May 18th, 2021

О венграх древних и современных и о нас…

С Днем музеев, дорогие товарищи!

Дмитрий СТАШЕНКОВ *
Фото предоставлены автором

В Международный день музеев – 18 мая – в Самарском областном историко-краеведческом музее имени П. В. Алабина состоится презентация новой книги, посвященной истории древних венгров в Самарском Поволжье **.


[Spoiler (click to open)]
Книга была ожидаемой и неожиданной одновременно. Ожидаемой потому, что уже более 50 лет назад, в 1969 году, в Куйбышеве было выявлено первое захоронение кочевника мадьярского круга, а уже в юбилейном для города 1986-м археолог, доцент Куйбышевского государственного университета Галина Ивановна Матвеева уверенно заявила о том, что древние венгры в IX веке н. э. проживали на территории Самарского края.
С середины 1990-х памятники венгерского круга планомерно изучаются археологической экспедицией Музея Алабина. Накопленный материал рано или поздно должен был превратиться в книгу. А неожиданной книга оказалась потому, что только в конце 2020 года стало известно, что у областного министерства культуры появилась возможность профинансировать подобное издание в рамках программы «Развитие культуры в Самарской области на период до 2021 года».
В новой книге представлена информация об известных на сегодняшний день комплексах мадьярского круга из археологических фондов Музея Алабина, Самарского университета, Бузулукского краеведческого музея, а также о научных исследованиях, посвященных анализу материалов, свидетельствующих о пребывании древнемадьярских групп на территории Самарского Поволжья.
Почему же памятники эпохи раннего средневековья, которые историческая традиция связывает с древними венграми, или мадьярами, должны быть интересными для нас, живущих в Самарском регионе сегодня? Почему важно, что самарский участок Волги является одним из районов Волго-Уралья, где выделена серия разновременных комплексов мадьярского круга? Почему самарские материалы используют в своих работах не только российские, но и зарубежные исследователи? Например, венгерская Междисциплинарная исследовательская группа по истории и археологии Католического университета имени Петера Пазманя под руководством доктора Аттилы Тюрка реализует проект «Археологическое исследование контактов между Венгрией и Востоком».
***
Давайте попробуем разобраться.
Итак, венгры (самоназвание – мадьяры) – европейский народ, относящийся к угорской группе финно-угорской языковой семьи. В современной Венгрии проживает 9,5 млн венгров (всего в стране менее 10 млн жителей). Еще около 5 млн венгров живут в США, Румынии, Сербии, Словакии, Украине, России, Германии, Великобритании, Австрии, Чехии и Канаде.
Среди своих соседей на протяжении многих веков венгры выделялись языком, внешностью, образом жизни. Язык венгров без проблем понимают только родственные им народы – ханты и манси, живущие в 3 000 километров северо-восточнее Дуная. Этнографические детали свидетельствуют о том, что предки венгров некогда вели кочевой образ жизни, а историческая память напоминала мадьярам о том, что их прародина находится далеко на востоке, и только в начале IX века древние венгры отправились в долгое странствие, завершившееся в 895 году в центре Европы.

Реконструкция внешнего облика женщины-мадьярки по материалам Палимовского и Хрящевского погребений. Художник М. В. Клугман

Узнать о венгерской прародине и об их непростом пути на запад можно только по археологическим материалам. А они ведь не очень выразительны: далеко не в каждом регионе, в котором некогда побывали древние угры, обнаружены крупные курганные или грунтовые некрополи, а число памятников, на которых археологам посчастливилось раскопать богатые погребения с оружием, мужскими и женскими серебряными украшениями, настолько невелико, что их все можно пересчитать по пальцам. На территории современной Самарской области, например, археологам пока не удалось найти ни одного крупного древневенгерского некрополя. Так на чем тогда основываются утверждения о том, что Великая Венгрия, Magna Hungaria венгерских преданий, некогда располагалась и на Средней Волге?
***
Есть на севере Самарской области, на самой границе с Татарстаном, удивительное место. На берегах Большого Черемшана, у поселка под гордым названием «Пролетарий», на вершине одного из холмов в самом начале раннего средневековья появилось городище – укрепленное валом и рвом поселение. В начале 1990-х на его площадке начали разрабатывать карьер по добыче щебня, уничтоживший культурный слой археологического памятника на большой площади. Разработку карьера удалось остановить, и в 1995 году археологическая экспедиция Музея Алабина начала раскопки Пролетарского городища, продолжавшиеся с перерывами до 2010 года. За эти годы удалось узнать многое о древней истории региона, но, пожалуй, именно для истории древних венгров это небольшое поселение оказалось очень значимым. Судите сами: благодаря раскопкам Пролетарского городища удалось показать, что эта история была тесно связана с Самарским регионом на протяжении нескольких столетий.

