образуя этнокультурный оксюморон: фестивали «Валенки Show»; «Halloween а-ля Русс», «Яйцефест» (Красная Горка); «Лапоть фест»; «КышДаКар-фест» в Казани.
Народные мнения в чатах по этому вопросу прямо противоположны. С одной стороны, полное отрицание: «Как-то корежит меня от всего этого: Юventa, Демидково Welcome, Славяновский Plaza. Лично для меня это все дурновкусие. Отрицание возможностей русской культуры. Типично провинциальная New-Васюковщина». А с другой – «Удачно поженили очень русское «Демидково» и иностранное, но всем понятное Welcome»; «Для нас, азиатов, иностранные слова звучат более премиумно».

* Кандидат филологических наук, доцент Самарского университета.

Опубликовано в «Свежей газете. Культуре» от 24 июня 2021 года, № 13 (210)

Смерть Одесского переулка

Армен АРУТЮНОВ *

В июне в Самаре были уничтожены сразу три деревянных дома по улице Арцыбушевской. Два из них сгорели, один снесли через несколько дней после пожара. Таким образом, в 86-м квартале, образованном улицами Арцыбушевской, Рабочей, Буянова и Одесским переулком, не осталось ни одной исторической постройки, за исключением трансформаторной подстанции в стиле модерн.

От «Ясной Поляны» до «Феникса»

Строительство высотного жилья в 86-м квартале началось еще в 2000-х. Возводившийся здесь жилой комплекс «Ясная Поляна» стал предметом многочисленных скандалов и уголовных дел. Обманутые дольщики, реальные сроки руководителей строительных компаний, замороженная стройка. Зачистить квартал от дореволюционного наследия планировали еще первые застройщики. Успели лишь частично. По словам экс-министра культуры Самарской области Ольги Рыбаковой, здесь находились три памятника архитектуры, два из которых были незаконно снесены.

Строительство ЖК «Ясная Поляна». Фото 2010 года

[Spoiler (click to open)]
Спустя много лет замороженный объект взялась достроить компания «Новый Дон». В архитектурное решение жилого комплекса, который стал называться «Фениксом», внесли изменения, но застраиваемая площадь осталась прежней, так что угроза уничтожения остатков ценного исторического квартала сохранялась.
Третий объект культурного наследия – Дом Быкова – исчез в январе 2017-го. Яркий пример деревянного зодчества и пристрой к нему уничтожили в новогодние праздники. «Форма и композиция завершений оконных наличников в Самаре весьма разнообразны, – отмечали исследователи. – Но чаще всего встречаются треугольные с разорванными или трехчастные с чуть выдвинутыми вперед карнизами, иногда с наклоном средней части, как на доме в Одесском переулке, 28».
За сносом бывшего дома Ивана Быкова последовали громкие заявления чиновников.
«В течение новогодних праздников был осуществлен снос выявленного объекта культурного наследия на углу Одесского переулка и улицы Буянова, что является нарушением федерального закона об объектах культурного наследия, – комментировал СМИ ситуацию заместитель руководителя управления государственной охраны объектов культурного наследия Самарской области Александр Аксарин. – Выявленные объекты находятся на государственной охране до решения о включении или об отказе во включении их в государственный реестр. Объект был зарегистрирован в списке выявленных, и снос его был запрещен. Более того, в 2016 году было составлено положительное заключение историко-культурной экспертизы, которое обосновывало включение здания в реестр в качестве объекта культурного наследия регионального значения».
В управлении государственной охраны уверяли, что в полицию направлено заявление о возбуждении уголовного дела по факту утраты объекта культурного наследия. Дело так и не завели, а позже в неофициальных беседах чиновники рассказывали об обещании застройщика воссоздать дом в другом конце квартала.