Фрагмент сабли. Наконечники стрел. Железо, серебро. Погребение у с. Немчанка. Фрагмент экспозиции Музея археологии Самарского университета

Начнем по порядку – в соответствии с хронологией археологических древностей. Судя по нашим находкам, городище возникло не позднее рубежа IVV вв. Эта дата легко устанавливается благодаря находкам двух бронзовых ременных пряжек – такие пряжки бытовали очень короткое время, в гуннскую эпоху. Это было то время, когда в Поволжье появились кочевники-гунны, набиравшиеся здесь сил и постепенно превращавшиеся в тех могущественных гуннов, которые под предводительством Аттилы к V веку завоюют большую часть Европы. Вероятно, именно в составе гуннских отрядов на Среднюю Волгу из Западной Сибири и Зауралья попали и предки венгров – носители саргатской археологической культуры.
Чем мы это докажем? Тем самым массовым материалом, который для археологов является визитной карточкой древних культур, – керамикой, осколками разбитых в древности лепных сосудов. Посуда у каждого народа была своя: особой формы, со своим орнаментом, своими примесями – добавками к глине. Вот на Пролетарском городище найдена саргатская керамика и керамика ранней бакальской культуры, сформировавшейся к IV веку на территории Западной Сибири на основе саргатской. Лепные горшки никогда не были предметами торговли, и попасть куда-то они могли только с теми людьми, которые привыкли их изготавливать и пользоваться ими. Но на городище нам удалось найти и остатки своеобразной постройки – большого жилища каркасно-столбовой конструкции, характернейшего строения саргатской культуры. Тут уже сомнений быть не может: дома в эту эпоху строили именно те, кто в них потом жил. И жил именно в IVV вв.
Но, может быть, я слишком большое значение придаю этим находкам? Возможно, это был всего лишь эпизод, и венгры через несколько лет навсегда покинули эту территорию?
А вот здесь уже вступает в свои права помощница археологии – статистика. Простые подсчеты показывают, что разбитых сосудов было много, за короткое время они бы в таком количестве не появились. И позднее здесь горшки разбивались, только уже носителями других археологических культур – кушнаренковской и караякуповской, тоже связываемых с древними венграми. Только пришли эти люди не из Сибири, а с территории современной Башкирии, и жили они позднее – в VIVII веках. Таким образом, еще два столетия мы добавляем к истории мадьяр в Самарском Поволжье. А кушнаренковская керамика обнаружена и на Самарской Луке, при раскопках Карлинского селища (в окрестностях с. Рождествено), а значит, жили ранние мадьяры не только на берегах Большого Черемшана.
***
Должна ли была принципиально измениться ситуация в последующие столетия, в эпоху Хазарского каганата, границы которого в VIIIIX столетиях проходили в наших краях? Видимо, нет, и, похоже, хазары защищали свои границы и от венгров, располагавшихся на летние кочевья в волжском левобережье. С этими венграми связаны уже не только поселения (наиболее яркие из них – Пролетарское городище и селище Власть Труда), но и места погребений. Крупного некрополя, как я уже упоминал, пока найти не удалось, но отдельных захоронений обнаружено в настоящее время более десятка. По местам этих находок можно даже очертить кочевые маршруты отдельных семей или родственных групп.

Вид на Пролетарское городище

Смотрите, что получается: на протяжении половины тысячелетия в Самарском Поволжье постоянно оказывались разные группы населения, которые принадлежали к родственному древнемадьярскому кругу. Значит, территория эта рассматривалась древними венграми как собственное владение, освоенное многими поколениями предков. А значит, Magna Hungaria, Великая Венгрия, действительно могла здесь располагаться, и занимала она значительную территорию, была поистине Великой. И в настоящий момент именно в Самарском регионе мы можем проследить многие утерянные страницы венгерской истории, что и заставляет обращаться к самарским материалам не только российских, но и зарубежных, в первую очередь, венгерских ученых. Можно быть уверенными в том, что в ближайшие годы в результате совместных усилий самарских, казанских, пермских, московских, тюменских, уфимских, челябинских археологов, а также украинских, молдавских и венгерских археологов, лингвистов, палеогенетиков и историков мы получим новые материалы, которые свяжут прочными нитями народы, в настоящее время проживающие в разных уголках земного шара.

* Кандидат исторических наук, ученый секретарь Самарского областного историко-краеведческого музея имени П. В. Алабина.
** Сташенков Д. Древние венгры и их окружение в Самарском Поволжье: Каталог археологических коллекций. – Самара, 2020. – 120 с., илл.

Опубликовано в «Свежей газете. Культуре» от 13 мая 2021 года, № 10 (207)

Где стоять надгробию Клодта?

Аркадий СОЛАРЕВ *

Во время недавнего футбольного чемпионата по футболу многие гости Самары зачарованно останавливались возле нашего действительно уникального памятника архитектуры, занесенного аж в федеральный реестр, – домика Клодта. Восхищенно цокали языками, фотографировали и его, и себя на фоне особняка.

Дом этот, как все знают, больше походит на маленький замок, чем на обычный жилой дом начала ХХ века: флигели, башенки, изящные арки, необычная отделка фасада красно-коричневым и белым кирпичом, а также крыша в красно-белую шашечку. Именно из-за этих ярких деталей все дома, что стояли рядом, выглядели слишком строго и даже скучно. Возможно, именно из-за всех этих сказочных элементов дом Клодта сразу же после окончания его строительства прозвали «Теремком».


[Spoiler (click to open)]
Так что теперь снимки этого теремка, гармонично сочетающего древнерусское зодчество и мотивы средневековой Европы, разнеслись по всем странам, откуда к нам приезжали футбольные болельщики. А заодно и история этого сказочного особнячка, построенного в самом конце XIX века по проекту лучшего местного архитектора того времени Александра Щербачева.
Сначала, как водится, купец 2-й гильдии Иван Клодт обратился в самарскую городскую управу за разрешением о строительстве дома на своей же собственной земле. С получением разрешения на постройку столь оригинального здания в центре города тогда тоже были определенные трудности. Управа позволяла подобное только за определенные заслуги. Поэтому для ускорения получения разрешения на строительство особняка на своей же земле Ивану Клодту и его брату Карлу пришлось стать «благотворителями» – обеспечить самарскую управу сантехникой. По современным меркам это, конечно, взяткой считается, но тогда это, видимо, было в порядке вещей.
Так случилось, что именно накануне ЧМ-2018 самарские поисковики отряда «Крылья», которыми руководит Валерий Текучев, во время приведения в порядок воинских захоронений на городском кладбище на одной из заброшенных и неухоженных могил обнаружили надгробный памятник из черного мрамора. На нем высечено: «И. А. Клодтъ 1848–1904».

По углам надписи на надгробии следы от винтов, крепивших, скорее всего, бронзовую табличку, которую, очевидно, сорвали местные вандалы вместе с крестом в святые девяностые, когда не только цветмет, но даже и чермет был для них желанной добычей, о чем свидетельствуют отломанные со всех надгробий на воинских захоронениях звездочки. Вот и получается, что это надгробие не имеет никакого отношения к тому человеку, который лежит в такой заброшенной могиле.
Всехсвятское кладбище, на немецкой части которого в 1904 году был похоронен Иван Клодт, закрыто в 1926 году, а городское открыто только шесть лет спустя. Как же и когда его надгробие оказалось на теперешнем месте? Скорее всего, после закрытия Всехсвятского погоста, когда памятники растаскивались ушлыми самарцами и даже официально распродавались, кто-то из «мастеров ритуальных дел» прибрал до лучших времен очень эффектный и элегантный артефакт. И спустя годы предложил его кому-то для установки на первой линии уже городского кладбища с соответствующей табличкой, закрывающей первоначальную надпись. В то время эта линия предназначалась только для захоронения высокопоставленных усопших. Вот одному из них тогда, очевидно, и досталось клодтовское надгробие с фальшивой табличкой, спертой в 90-е…
То есть сейчас надгробие стоит на безымянной могиле, в которой неизвестно кто похоронен. Но так ли должно быть?
Нина Иевлева, до недавних времен бывшая директором музея «Детская картинная галерея», который с 1990 года находится в особняке Клодта, предлагает оставить могильный камень Ивана Клодта на городском кладбище, но поставить около него антивандальную табличку с кратким описанием истории и самого купца, и «путешествий» его надгробия. Кстати, Нина Васильевна рассказала и о том, что, по последним данным, Ивана на самом деле звали Генрих. Имя он якобы сменил тогда, когда по приглашению брата Карла переехал в Самару.
А вот у прихожан местной лютеранской общины другое мнение. Они предлагают перенести это надгробие с такой же табличкой, как предлагает Нина Иевлева, в парк Щорса. Именно там находился немецкий сектор Всехсвятского погоста, в просторечии «немецкое кладбище», где и был похоронен Иван Клодт. В результате хоть как-то будет увековечена память многочисленных самарских немцев, чьи могилы подверглись массовому сносу почти сто лет назад. Кстати, самарские лютеране считают, что на компенсацию предстоящих расходов могли бы скинуться наши многочисленные автодилеры, так как именно братья Клодты первыми в Самаре начали продавать автомобили.
Естественно, окончательно решать эту проблему должна Самарская городская администрация. Но она весьма незатейливо ушла в сторону, заявив, что нет никаких доказательств тому, что под найденным надгробием похоронен не Иван Клодт, а кто-то другой. Потому, дескать, и переносить надгробие не нужно.
А как думаете вы?

* Заслуженный работник СМИ Самарской области, лауреат премии Союза журналистов СССР, «Золотое перо губернии».

Опубликовано в «Свежей газете. Культуре» от 13 мая 2021 года, № 10 (207)