Сносы и пожары

Самарские градозащитники внимательно следили за судьбой оставшихся в 86-м квартале дореволюционных домов. Еще в начале 2021-го по улице Арцыбушевской стояли три расселенных дома.
В прошлом году «Том Сойер Фест» и Самарская сетевая компания привели в порядок трансформаторную подстанцию начала ХХ века на углу улиц Рабочей и Арцыбушевской («Свежая газета» писала об этом). Сооружение выполнено в стиле ар нуво. Несмотря на свой возраст и утилитарную функцию, сооружение сохранило значительную часть модернового декора. Самарское отделение ВООПИиК предлагало включить его в список ценных градоформирующих объектов исторического поселения. В числе кандидатов на включение в ЦГФО был и соседний с подстанцией дом по улице Арцыбушевской, 37. Во избежание разорения расселенного дома местные активисты заколотили окна и перекрыли все входы в него.

Пожар на улице Арцыбушевской, 35-37. Фото Анастасии Кнор

Поскольку список ценных градоформирующих объектов до сих пор не утвержден, никакой правовой защиты дом не имел. Только статус аварийного и подлежащего сносу, как и соседний дом по улице Арцыбушевской, 35. Директор по развитию «Нового Дона» Олеся Давидюк рассказала газете «Самарское обозрение», что компания планировала снос этих двух домов в июне. Но вместо этого 3 июня оба здания сгорели дотла. Площадь пожара составила 650 квадратных метров. К тушению пожара МЧС привлекло 62 человека.
Застройщик считает причиной пожара намеренный поджог и уже подготовил заявление в правоохранительные органы о возбуждении уголовного дела. Огонь не только уничтожил дореволюционные постройки, но и значительно повредил фасад жилого комплекса. Пострадали окна в квартирах, кондиционеры, вывески на первом этаже.
Через несколько дней после пожара был снесен третий и последний дореволюционный дом в квартале, располагавшийся на углу Одесского переулка и улицы Арцыбушевской. В 86-м квартале старых домов не осталось, как и во всем Одесском переулке.

«Нашествие домов-монстров»

Проблема сохранения исторической среды в Самаре в последние два года обострилась. Признание домов аварийными, сносы, поджоги... Самарское отделение Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры пытается остановить ковровую зачистку исторического центра. Процесс этот требует консолидированной работы разных городских, областных и частных структур, желание вести диалог, понимание необходимости сохранения исторического облика города. Нужна работа по отдельным объектам и кварталам, часто в ручном режиме.
Безусловно, одним из решений проблемы было бы принятие списка ценных градоформирующих объектов. Это сделало бы диалог более конструктивным, перевело бы его из области искусствоведения в юридическую плоскость. В отсутствие утвержденного списка ЦГФО и градостроительных регламентов исторического поселения в центре Самары творится бардак. Культурное наследие становится разменной монетой для бизнеса и политики. Для одних неопределенность – хороший повод лоббировать коммерческие интересы, для других – попытка заработать политические очки. Пора бы уже поставить в этом вопросе точку.
Ну и напоследок хочется процитировать слова главного защитника и популяризатора старой Самары Вагана Каркарьяна: «Резной оконный наличник, точнее очелье с восходящим солнышком, валялся в грязи недалеко от гусениц бульдозера, снесшего очередной старый самарский дом. Сквозь скрежет и лязг бульдозера я услышал: «Я был бы счастлив иметь такую изящную деталь на своем доме… Ведь это произведение искусства… Вывезти не разрешат…» В голосе и взгляде молодого миланского архитектора я почувствовал и упрек, и удивление. И подумал: то, что нужно иностранцам, не нужно нам. И еще вспомнилось: «Лицом к лицу лица не увидать, большое видится на расстоянье». Такой домовой резьбы на улицах старой Самары много. Пока много… Но при таком «нашествии» нынешних домов-монстров скоро не останется совсем».

Ваган Каркарьян. Дом Быкова

* Журналист, градозащитник, член совета Самарского регионального отделения ВООПИиК.

Опубликовано в «Свежей газете. Культуре» от 24 июня 2021 года, № 13 (210)